Церковный календарь
Новости


2018-10-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). По поводу обращенія МП къ Зарубежной Церкви (1992)
2018-10-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Ново-мученичество въ Русской Правосл. Церкви (1992)
2018-10-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Каноническое положеніе РПЦЗ (1992)
2018-10-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Письмо въ редакцію Вѣстника РХД (1992)
2018-10-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отрицаніе вмѣсто утвержденія (1992)
2018-10-14 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Протоколъ 103-й (14 марта 1918 г.)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 5-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 4-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Пятьдесятъ лѣтъ жизни Зарубежной Церкви (1992)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Измѣна Православію путемъ календаря (1992)
2018-10-12 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Тайна беззаконія въ дѣйствіи (1992)
2018-10-12 / russportal
Опредѣленіе Архіер. Собора РПЦЗ отъ 13/26 октября 1953 г. (1992)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Григорію мірянину (1908)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Василію патрицію (1908)
2018-10-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 3-я (1922)
2018-10-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 2-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 18 октября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 34.
Церковная письменность

Архіеп. Евлампій (Пятницкій) († 1862 г.)
СТРАСТНАЯ СЕДМИЦА СЪ ЛАЗАРЕВОЮ СУББОТОЮ И НЕДѢЛЕЮ ВАІЙ.
(Поученія съ субботы Лазаревой до Великой. М., 1853)

СЛОВО I. ВЪ СВЯТЫЙ ВЕЛИКІЙ ПЯТОКЪ.
О виновникахъ страданій и смерти Христовой.

Ониже излиха вопіяху, да протятъ будетъ (Матѳ. 27, 23).

Кто же такъ лихо, такъ злобно вопіетъ противу Тебя, Божественная Невинность, безконечная Благость, вѣчная Правда и Святость? Кто такъ жадно, такъ ненасытимо алчетъ смерти Твоей, и смерти крестной, поносной, Жизнь и Радость всѣхъ тварей?

Такъ вопіяли противу Тебя въ злобѣ своей Іудеи, возлюбленный нѣкогда народъ Твой, но и всегдашній противникъ Духу Твоему (Дѣян. 7, 57.), Іудеи чрезъ вѣроломнаго ученика Твоего Тебя купившіе, подъ предводительствомъ его со оружіемъ и дрекольми взявшіе, на беззаконномъ соборищѣ своемъ на поносную казнь осудившіе, и /с. 115/ наконецъ съ наглыми воплями крестной смерти Твоей у Пилата требовавшіе: ониже излиха вопіяху, да пропятъ будетъ.

Сребролюбіе Іуды послужило къ успѣшному началу, а человѣкоугодіе Пилатово къ конечному исполненію неистовыхъ устремленій ихъ противу Тебя, и Ты безцѣнный, въ Коемъ всѣ сокровища премудрости и разума сокровенны (Кол. 2, 3), за цѣну раба проданъ; Ты, Святый Божій, какъ Богохульникъ, избитъ, поруганъ, осужденъ; Ты, ненавидящій беззаконія, какъ злодѣй, пригвожденъ ко кресту, и вмѣненъ съ беззаконными.

Небо зрѣло на земли ужаснѣйшее злодѣяніе человѣческое, — Богоубійство, и обложилось тьмою; земля тяготѣла подъ бременемъ злобы человѣческой и отъ несносной тяжести потряслась въ своихъ основаніяхъ; камни ощущали жестокосердіе человѣческое и распались.

Но для чего, Ты, оклеветанная Невинность, возненавидѣнная Истина, умерщвленная Святость, чрезъ столько вѣковъ представляешься еще и чувственно и мысленно предъ взоры наши въ томъ же печальномъ состояніи, до какого довела Тебя злоба Іудеевъ? Не даешь ли Ты намъ чувствовать, что всѣ мы, не только по общей грѣховности естества нашего, вмѣстѣ съ главными виновниками виноваты въ Твоихъ страданіяхъ и смерти; но даже и нынѣ всѣ и каждый въ особенности, самъ собою, собственными своими дѣйствіями, какъ невѣрный ученикъ, предаемъ Тебя врагамъ Твоимъ, какъ неблагодарный, недостойный /с. 116/ народъ Твой, осуждаемъ Тебя и, подобно Пилату, отдаемъ на пропятіе?

Страшно, ужасно быть въ числѣ Богоборцевъ и Богоубійцъ. Почему стóитъ всего нашего вниманія разсмотрѣть при семъ обличительномъ для неправдъ человѣческихъ образѣ страждущаго Іисуса: не бываемъ ли и мы нынѣ виною страданій и смерти Господа Іисуса, а слѣдовательно и мы не въ числѣ ли дѣйствительныхъ враговъ Его?

Не будемъ удивляться тому, что и нынѣ можно быть виною смертельныхъ страданій Безстрастнаго и въ вѣчной славѣ безсмертно Царствующаго Іисуса. Доколѣ Онъ не покоритъ подъ ноги Свои враговъ Своихъ, дотолѣ въ небесной истинѣ Своей, которою борется съ нашимъ противленіемъ, и въ вѣрныхъ Своихъ, которыми свидѣтельствуетъ о истинѣ Своей, будетъ и гонимъ, какъ нѣкогда Самъ съ небеси возвалъ къ Савлу: Саѵле, Саѵле что мя гониши (Дѣян. 9, 4.); будетъ и распинаемъ такъ какъ, по слову Апостола, дѣйствительно есть второе распинающіе Сына Божія и попирающіе (Евр. 6, 6. 10, 29.) Посему если и мы также поступаемъ съ истиною Хрістовою и съ вѣрными свидѣтелями истины Хрістовой, какъ поступали съ Самимъ Хрістомъ главные виновники страданій и смерти Его: то и мы также бываемъ виною страданій и смерти Хрістовой.

Кто же главные виновники страданій и смерти Хрістовой, и какъ они поступили со Хрістомъ? Трое главныхъ виновниковъ страданій и смерти /с. 117/ Хрістовой: Іуда, Іудеи и Пилатъ; посему и троякое особенно видимъ дѣйствіе страстей въ дѣйствіи Богоубійства. Въ Іудѣ дѣйствовало корыстолюбіе, въ Іудеяхъ зависть и злоба, въ Пилатѣ слабодушіе и человѣкоугодіе. Разсмотримъ сіи Богоубійственныя дѣйствія и по онымъ изслѣдуемъ и собственныя дѣйствія наши: не предаемъ ли, не осуждаемъ ли, не распинаемъ ли и мы Іисуса?

Часть I.

Что ми хощете дати, и азъ вамъ предамъ Его (Матѳ. 26. 15), приходитъ сребролюбивый ученикъ къ Архіереямъ, предлагаетъ имъ услуги свои въ споспѣшествованіи злому намѣренію ихъ о погубленіи Іисуса, условливается съ ними о платѣ за свое предательство, получаетъ тридцать сребренниковъ, ищетъ удобнаго случая предать (ст. 16.) и предаетъ Іудеямъ льстивымъ лобзаніемъ Учителя и Господа своего.

О! Избави насъ, Господи, Іудина окаянства. И кто бы изъ насъ не ужаснулся открыто за мзду продать Хріста, неоцѣненное сокровище неба и земли? Но вникнемъ глубже въ дѣйствія свои и посмотримъ: сіе корыстолюбивое условіе: что ми хощете дати и азъ вамъ предамъ Его, не служитъ ли для многихъ изъ насъ правиломъ самыхъ повидимому добрыхъ побужденій и дѣйствій, а вмѣстѣ и неисчерпаемымъ источникомъ предательствъ Хріста и истины Хрістовой?

/с. 118/ Дѣйствительно растлѣнная природа наша такъ заражена своекорыстіемъ и самоискательствомъ, что мы часто дѣлаемъ и доброе для Бога, для людей, для себя, по корыстолюбивому уговору о мздѣ и платѣ. Намѣреваемся приняться за постъ, за молитву, за дѣла благочестія, хотимъ оказать требующему подаяніе, слабому защиту, бѣдствующему помощь, рѣшаемся совершить въ сокровенности отъ взоровъ человѣческихъ тайныя дѣла самоотверженія, — во всѣхъ сихъ случаяхъ лукавое своекорыстіе наше, еще до начатія дѣла, ведетъ уже свои переговоры, что ми хощете дати, и вступаетъ въ ряду то съ Богомъ о душевныхъ и тѣлесныхъ благахъ, то съ людьми, въ чаяніи себѣ похвалъ и славы, то съ внутреннимъ чувствомъ самоуслажденія, требуя отъ него самохваленія и самооправданія. Корысть и самоискательство, примѣшиваясь ко всѣмъ нашимъ мыслямъ и расположеніямъ, и во взаимныхъ отношеніяхъ заставляетъ насъ видѣть и искать самихъ себя, и мы часто для того хвалимъ другихъ, чтобы самимъ быть хвалимымъ; если кому даемъ, то чтобы самимъ лишне воспріять; если кому служимъ, то чтобы вящше намъ служили. Такимъ образомъ и въ самыхъ лучшихъ дѣйствіяхъ своихъ мы не что иное, какъ корыстолюбцы и наемники, которые вмѣсто того, чтобы во всемъ искать единственно воли и славы Божіей, пользы и спасенія ближайшихъ нашихъ, славу другъ отъ друга пріемлемъ (Іоан. 5, 44), а славы, яже отъ единаго Бога, не ищемъ, и ищемъ всѣ токмо своихъ си (Фил. /с. 119/ 2, 21), а не яже Хріста Іисуса. А при таковыхъ расположеніяхъ далеко ли мы отстоимъ отъ Іудина предательства? Лишь только чаемая корысть измѣнитъ нашимъ ожиданіямъ: то и мы, подобно Іудѣ, который подъ предлогомъ попеченія о нищихъ, обнаружилъ ропотъ въ разсужденіи изліяннаго Маріею на главу и ноги Іисусовы драгоцѣннаго мѵра, какъ напрасной потери, и мы при неудачахъ подъ разными предлогами ропщемъ на Бога, ближнихъ нашихъ и собственную участь.

Нечего намъ и спрашивать, кто изъ насъ особенно предаетъ Хріста: еда азъ, еда азъ? Дабы видѣть, какъ мы всѣ самымъ дѣломъ измѣняемъ Хрісту и каждый за свою корысть предаемъ Его: то приведемъ на память тѣ случаи, когда льстивые соблазны и искушенія, поставляя духъ нашъ, блюдущій въ себѣ истину и правду Хрістову, въ противоборство плоти и страстямъ, открывали намъ нарочитые опыты защищать Хріста, сражаться за Хріста: и такимъ образомъ свидѣтельствовать вѣрность свою Хрісту. Чтоже? Когда похоть плоти льстивыми своими искушеніями разставляла сѣти для невинности и чистоты нашей, отражали ли ее мужественнымъ, богобоязненнымъ гласомъ Іосифа: како сотворю глаголъ злый сей, и согрѣшу предъ Богомъ? (Быт. 39, 9.). Когда похоть очесъ блескомъ злата и серебра затмѣвала свѣтъ истины и правоты въ совѣсти нашей, отвѣтствовали ль мы не словами только, но дѣйстви/с. 120/тельнымъ безкорыстіемъ на обольстительныя обѣщанія міра: Аще ми дастъ Валакъ полну храмину злата и сребра, не могу преступити слова Господа Бога, еже сотворити то мало или велико въ разумѣ моемъ? (Числ. 22. 18.). Когда гордость житейская высотою земнаго величія и славы обольщала насъ измѣнить смиренію и кротости Хрістовой, то, презирая призраки, изволяли ли мы, подобно Моѵсею, паче страдать съ людьми Божіими, нежели имѣти временную грѣха сладость (Евр. 11, 24. 25.). Ахъ! вспомнимъ: мы не только при нападеніи сильныхъ искушеній не противились страстямъ нашимъ, но часто даже сами произвольно изыскивали и изыскиваемъ средства къ постыдному удовлетворенію онымъ: многократно жертвовали сладострастію своею невинностію, корыстолюбію правотою долга и совѣсти, честолюбію славою Божіею, благосостояніемъ ближнихъ нашихъ и самыми священнѣйшими узами родства и дружбы. Посему при каждомъ беззаконномъ дѣлѣ содѣваемомъ нами съ попраніемъ совѣсти, долга, истины Хрістовой, текли и течемъ съ Іудою къ Іудейскому — беззаконному сонмищу міра, договариваемся съ нимъ о цѣнѣ, что ми хощете дати, и, удовлетворяя неистовству страстей нашихъ, продаемъ Безцѣннаго на суетной цѣнѣ капли меда, — горсти блестящаго праха, пустаго призрака славы, и обременяемъ себя тяжкимъ грѣхомъ предательства Хріста и правды Хрістовой.

/с. 121/

Часть II.

Послѣ Іуды, послужившаго ужаснымъ орудіемъ злобы діавольской въ преданіи Іисуса Іудеямъ, Іудеи, частію простой народъ, дѣйствовавшій по невѣжеству и наущенію, а болѣе Книжники и Фарисеи, дѣйствовавшіе по злоумышленію противу Іисуса, — Князи и Старѣйшины Іудейскіе были главные виновники и осужденія и всѣхъ страданій и самой смерти Господа Іисуса. Безумно завидуя Божественному величію Іисуса, по которому Онъ училъ и творилъ все со властію, предъ которою изчезала вся суетная важность Книжниковъ и Фарисеевъ, ненавидя святаго ученія Его, не совмѣстнаго съ плотскими понятіями ихъ, злобствуя на Него за обличеніе лицемѣрія, — ложной праведности и сокровенныхъ пороковъ ихъ, Іудеи, — Книжники и Фарисеи во всю жизнь Іисуса и въ словахъ и въ дѣлахъ преслѣдовали Іисуса. Но не могши ни въ чемъ уловить Божественнаго Праведника, наконецъ составляютъ единодушный совѣтъ непремѣнно, какъ бы то ни было, погубить Его: совѣщаша, да Іисуса лестію имутъ и убіютъ (Мат. 26, 34,). И посредствомъ вѣроломнаго ученика во время ночи тайно съ оружіемъ и дрекольми взяли Іисуса на беззаконное судище свое, чрезъ нарочныхъ лжесвидѣтелей оклеветали въ небывалыхъ преступленіяхъ, какъ за дѣйствительныя осудили, и въ слѣдъ за тѣмъ какъ уже уличеннаго преступника покрывъ вся/с. 122/каго рода поруганіями и безчестіемъ, представляютъ Пилату; и то клеветою, то угрозами, то явнымъ насиліемъ принудивъ Пилата привести въ дѣйствіе опредѣленіе свое, распинаютъ Божественную Невинность, Правду и Святость, — Іисуса.

Вотъ что дѣлаетъ раздраженное самолюбіе. Изъ огорченія перераждается въ негодованіе и зависть, изъ зависти во вражду, изъ вражды въ злобу, а злоба, сіе адское порожденіе, дотолѣ не успокоится, доколѣ не убіетъ и не погубитъ, или по крайней мѣрѣ насильственно не удалитъ отъ взоровъ своихъ ненавидимый предметъ, кто бы онъ ни былъ, хотя бы это былъ Праведникъ, хотя Святый Божій и истинный другъ самыхъ злобствующихъ. Они же возглашаху глаголюще: распни, распни Его.

Избави насъ, Господи, отъ окаянства и злобы Іудеевъ, какую они показали противу Тебя!

Но, Хрістіане, испытаемъ самихъ себя, не гнѣздится ли въ комъ изъ насъ злоба, сіе адское изчадіе, не вовлекаетъ ли и насъ въ преступленія, подобныя преступленіямъ Іудеевъ? Внемлемъ: есть у каждаго изъ насъ своя особенная болѣзнь самолюбія, своя любимая страсть, составляющая главнаго движителя нашихъ дѣйствій. Мы бываемъ спокойны, доколѣ никто ни чѣмъ противнымъ не коснулся нашего самолюбія. Но только коснись кто открытымъ раздраженіемъ больнаго въ насъ мѣста любимой страсти нашей: тогда геенна открывается въ сердцѣ нашемъ, скорбь, /с. 123/ досада, негодованіе, гнѣвъ, поперемѣнно заступая мѣсто, возжигаютъ мрачный огонь во всемъ существѣ нашемъ. И если къ несчастію оскорбленія будутъ усилены новыми оскорбленіями, но не будутъ обузданы внутреннею силою страха Божія и перейдутъ въ ожесточеніе и злобу: тогда не рѣдко доходитъ человѣкъ до того ужаснаго состоянія, въ которомъ находились Каинъ братоубійца и Іудеи Богоубійцы, и которое дѣлаетъ орудіемъ злобы Діавола и врагомъ истины.

Теперь пусть каждый изъ насъ безпристрастно изслѣдуетъ самаго себя по своему состоянію и званію, по своимъ дѣламъ и отношеніямъ къ ближнимъ своимъ, не питаетъ ли онъ противу кого несправедливаго гнѣва и ненависти; не преслѣдуетъ ли кого злобою единственно по дѣйствію раздраженнаго самолюбія, и такимъ образомъ въ лицѣ брата, ближняго своего, несправедливо имъ ненавидимаго, и нерѣдко до смертельной скорби доводимаго, не ненавидитъ ли, не гонитъ ли, не готовитъ ли на смерть Іисуса? Вотъ ты Начальникъ, и если различными способами гнѣтешь своего подчиненнаго, — оскорбляешь его частно, унижаешь открыто, преслѣдуешь словомъ и дѣломъ, и единственно потому, что онъ имѣлъ несчастіе раздражить твое самолюбіе: то ты находишься въ сонмѣ Іудеевъ, и сѣдишь на сѣдалищѣ губителей. А ты подчиненный, и ежели обносишь своего Начальника клеветою, злословіемъ, безчестіемъ, и собственно потому, /с. 124/ что онъ по долгу своему коснулся слабой стороны твоей, возсталъ на закоренѣлую привычку твою и требуетъ отъ тебя строгаго исполненія того, что прежде ты не считалъ даже и своею обязанностію: то ты примѣшаешся къ совѣту Іудеевъ и дерзновенно подаешь голосъ на осужденіе Іисуса. А тебя мучатъ великія дарованія и добрыя качества клеврета и сообщника дѣлъ и жизни твоей, неоднократно предвосхищавшаго у тебя честь и преимущество; и если ты, вмѣсто того, чтобъ ревновать ему въ добрѣ, снѣдаясь завистію, злобно перетолковываешь полезныя намѣренія, пересуждаешь добрые поступки его, и при всякомъ случаѣ неблагопріятными отзывами стараешься привести его въ подозрѣніе у высшихъ, въ неуваженіе у нисшихъ, въ презрѣніе у равныхъ: то ты точно, подущая и другихъ на брата твоего, что вамъ мнится, и самъ подая рѣшительный голосъ: повиненъ есть смерти, въ лицѣ брата твоего осуждаешь на смерть Іисуса — Праведника. Такъ! если мы, по слову Ап. Іакова, убиваемъ и завидуемъ, сваряемся и боремся (Іак. 4, 2.), если зависть горьку имѣемъ и рвеніе въ сердцахъ нашихъ (— 3, 14.), и токмо по ярости самолюбія нашего гнѣваемся и ненавидимъ братію нашу: то да не хвалимся и не лжемъ на истину; мы во тьмѣ находимся и во тьмѣ ходимъ, и не знаемъ, куда идемъ и что дѣлаемъ (1 Іоан. 2, 11.); мы не отъ кроткаго стада Хрістова, но отъ Богоубійственнаго сонмища Іудейскаго. И думаешь ли, что Іудеи грѣшнѣйши паче насъ? Нѣтъ! /с. 125/ если не покаемся отъ злобъ нашихъ: то также, какъ и они, погибнемъ.

Часть III.

Третій виновникъ страданій и смерти Господа Іисуса, менѣе по видимому прочихъ виновный, есть Пилатъ. По суду Самаго Спасителя, Пилатъ менѣе виновенъ, нежели Іуда: сего ради предавый Мя тебѣ, говоритъ ему Спаситель, болій грѣхъ имать (Іоан. 19, 11.). Менѣе виновенъ Пилатъ и по сравненію съ Іудеями. Хотя онъ Іудеямъ окончательно предалъ Іисуса на распятіе; онъ же, какъ главный начальникъ и Судія, по власти своей могъ и не допустить сего; но уступивши насильственнымъ требованіямъ буйной, разъяренной толпы, поступилъ такъ по неволѣ, по крайности, и не прежде, какъ по употребленіи возможныхъ по видимому способовъ къ освобожденію Іисуса.

Въ самомъ дѣлѣ, при взглядѣ на дѣйствіе Пилата въ отношеніи къ Іисусу, нельзя не видѣть, что онъ старался повидимому держать сторону Іисуса противу Іудеевъ; во первыхъ зная, что Іудеи изъ зависти предали ему Іисуса: яко зависти ради предаша Его (Матѳ. 27, 18.), онъ вовсе отклоняетъ отъ себя дѣло объ Іисусѣ: поимите Его вы (Іоан. 18, 31), говоритъ Іудеямъ, и по закону вашему судите Ему. Потомъ, когда Іудеи настоятельно обвиняли Іисуса, — что Онъ злодѣй, и долженъ умереть (30), Пилатъ само/с. 126/лично съ надлежащею обстоятельностію входитъ въ положеніе Іисуса, допрашиваетъ Его Самаго о возносимомъ на Него Іудеями обвиненіи въ присвоеніи царства и, по учиненіи личнаго допроса Іисусу въ Преторѣ, вышедши сказалъ Іудеямъ: азъ ни единыя вины обрѣтаю въ Немъ (ст. 38.); даже съ негодованіемъ упрекалъ ихъ въ напрасномъ обвиненіи Іисуса: приведосте ми человѣка сего, яко развращающа люди: и се азъ предъ вами истязавъ, ни единыя же обрѣтаю въ человѣцѣ семъ вины, яже нань вадите (Лук. 23, 14. 15.); оправдывалъ притомъ невинность Іисусову и поступкомъ Ирода, который также ничего не нашелъ въ Іисусѣ достойнаго смерти. Когда же сіи свидѣтельства его о невинности Іисуса предъ Іудеями остались безуспѣшны: то, для избавленія Іисуса, онъ прибѣгаетъ уже къ самымъ крайнимъ средствамъ. Во первыхъ ставитъ Его рядомъ съ Вараввою разбойникомъ въ томъ намѣреніи, чтобы сами Іудеи почувствовали свою несправедливость и постыдились просить свободы разбойнику, а невиннаго Іисуса требовать на распятіе. Когда и сіе не помогло: то нарочно велитъ воинамъ бить Іисуса, возложить терновый вѣнецъ на главу Его, облещи въ багряницу, и избитаго, обезображеннаго, въ видѣ достойномъ жалости и соболѣзнованія представляетъ предъ взоры жестокосердыхъ враговъ, — жертву злобы ихъ, говоря: се человѣкъ, дабы такимъ достоплачевнымъ зрѣлищемъ показать и несообразность взносимыхъ ими обвиненій на Іисуса во властолюбіи, и смяг/с. 127/чить жестокость ихъ. Но когда, вмѣсто чаемаго смягченія, начало возрастать смятеніе, поднялись крики и вопли: возми, распни, распни Его (Лук. 23, 18. 21), и изъ шумной толпы народа стали и ему самому угрожать опасностію: аще сего пустиши, нѣси другъ Кесаревъ: тогда уже наконецъ беретъ воду, умываетъ предъ народомъ руки свои и, торжественнымъ засвидѣтельствованіемъ о невинности своей въ крови Праведника: неповиненъ есмь отъ крове Праведнаго сего: вы узрите (Матѳ. 27, 24.), сложивши съ себя виновность на народъ, который и снялъ на себя и на потомство свое ужасную вину сію: кровь Его на насъ и на чадѣхъ нашихъ (ст. 25.), предаетъ Іудеямъ Іисуса на распятіе. Столько-то употреблялъ Пилатъ старанія о защищеніи неповиннаго, Праведнаго Іисуса!

Ахъ! не такъ ли и всѣ мы подвизаемся въ защищеніи неповинно гонимой и страждущей истины Божіей? Если такъ: то всѣ мы похожи на Пилата и всѣхъ насъ ожидаетъ участь, подобная Пилатовой. Нѣтъ! Сколько сдѣлано Пилатомъ мнимыхъ защищеній въ пользу Іисуса, — столько же учинено открытыхъ несправедливостей противу истины и противу неповиннаго — страдальца Іисуса.

Зналъ Пилатъ, что Іудеи по зависти предали ему Іисуса, — вполнѣ былъ увѣренъ въ невинности Іисусовой изъ личныхъ Ему допросовъ, изъ поступка съ Нимъ Иродова, изъ важнаго предостереженія женою, которая нарочно посылала къ /с. 128/ нему, чтобы онъ рѣшительно ничего не дѣлалъ этому Праведнику: ничто же тебѣ и праведнику тому, потому, что она во снѣ много пострадала за Него: много пострадахъ днесь во снѣ Его ради (ст. 19.); послѣ сего даже самъ страшился осудить въ Іисусѣ или Сына Божія, или какого великаго Праведника, егда убо слыша Пилатъ сіе слово (Іоан. 19, 7. 8.), т. е. обвиненіе Іудеями Іисуса въ томъ, что Онъ называетъ себя Сыномъ Божіимъ (12), паче убояся, а посему и мыслилъ отпустить Его; и однакожъ, не смотря на все сіе, садится на судейское мѣсто, чтобы судить Іисуса; употребляетъ онъ и власть свою къ защищенію Іисуса. Но какъ? Ставитъ неповиннаго на ряду съ разбойникомъ. Употребляетъ и мѣру для возбужденія жалости къ Іисусу. Но какую? Предаетъ Праведника неистовству воиновъ, и дозволяетъ имъ такъ жестоко бить Его, что сей усердный защитникъ болѣе ругался надъ неповиннымъ Страдальцемъ, нежели старался о освобожденіи Его. Наконецъ въ знакъ неповинности своей въ осужденіи Неповиннаго умываетъ руки свои предъ народомъ. Но развѣ Судіѣ, помощи котораго оставленъ есть нищій и заступленію убогій, надлежало допускать очевидную несправедливость? Надлежало въ своемъ собственномъ дѣлѣ поступать, какъ бы вовсе въ постороннемъ, и подъ благовиднымъ предлогомъ невинности своей предавать истину неправдѣ? Такими и подобными предлогами намъ можно бы было оправдать себя и во всѣхъ неправдахъ. Гдѣ же будетъ святая /с. 129/ ревность по истинѣ, гдѣ любовь къ человѣчеству? На него возстало все сонмище Іудейское. Но если бы Онъ и дѣйствительно не могъ устоять одинъ въ защищеніи Неповиннаго противу неистовой толпы, то могъ бы съ судилища правосудія возвать о помощи къ друзьямъ и ревнителямъ истины, — ибо не всѣ пристали къ совѣту и дѣлу Іудеевъ; а если бы и не нашлось ни одного поборника по истинѣ, надлежало бы пострадать за истину, или умереть вмѣстѣ съ истиною, а не выдавать истины. Но Пилатъ ничего такого не сдѣлалъ. А почему? Потому, что хотѣлъ хотѣніе сотворить народу (Мар. 15, 15.); хотѣлъ лучше быть другомъ Кесаревымъ, нежели другомъ Божіимъ: аще сего пустиши, нѣси другъ Кесаревъ (Іоан. 10, 12.). За сіе-то слабый, человѣкоугодливый Судія неправедно осужденнымъ отъ него Божественнымъ Судіею, въ виновности Богоубійства и поставленъ рядомъ подлѣ Іуды: сего ради предавый мя тебѣ болій грѣхъ имать. О! избави насъ, неповинно осужденный за насъ Господи, отъ Пилатова неправосудія, и отъ измѣны истинѣ Твоей по примѣру человѣкоугодія и раболѣпства его! Пусть здѣсь уже сами себя судятъ Начальники и Князи, князи, по Пророку, общницы татемъ, любящіи дары, гонящіи воздаяніе, сирымъ несудящіи, и суду вдовицъ невнимающіи (Исаіи 1, 23.). Пусть судятъ себя Судіи, пишущіи лукавство, уклоняющіи судъ убогихъ, восхищающіи судъ нищихъ людей, коимъ вдовицы въ расхищеніе и сироты въ разграбленіе (10, 2.).

/с. 130/ Примѣнимъ поступки Пилатовы къ самимъ себѣ, и посмотримъ, лучше ли мы поступаемъ Пилата при рѣшительныхъ случаяхъ въ защищеніи истины. Можно о многихъ изъ насъ сказать, что мы любимъ истину, утѣшаемся истиною, желаемъ ее видѣть въ себѣ, желаемъ сообщить другимъ; въ отзывахъ нашихъ хвалимъ истину, и подвизающихся о истинѣ. И вотъ доходитъ дѣло намъ защищать истину предъ людьми въ неправедно гонимыхъ, притѣсняемыхъ, лишаемыхъ собственности, чести; или истину вѣры нашей противу открытыхъ презрителей вѣры. Что же? Мы съ ревностію и сильными доказательствами защищаемъ вѣру нашу при состязаніяхъ съ разномыслящими; даемъ, по должности нашей, самые лучшіе отвѣты, употребляемъ самыя усердныя прозьбы въ пользу невинныхъ; подъемлемъ даже различные труды, безпокойства, огорченія, неудовольствія въ ходатайствѣ о нихъ. Но вотъ защищеніе истины становится затруднительнымъ; дѣло доходитъ до угрозъ, до опасностей, до немилостей, до различныхъ пожертвованій имуществомъ, честію, до различныхъ страданій и гоненій за истину: тогда-то и мы, подобно Пилату, ложнымъ самооправданіемъ и самоизвиненіемъ умываемъ руки предъ народомъ, открыто говоримъ, что мы правы, что мы съ своеи стороны все сдѣлали для защищенія истины, и оставляемъ истину во власти гонителей ея; оставляемъ одного Іисуса терпѣть страданія, идти на Голгоѳу, нести крестъ, оставляемъ Его и разбѣгаем/с. 131/ся. А если и идемъ издалеча за страждущимъ Іисусомъ видѣти кончину: то, при первомъ судебномъ спросѣ, что и мы были съ Іисусомъ Назаряниномъ, что и мы изъ числа учениковъ Его, тотчасъ отрицаемся отъ Іисуса, говоримъ, что мы и не знаемъ, и не понимаемъ того, о чемъ намъ говорятъ, что мы не знаемъ того человѣка, даже клянемся и божимся, что не знаемъ сего человѣка. И чтожъ это за любовь къ Іисусу, — во время благопріятное вѣровать въ Него, а во время напасти отпадать; во дни славы Его, во дни спокойной и безбѣдной жизни нашей почитать Его Господемъ и Учителемъ нашимъ, а при гоненіяхъ ради Его и правды Его — оставлять Его и отметаться отъ Него?

Не такъ поступали вѣрные Хрістовы; они лучше хотѣли лишиться всѣхъ благъ и самой жизни, нежели измѣнить истинѣ Божіей и Правдѣ Хрістовой. Соглашали Пророка Михея вмѣстѣ съ лжепророками изъ человѣкоугодія прорицать въ пользу царя Ахава: се нынѣ вси Пророцы усты едиными глаголютъ добрая о царѣ, буди убо и ты въ словесѣхъ твоихъ по словесѣмъ единаго отъ сихъ и глаголи добрая. Но Михей отвѣтствовалъ: живъ Господь, яко яже речетъ Господь ко мнѣ, сія возглаголю, хотя зналъ, что за сіе опять посадятъ его въ темницу и будутъ кормить хлѣбомъ печальнымъ и водою печальною (3 Цар. 22, 13. 14. 27.). Спрашиваетъ Навуходоносоръ въ ярости и гнѣвѣ Ананію, Азарію и Мисаила: аще во истину Седрахъ, Мисахъ и Авденаго, богомъ мо/с. 132/имъ не служите, и тѣлу златому, еже поставихъ, не покланяетесь? И истинные Богочтецы небоязненно отвѣтствуютъ: вѣдомо да будетъ тебѣ, царю, яко богомъ твоимъ не служимъ, и тѣлу златому, еже поставилъ еси, не кланяемся (Дан. 3, 14. 18. 21.), хотя знали, что за пренебреженіе повелѣнія царскаго уже огненная пещь готова для сожженія ихъ. Запрещаютъ Архіереи Іудейскіе Апостоламъ проповѣдывать и учить о имени Хрістовомъ, и Апостолы отвѣтствуютъ: аще праведно есть предъ Богомъ васъ послушати паче, нежели Бога, судите. Вотъ какъ говорятъ и дѣйствуютъ истинные ревнители и защитники истины Божіей. Имъ угрожаютъ за истину немилостію, гнѣвомъ, казнію, — они отвѣтствуютъ: истина Божія для насъ столько же выше всего и драгоцѣннѣе, сколько выше и досточтимѣе всего Богъ.

Послѣ сего ужели будемъ думать, что для насъ достаточно исповѣдать открыто Хріста и истину Его здѣсь посредѣ церкви и посредѣ братій нашихъ; а въ прочихъ случаяхъ довольно не быть явными противниками истины? Чтоже будемъ съ нами, если и намъ прилучится среди страховъ и опасностей свидѣтельствовать о Хрістѣ и истинѣ Его, какъ свидѣтельствовали о Немъ Святые Мученики и Исповѣдники?

О! будемъ молить Божественнаго Страдальца, чтобы Онъ пощадилъ нашу слабость, избавилъ насъ отъ тяжкихъ искушеній, дабы къ стыду и осужденію нашему не открылась нагота нашей /с. 133/ невѣрности къ Нему, и не оказалось, что мы только человѣкоугодники, а не рабы Хрістовы, исполняющіе волю Божію отъ души, въ простотѣ сердца, какъ предъ Богомъ Сердцевѣдцемъ, и дабы за отреченіе отъ Него предъ человѣками, Онъ Самъ не отрекся отъ насъ предъ Небеснымъ Отцемъ и предъ Ангелами Своими, когда пріидетъ во славѣ Своей и Отчей и Святыхъ Ангелъ.

Но мы повинны и всѣмъ Богоубійственнымъ дѣйствіямъ, въ пролитіи крови Праведнаго сего. Посему всѣ и каждый будемъ умолять Его съ горькими слезами покаянія, да избавитъ насъ и отъ сребролюбія Іудина, и злобы Іудейской и человѣкоугодливости Пилатовой: Онъ и предлежитъ нынѣ намъ для очищенія нашего. Только мы сами не поглумимся, непрестанно на тоже обращаться, да нѣкогда вмѣстѣ съ Богоубійцами въ туже притчу противленія и погибели впадемъ, дабы, тогда какъ явится знаменіе Сына человѣческаго, уже неуничиженнаго и обезславленнаго, но грядущаго на облацѣхъ со славою и силою и узритъ Его всяко око, и иже Его прободоша (Апок. 1, 7.), и намъ не возрыдать вмѣстѣ со всѣми колѣнами земными, если не очистимся отъ грѣха Богоубійственнаго.

А дабы очиститься отъ великаго грѣха Богоубійства: то, всемѣрно распиная въ себѣ страсти, будемъ въ каждомъ постыдномъ требованіи нашего корыстолюбія, сластолюбія и славолюбія слышать оный страшный предательскій договоръ: что ми хощете дати, и азъ вамъ предамъ Его, /с. 134/ и, приводя симъ въ трепетъ самыя страсти наши, будемъ смирять въ себѣ всякое корыстолюбіе и самоискательство примѣромъ нищеты и самоуничиженія Хрістова, который, богатъ сый, насъ ради обнища, и въ образѣ Божіи Сый, себе умалилъ, зракъ раба пріимъ, смирилъ себе, послушливъ бывъ даже до смерти, смерти же крестныя (Фил. 2, 6-8.). А въ каждомъ гнѣвномъ, мстительномъ и враждебномъ устремленіи противу ближняго нашего будемъ слышать оное ужасное Іудейское изступленіе злобы: возми, возми, распни Его, и, обуздывая симъ горькое рвеніе сердца нашего, будемъ смягчать оное примѣромъ смиренія и незлобія Хрістова, который, терпя отъ грѣшниковъ всѣ возможныя прекословія, укоряемъ противу неукоряше, стражда не прещате: предаяше же судящему праведно (1 Петр. 2, 2. 3.). Когда же необходимость потребуетъ отъ насъ стать за истину до крове, и человѣческій страхъ, или человѣкоугодіе будутъ преклонять насъ къ двоедушію противу истины: то вспомнимъ о Пилатѣ, который изъ угожденія народу отпустилъ Варавву, а Іисуса предалъ на распятіе, вспомнимъ, по словамъ Псалмопѣвца, что Богъ разсыплетъ кости человѣкоугодниковъ (Псал. 52, 7.), и, какъ ученики истины, одушевимся въ вѣрности къ истинѣ, примѣромъ Спасителя нашего, воплощенной истины, Который на то и родился, какъ Самъ о Себѣ говоритъ, на то и пришелъ въ міръ, да свидѣтельствуетъ истину (Іоан. 18, 37.).

Тако сообразуя себя Спасителю нашему подо/с. 135/біемъ страданій и смерти Его, будемъ подобни и воскресенію Его. Аще бо съ Нимъ страждемъ, съ Нимъ и прославимся (Рим. 8, 17.); аще съ Нимъ умремъ, съ Нимъ и оживемъ, аще съ Нимъ терпимъ, съ Нимъ и воцаримся (2 Тим. 2, 11. 12.).

О! сподоби, распныйся и погребыйся за насъ Господу Іисусе, сподоби и здѣсь во времени, — въ день славнаго воскресенія Твоего вкупѣ съ вѣрными Твоими, и въ вѣчности, въ невечернемъ дни царствія Твоего со святыми Твоими, сподоби каждаго изъ насъ и устами и сердцемъ благодерзновенно, радостно воспѣть Тебѣ: вчера спогребохся Тебѣ, Хрісте, совостаю днесь воскресшу Тебѣ; сраспинахся Тебѣ вчера; Самъ мя спрослави, Спасе, во царствіи Твоемъ. Аминь.

Источникъ: Страстная седмица съ Лазаревою субботою и недѣлею Ваій, или Поученія на каждый день Страстныя седмицы съ субботы Лазаревой до Великой, Еѵлампія, Епископа Вологодскаго и Устюжскаго. — М.: Въ Типографіи Александра Семена, 1853. — С. 114-135.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.