Церковный календарь
Новости


2018-05-25 / russportal
Н. И. Ульяновъ. Замолчанный Марксъ (1969)
2018-05-25 / russportal
Дѣянія 2-го Всезарубежн. Собора РПЦЗ 1938 г. Докладъ (2-й) К. Н. Николаева (1939)
2018-05-24 / russportal
Cвт. Іоаннъ, архіеп. Шанхайскій. Святыя Евѳимія и Ольга (1994)
2018-05-24 / russportal
Cвт. Іоаннъ, архіеп. Шанхайскій. Преп. Серафимъ Саровскій (1994)
2018-05-24 / russportal
Прав. Іоаннъ Кронштадтскій. "Новыя грозныя слова". Слово 15 (37) (1908)
2018-05-24 / russportal
Прав. Іоаннъ Кронштадтскій. "Новыя грозныя слова". Слово 14 (36) (1908)
2018-05-23 / russportal
И. А. Родіоновъ. Повѣсть "Жертвы вечернія". Глава 50-я (1922)
2018-05-23 / russportal
И. А. Родіоновъ. Повѣсть "Жертвы вечернія". Глава 49-я (1922)
2018-05-23 / russportal
Н. А. Соколовъ. "Убійство Царской Семьи". Глава 6-я (1925)
2018-05-23 / russportal
Н. А. Соколовъ. "Убійство Царской Семьи". Глава 5-я (1925)
2018-05-23 / russportal
Cвт. Іоаннъ Шанхайскій. Разслабленный, самарянка и слѣпорожденный (1994)
2018-05-23 / russportal
Cвт. Іоаннъ, архіеп. Шанхайскій. Святые Кириллъ и Меѳодій (1994)
2018-05-23 / russportal
Прав. Іоаннъ Кронштадтскій. "Моя жизнь во Христѣ". Часть 1-я (стр. 71-80) (1957)
2018-05-23 / russportal
Прав. Іоаннъ Кронштадтскій. "Моя жизнь во Христѣ". Часть 1-я (стр. 61-70) (1957)
2018-05-21 / russportal
И. А. Родіоновъ. Повѣсть "Жертвы вечернія". Глава 48-я (1922)
2018-05-21 / russportal
И. А. Родіоновъ. Повѣсть "Жертвы вечернія". Глава 47-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - суббота, 26 мая 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Церковная письменность

Архіеп. Евлампій (Пятницкій) († 1862 г.)
СТРАСТНАЯ СЕДМИЦА СЪ ЛАЗАРЕВОЮ СУББОТОЮ И НЕДѢЛЕЮ ВАІЙ.
(Поученія съ субботы Лазаревой до Великой. М., 1853)

СЛОВО II. [ВЪ СВЯТЫЙ ВЕЛИКІЙ ПЯТОКЪ].
О снятіи со креста и погребеніи тѣла Іисусова.

И уже поздѣ бывшу, (понеже бѣ Пятокъ, еже есть къ субботѣ) пріиде Іосифъ, иже отъ Аримаѳея, благообразенъ совѣтникъ, иже и той бѣ чая царствія Божія: дерзнувъ вниде къ Пилату, и проси тѣла Іисусова (Мар. 15, 42. 43.).

Вечеръ великаго Пятка представляетъ намъ умилительные для Хрістіанскаго чувства подвиги Іосифа и Никодима, прежде потаенныхъ учениковъ Іисусовыхъ, а въ это время, когда всѣми оставленъ былъ умиравшій и въ мучительныхъ страданіяхъ умершій на крестѣ Іисусъ, они, одушевленные любовію къ Божественному Страдальцу, открыто явили себя достойными учениками и преданнѣйшими чтителями Его.

Въ священномъ чинѣ церкви воспоминая о искупительной смерти и погребеніи Спасителя нашего, мы нынѣ, какъ-будто на самой Голгоѳѣ, /с. 137/ среди сердечной скорби вкупѣ съ Іосифомъ и Никодимомъ совершаемъ снятіе со креста и погребеніе тѣла Іисусова; съ тѣмъ вмѣстѣ прославляемъ и Хрістіанскіе подвиги этихъ Святыхъ, Праведныхъ мужей, совершившихъ приснопамятное дѣло благочестія для всей Хрістіанской церкви.

Какъ, послѣ жестокаго сраженія и кровопролитной побѣды надъ лютымъ врагомъ, и самымъ царемъ и его вѣрными соучастниками всѣ мужественно сражавшіеся изыскиваются для достойной награды, а въ особенности увѣнчиваются честію тѣ изъ подвижниковъ, которые на поприщѣ кровавыхъ подвиговъ Царя явили преимущественную доблесть, а особенно послужили къ величію торжества. Такъ и послѣ великаго сраженія Царя славы, Хріста съ исконнымъ врагомъ за спасеніе всего міра, особенною почтены славою тѣ, которые среди самаго смертельнаго пораженія всѣми оставленнаго Царя, явились подлѣ Царя, собрали сокрушенные крѣпкими ударами, доспѣхи Его, воспріяли въ свои объятія кровавою борьбою утомленнаго, и мирно упокоили преклоненнаго смертнымъ сномъ безсмертнаго Царя.

И таковыми подвижниками во время искупительныхъ страданій Спасителя міра явили себя благообразный Іосифъ и Никодимъ.

Почтимъ приснопамятныхъ и присноблаженныхъ краткимъ изложеніемъ Хрістіанскаго — доблестнаго ихъ подвига, котораго никогда по достоянію восхвалить невозможно.

/с. 138/ Поистинѣ крестныя страданія и смерть Спасителя суть нечто иное, какъ великое сраженіе съ исконнымъ врагомъ Бога и человѣка. Въ этомъ сраженіи Единородный Сынъ Божій, Богочеловѣкъ, по вѣчному опредѣленію Бога Отца исшедши на всемірное поприще искупленія грѣховъ всего человѣчества, обремененный всероднымъ крестомъ человѣческихъ преступленій, испилъ горчайшую чашу правосудія Божія, истощилъ на Себѣ всѣ адскія стрѣлы злобы преисподнія, и подвизался на всеродномъ крестѣ до пролитія крови и поносныя смерти крестныя.

По совѣтамъ Божественной благости, долготерпѣнія и любви предавъ Себя торжеству злобы человѣческой и ярости князя тьмы, положилъ душу Свою за спасеніе міра, дабы паки воспріять ее для оживленія умершихъ во грѣхахъ, и уснулъ сномъ смертнымъ на крестѣ, яко левъ. Въ минуту могущественной — животворящей смерти Его, когда завѣса церковная раздралась на двое отъ вышняго края до нижняго, солнце померкло, земля потряслася, каменіе распались, многіе умершіе возстали изъ гробовъ, и враги Его видимые и невидимые разточились. Онъ одинъ подвизался на поприщѣ очищенія грѣховъ, одинъ пилъ чашу гнѣва Божія, одинъ и на Голгоѳѣ остался, какъ побѣдитель грѣха, смерти и ада. Такъ, — Онъ побѣдилъ неблагодарность и злобу долготерпѣніемъ благости и любви; но въ этой Божественной побѣдѣ истощенный до обнаженія, оставленный Небеснымъ Отцемъ, поруганный человѣками, напо/с. 139/енный желчію всякой горечи; остался на полѣ брани распятымъ между злодѣями яко злодѣй, вися между землею и небомъ, какъ предметъ небеснаго и земнаго проклятія. Враги со злобою и ожесточеніемъ вознесли на крестъ Іисуса, съ поруганіемъ звали сойти со креста Іисуса. Онъ не подвигся съ креста долготерпѣніемъ. Ктоже сниметъ со креста Іисуса? Ужели Іисусъ руками враговъ безчестно вознесенный на крестъ, руками же враговъ презрѣнно долженъ быть и сверженъ съ древа крестнаго? Нѣтъ!

Ктоже поруганнаго, пригвожденнаго къ кресту Іисуса благоговѣйно сниметъ съ поноснаго креста. Двѣнадцать Его учениковъ, близкіе Его, искренніе Его всюду за Нимъ слѣдовавшіе, непрестанно Его окружавшіе, впрочемъ люди слабые, безсильные, при первомъ взятіи Его, въ страхѣ отъ человѣческой власти, подобно овцамъ, разбѣжались. Когда вели Его на пропятіе, многія благочестивыя, сострадательныя жены съ горькими слезами и плачемъ сопровождали Его: но все участіе ихъ одними слезами и кончилось. Теперь при самомъ крестѣ распятаго стоятъ только пронзенная оружіемъ скорби Матерь Его съ одной, любимый ученикъ съ другой стороны, пригвожденные одна съ Сыномъ, другой съ возлюбленнымъ Учителемъ ко кресту горестію; слышатъ изъ устъ Его послѣднюю волю Его о нихъ, принимаютъ послѣднее дыханіе Его. И оставленный Богомъ и человѣками Іисусъ умеръ на крестѣ въ тяжкихъ мученіяхъ.

/с. 140/ Ктоже среди всеобщаго оставленія вспомнитъ висящаго на крестѣ между двумя разбойниками Іисуса? Кто изъ состраданія предваритъ новое ожидающее Его поруганіе безчестнаго сверженія со креста? Кто руками преданности и прикосновеніемъ любви сниметъ Его съ поноснаго креста?

Вотъ уже насталъ вечеръ, вечеръ пятка предъ субботою, предъ днемъ Пасхи. Дабы не остались тѣла распятыхъ на крестѣ въ самую субботу, въ первый день Пасхи, дабы не осквернить тѣмъ великаго дня Пасхи, Іудеи просили Пилата ускорить смерть распятыхъ, — перебить у нихъ голени и снять со креста. Пришли воины и у перваго перебили голени и у другаго распятаго со Іисусомъ. Но подойдя къ Іисусу, и увидѣвъ, что Онъ умеръ, не перебили у Него голеней, а одинъ изъ воиновъ пронзилъ Его копіемъ въ бокъ; и вдругъ потекла кровь и вода. Послѣ того двоихъ умершихъ злодѣевъ начинаютъ уже безчестно совлекать со крестовъ. Не та ли же участь угрожаетъ и Іисусу?

Не страшимся. Іисусъ и на крестѣ умершій не безъ друзей. Открытые друзья Его, — ученики въ страхѣ разбѣжались отъ Него. Но вотъ въ важныя, рѣшительныя минуты являются неустрашимо для дѣйствія прежде тайные ученики, — это Іосифъ и Никодимъ, они вступаются за умершаго Іисуса. И уже поздѣ бывшу, — пріиде Іосифъ, иже отъ Аримаѳея, благообразенъ совѣтникъ, — дерзнувъ вниде къ Пилату, и проси тѣлесе Іисусова. Такъ — въ это время, когда и Іисусу на/с. 141/равнѣ съ двумя распятыми разбойниками угрожало безчестное снятіе со креста, приходитъ Іосифъ Аримаѳейскій, благообразный, знаменитый между Іудеями совѣтникъ, тайный ученикъ Іисусовъ и проситъ Пилата, чтобы позволилъ снять тѣло Іисусово.

Каковъ былъ Іосифъ Аримаѳейскій, повѣствованія Евангелистовъ даютъ намъ ясное о немъ понятіе: Евангелистъ Матѳей называетъ его человѣкомъ богатымъ (26, 27), Лука мужемъ благимъ и праведнымъ (23, 50), Марко, благообразнымъ, — знаменитымъ, почтеннымъ совѣтникомъ великаго Синедріона, верховнаго совѣта Іудейскаго; всѣ называютъ Его тайнымъ ученикомъ Іисусовымъ, который чаялъ Царствія Божія т. е. взиралъ на Іисуса, какъ на Посланника небеснаго, какъ на Мессію, Которымъ должно открыться Царствіе Божіе, но изъ страха Іудеевъ скрывалъ свою преданность къ Іисусу. Этотъ-то человѣкъ, знаменитый по своему состоянію и званію, почтенный по его благоразумію, а еще болѣе по его честности и добродѣтелямъ, и безъ сомнѣнія уважаемый самимъ Пилатомъ, этотъ доселѣ потаенный ученикъ Іисусовъ изъ страха Іудеевъ, Іосифъ Аримаѳейскій является открытымъ другомъ и защитникомъ умершаго Іисуса, является вмѣстѣ съ Никодимомъ; а Никодимъ былъ изъ числа князей, Начальниковъ Іудейскаго Синедріона, — верховнаго судилища и также былъ потаенный ученикъ Іисусовъ. Въ одинъ разъ онъ приходилъ ночью ко Іисусу, имѣлъ съ Нимъ важную бесѣду /с. 142/ о духовномъ возрожденіи, и о перемѣнѣ вѣры въ обѣтованнаго на вѣру въ пришедшаго Мессію. (Іоан. 3.). Послушавши однажды Іисуса, безъ сомнѣнія навсегда предался Божественному ученію Его и вѣрѣ въ Него; не показывалъ себя явнымъ послѣдователемъ Іисуса изъ страха Фарисеевъ, дабы не быть отлученнымъ отъ сонмища (12, 42.), но и не былъ равнодушенъ, когда видѣлъ открытую неправду и неправедное гоненіе на Праведника (7, 50. 51.). Эти двое потаенные ученики и сокровенные послѣдователи Іисусовы, одинъ знаменитый совѣтникъ, другой изъ числа Начальниковъ Синагоги, не приставали къ Богопротивному Іудейскому совѣту осужденія и Богоубійственному дѣлу распятія Іисуса, но и не предпринимали никакихъ мѣръ противу сонмища Іудейскаго. Въ злобѣ и неистовствѣ Начальники Іудейскіе дѣйствовали судебнымъ порядкомъ противу Іисуса. Посему не было возможности устоять противу неистовства раздраженной власти. Однакожъ они все наблюдали, все видѣли, о всемъ, что ни происходило по несправедливому опредѣленію Архіереевъ, по человѣкоугодливому суду Пилата, освѣдомлялись, и наконецъ узнали, что Святый неповинный крестоносецъ вознесенный на крестъ между злодѣями умеръ; но въ ту минуту, какъ Онъ съ необыкновенно сильнымъ, подобно грому, все поколебавшимъ гласомъ испустилъ послѣднее дыханіе Свое, солнце померкло, земля потряслась, множество возстало мертвыхъ изъ гробовъ (27, 51.). Все это они видѣли; /с. 143/ пронзенные горестію, но вполнѣ чувствуя всю важность происходившаго, они въ эти нетерпѣвшія медленности минуты отвергаютъ страхъ, забываютъ неприличіе, не знаютъ опасности, и вступаются за оставленнаго всѣми Іисуса. Безъ сомнѣнія по взаимному согласію съ Никодимомъ Іосифъ идетъ къ Пилату, идетъ одушевившись бодростію, дерзнувъ, какъ сказано у Евангелиста, вниде къ Пилату.

Чего же было страшиться? Какъ было и не страшиться Іосифу ходатайствовать за Іисуса въ такомъ плачевномъ состояніи? Если онъ боялся быть открытымъ ученикомъ Іисуса, Іисуса великаго Пророка, Учителя Израилева, небеснаго Посланника и общаго благодѣтеля бѣдствующихъ: то какъ не бояться открыто показать себя ученикомъ и послѣдователемъ Іисуса, всенароднымъ судомъ отъ Іудейскихъ Начальниковъ на позорную смерть осужденнаго, какъ Богохульника и возмутителя общественнаго покоя? Если и прежде, когда Іисусъ былъ въ любви и уваженіи у народа, было запрещено Іудеями отнюдь не признавать Его за Хріста, подъ страхомъ отлученія отъ Сѵнагоги: то чего было ожидать отъ нихъ за приверженность ко Іисусу теперь, когда они осудили Его, какъ Церковнаго и Гражданскаго преступника? И при полученіи дозволенія отъ Пилата снять тѣло Іисусово, что могло обѣщать это, хотя само по себѣ благотворное дѣйствіе, при тогдашнемъ состояніи мрака и ужаса, кромѣ обнаруженія безполезнаго состраданія? Но ни /с. 144/ какіе страхи и опасенія не поколебали Іосифа въ благомъ дерзновеніи испросить у Пилата тѣло Іисусово.

И подлинно Іосифъ съ полнымъ дерзновеніемъ просилъ у Пилата тѣла Іисусова, и много имѣлъ непререкаемыхъ причинъ къ убѣжденію Пилата. Позволь, просилъ онъ благодерзновенно Пилата, почтенный Правитель, позволь мнѣ снять со креста тѣло Іисусово. Тебѣ самому извѣстно, что Его предали тебѣ на осужденіе изъ зависти (Матѳ. 27, 18.); ты самъ открыто говорилъ на судилищѣ противу обвинителей, что не находишь въ Немъ никакой вины (Іоан. 18, 38. 19, 6.); извѣстно и то, что въ самое судилище присылала къ тебѣ жена твоя сказать, чтобы ты ничего не дѣлалъ этому праведнику, изъ за неповинныхъ страданій Котораго она цѣлую ночь мучима была ужасными сновидѣніями (Матѳ. 27, 19.). А хотя ты и уступилъ буйному волненію ожесточенныхъ враговъ Его; но ты предъ самымъ осужденіемъ всенародно признавъ невиннымъ Его, умылъ руки свои во свидѣтельство неповинности твоей въ крови праведника, и слышалъ, какъ весь народъ въ одинъ голосъ снималъ на себя всю отвѣтственность: кровь Его на насъ и на чадѣхъ нашихъ (24, 25.). Послѣ такихъ важныхъ причинъ Іосифъ со всею силою могъ перемѣнить голосъ судебнаго убѣжденія на голосъ трогательнаго прошенія, и, по пѣсненному гласу Церкви, представъ предъ Пилата, онъ такъ жалостно, такъ плачевно просилъ у Пилата Живота всѣхъ, «даждь /с. 145/ ми сего страннаго, который не имѣетъ гдѣ главы подклонить; даждь ми сего страннаго, его же ученикъ лукавый на смерть предаде; даждь ми сего страннаго, его же мати зрящи на крестѣ висяща рыдающи вопіетъ и матерски восклицаетъ: Увы мнѣ чадо мое! Увы мнѣ, свѣте мой и утроба моя возлюбленная!» [1]

Пилатъ, который не былъ личнымъ врагомъ Іисуса и чувствовалъ всю невинность Іисусову, теперь какъ бы въ заглажденіе своей несправедливости съ Нимъ, спѣшилъ исполнить прошеніе Іосифа; спросивъ съ удивленіемъ, ужели уже Онъ умеръ, — и узнавъ отъ сотника, что умеръ, онъ благоволительно изъявилъ Іосифу согласіе на снятіе со креста тѣла Іисусова.

Когда Іосифъ получилъ позволеніе снять тѣло Іисусово со креста: то вмѣстѣ съ Никодимомъ, другомъ и споспѣшникомъ своимъ, который въ увѣренности о успѣхѣ ходатайства Іосифова, ожидалъ его на Голгоѳѣ, принесши съ собою множество мѵровъ и ароматовъ для помазанія тѣла Іисусова, преисполненные чувствованіями любви и сердечнаго болѣзнованія приступили къ священному дѣлу снятія со креста бездыханнаго, но живоноснаго, нетлѣннаго тѣла Іисусова. Приставивъ ко кресту лѣстницу, прежде всего снимаютъ терновый вѣнецъ съ Божественной, пронзенной и окровавленной главы, потомъ исторга/с. 146/ютъ гвозди изъ пречистыхъ рукъ, исторгаютъ гвозди изъ пречистыхъ ногъ; за тѣмъ пребожественное тѣло облагаютъ чистою, тонкою плащаницею и обвитое плащаницею, орошенною ароматами, вземлютъ благоговѣйно на руки, съ любовію и болѣзнію сердца пріемлютъ въ объятія свои. Не нужно говорить, съ какою священною благопоспѣшностію, съ какимъ внутреннимъ утѣшеніемъ эти благочестивые мужи совершали пребожественное снятіе со креста тѣла Іисусова! Но нельзя умолчать о томъ, какія сладостныя пѣсни изливались изъ ихъ сокрушенныхъ сердецъ, изъ ихъ Богомудрыхъ устенъ! По исторженіи гвоздей изъ пречистыхъ рукъ и ногъ, когда они обвили чистою плащаницею и умастили благовонными мѵрами пречистое тѣло Іисусово: тогда предались всѣмъ скорбнымъ чувствованіямъ священнаго сѣтованія, какое любовь и благоговѣніе ко Іисусу могли внушать имъ. Увы мнѣ, сладчайшій Іисусе, влагаетъ св. Церковь въ уста Іосифу благосердый, сердобольный плачь, каковой онъ вмѣстѣ съ Никодимомъ воспріялъ надъ одѣющимся свѣтомъ, яко ризою, по снятіи со креста пречистаго тѣла Его; увы мнѣ, сладчайшій Іисусе: коль скоро солнце увидѣло Тебя на крестѣ висящимъ, обложилось мракомъ, земля страхомъ колебалась, церковная завѣса раздралась. Вижу, ясно вижу, что Ты для меня добровольно подъемлешь смерть. Какъ я погребу Тебя, Боже мой? Какою плащаницею обвію? Какими руками прикоснуся къ нетлѣнному твоему Тѣлу? Какія пѣ/с. 147/сни воспою въ честь кончины Твоей, Божественный благодѣтель? Величая Твои страданія, пѣснословя погребеніе, могу только славить Тебя Тобою Самимъ [2].

Когда Благообразный съ Никодимомъ въ сладостномъ умиленіи сердецъ занимались Божественнымъ дѣломъ снятія со креста тѣла Іисусова, вземля подлинно райскій плодъ съ древа крестнаго, какъ съ древа жизни, и пріемля обвитаго плащаницею въ объятія свои, какъ Царя съ престола, какъ побѣдителя съ торжественной колесницы: тогда, открывъ свободный доступъ приблизиться къ Іисусу приближеннымъ Іисуса, стоявшимъ при крестѣ Его, пронзенной оружіемъ скорби Матери Его, сестрѣ Матери Его, Маріи Клеоповой, Маріи Магдалинѣ, еще другой Маріи и возлюбленному ученику, открыли и сердца ихъ къ свободному изліянію болѣзненныхъ рыданій. Стѣсняемые страхомъ враговъ Іисусовыхъ въ самой горести своей, они теперь вполнѣ предались скорбнымъ чувствованіямъ сердца, и потоками горячихъ слезъ, среди пламенныхъ объятій тѣла Іисусова, какъ многоцѣннымъ мѵромъ орошали и умащали оное. Голгоѳа, страшное мѣсто казни, гдѣ обыкновенно раздавались проклятія умиравшихъ въ тяжкихъ мукахъ преступниковъ, Голгоѳа сдѣлалась теперь священнымъ мѣстомъ Боголѣпнаго Плача и оглашалась чистѣйшими гла/с. 148/сами сѣтующихъ о Іисусѣ друзей Іисусовыхъ, съ которыми совокупно пѣли надгробную пѣснь Живодавцу и Ангелы.

По обвитіи тѣла Іисусова чистою, благовоніями намащенною плащаницею, Іосифъ и Никодимъ, въ сопровожденіи рыдающихъ соучастницъ погребенія, съ Боголѣпнымъ плачемъ и Священнымъ сѣтованіемъ перенесли пречистое тѣло на раменахъ своихъ, какъ на престолѣ Херувимскомъ, въ находившійся близь Голгоѳы садъ, принадлежавшій Іосифу. Тамъ у Іосифа былъ высѣченъ для себя въ камнѣ новой гробъ, въ которомъ никто до того времени не былъ положенъ (Лук. 23, 53.). Гробъ былъ на подобіе погребальной храмины; имѣлъ входъ и двери, которыми можно было входить. Въ этомъ-то покоищѣ, какъ въ царскомъ чертогѣ, благоговѣйно положили тѣло Іисусово. Положивъ во гробѣ, обложили Его принесенными Никодимомъ во множествѣ драгоцѣнными ароматами. Ароматы, составленные изъ лучшихъ частей смирны и алоя въ количествѣ ста фунтовъ при ихъ множествѣ, крѣпости и добротѣ, производили сильное благоуханіе и далеко распространяли оное. Ими покрыто и обложено было все тѣло Іисусово въ знаменіе безпредѣльной любви и благоговѣнія къ Іисусу, какъ къ источнику жизни, источавшему благоуханіе спасенія, дабы проникнутое вонями тѣло Іисусово пребывало непричастно вони тлѣнія.

Такъ Животъ всѣхъ, руками беззаконныхъ вознесенный на крестъ и умерщвленный для спасе/с. 149/нія всѣхъ, праведными и непорочными руками Іосифа и Никодима со креста снятъ, слезами священной скорби орошенъ и облитый въ множествѣ благовонными мѵрами и ароматами, во гробѣ для всеобщей жизни и безсмертія съ вѣрою и любовію положенъ.

Какое блаженство быть ученикомъ и послѣдователемъ висящаго на крестѣ, всѣми оставленнаго Іисуса, благоговѣть предъ Нимъ въ самомъ глубокомъ уничиженіи Его, употреблять и силу и богатство и трудъ въ защиту Его при общемъ поношеніи Его! И таковой достославный подвигъ показали въ снятіи со креста и погребеніи тѣла Іисусова подлинно благообразный Іосифъ и приснопамятный Никодимъ!

Ублажая присноблаженныхъ Іосифа и Никодима, будемъ по возможности и сами подражать имъ въ святомъ дерзновеніи предстательствовать за униженнаго Хріста въ лицѣ меньшей братіи Его, предстательствовать за нещастныхъ, осужденныхъ, лишенныхъ помощи, озлобленныхъ, гонимыхъ. Будемъ подражать приснопамятнымъ въ снятіи со креста тѣла Іисусова посѣщеніемъ въ духѣ Хрістіанскаго состраданія темницъ и заключенныхъ въ темницахъ, посѣщеніемъ жилищъ бѣдности, болѣзни, безродства, вообще домовъ плача и печали, также какъ виталищъ раздора, вражды, смятеній, и по мѣрѣ возможности и силъ нашихъ являть отраду бѣдствующимъ, утѣшеніе страждущимъ, приносить миръ и успокоеніе неимѣющимъ мира и покоя. Таковыми дѣйствіями /с. 150/ защищенія невинности противу угнѣтенія, вспомоществованія бѣдности, миротворенія раздоровъ и несогласія, всего лучше мы можемъ подражать приснопамятнымъ, и подобно имъ обвивать чистою плащаницею и облагать мѵрами тѣло Іисусово.

Будемъ въ духѣ священной скорби и печали посѣщать и мѣста погребенія умершихъ, гробы усопшихъ Отцевъ, братій и ближнихъ нашихъ, чтобы тамъ сѣтовать о грѣхахъ нашихъ. И гдѣ мы лучше можемъ утишать наши страсти, воспоминать свою бренность, и скоротечность жизни, учиться незлобію, терпѣнію, отрѣшенію отъ житейскаго, учиться жить для Бога и спасенія души, чтобы и умереть во Хрістѣ, какъ не у гроба Іисусова, какъ не при могилахъ умершихъ братій и ближнихъ, подобострастныхъ намъ человѣковъ?

При внутреннемъ плачѣ о себѣ и о грѣхахъ своихъ, при сердечномъ участіи въ печали и сѣтованіи скорбящихъ и плачущихъ, и мы съ Праведными Іосифомъ и Никодимомъ и съ святыми Мѵроносицами сподобимся услышать сладостный гласъ воскресшаго изъ мертвыхъ Господа: радуйтеся. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Утр. Вел. Субб. стих на цѣлов. плащан.
[2] Вечер. Вел. Пятка стих. стихов.

Источникъ: Страстная седмица съ Лазаревою субботою и недѣлею Ваій, или Поученія на каждый день Страстныя седмицы съ субботы Лазаревой до Великой, Еѵлампія, Епископа Вологодскаго и Устюжскаго. — М.: Въ Типографіи Александра Семена, 1853. — С. 136-150.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.