Церковный календарь
Новости


2018-09-22 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Святые Отцы на Вселенскихъ Соборахъ (1970)
2018-09-22 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 64-е (8 декабря 1917 г.)
2018-09-21 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Русская Зарубежная Церковь въ кривомъ зеркалѣ (1970)
2018-09-21 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 63-е (8 декабря 1917 г.)
2018-09-20 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Фантастическая исторія (1970)
2018-09-20 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 62-е (7 декабря 1917 г.)
2018-09-19 / russportal
Предсоборное Присутствіе 1906 г. Отдѣла I-го Журналъ №3 (18 марта 1906 г.)
2018-09-19 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 61-е (7 декабря 1917 г.)
2018-09-18 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Святая Русь въ исторіи Россіи (1970)
2018-09-18 / russportal
Предсоборное Присутствіе 1906 г. Отдѣла I-го Журналъ №2 (16 марта 1906 г.)
2018-09-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Кончина и погребеніе Блаж. Митр. Антонія (1970)
2018-09-17 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 60-е (5 декабря 1917 г.)
2018-09-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Какъ Митр. Антоній создалъ Зарубежную Церковь (1970)
2018-09-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Митрополитъ Антоній какъ учитель пастырства (1970)
2018-09-16 / russportal
Предсоборное Присутствіе 1906 г. Отдѣла I-го Журналъ №1 (14 марта 1906 г.)
2018-09-16 / russportal
Предсоборное Присутствіе 1906 г. Раздѣленіе на секціи (1906)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - суббота, 22 сентября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 9.
Церковная письменность

Свт. Игнатій (Брянчаниновъ), еп. Кавказскій († 1867 г.)

Святитель Игнатій (въ мірѣ Димитрій Александровичъ Брянчаниновъ) (1807-1867), знаменитый русскій духовный писатель и проповѣдникъ, еп. Кавказскій и Черноморскій. Родился 5 (18) февраля 1807 г. въ селѣ Покровскомъ, Грязовецкаго уѣзда, Вологодской губерніи въ благочестивой дворянской семьѣ. Еще въ дѣтствѣ почувствовалъ склонность къ молитвеннымъ трудамъ и уединенію. По настоянію отца окончилъ С.-Петербургское Военное инженерное училище (1826). Желая принять монашество, еще до окончательнаго экзамена подавалъ прошеніе объ отставкѣ, но получилъ отказъ. Для прохожденія службы былъ отправленъ въ Динабургскую крѣпость, гдѣ вскорѣ заболѣлъ, и осенью 1827 г. его прошеніе объ отставкѣ по болѣзни получило удовлетвореніе. Сразу же поступилъ послушникомъ въ монастырь. 28 іюня (11 іюля) 1831 г. былъ постриженъ въ монашество съ именемъ Игнатій въ честь свщмуч. Игнатія Богоносца; 4 (17) іюля рукоположенъ въ іеродіакона, а 25 іюля (7 августа) — въ іеромонаха. Въ 1833 г. возведенъ въ санъ игумена, а въ 1834 г. — въ санъ архимандрита. Въ 1857 г. въ С.-Петербургскомъ Казанскомъ соборѣ былъ хиротонисанъ во епископа Кавказскаго и Черноморскаго. Въ 1861 г. еп. Игнатій по болѣзни ушелъ на покой и поселился въ Николо-Бабаевскомъ монастырѣ Костромской епархіи, гдѣ велъ уединенную молитвенную жизнь до самой своей кончины 30 апрѣля (13 мая) 1867 г. Собраніе сочиненій свт. Игнатія составляетъ восемь томовъ. Большая часть его писаній носитъ нравственно-аскетическій характеръ. Святитель послѣдовательно излагаетъ святоотеческое ученіе о покаяніи, какъ полномъ духовномъ перерожденіи человѣка. Память свт. Игнатія — 30 апрѣля (13 мая).

Сочиненія свт. Игнанія (Брянчанинова)

СОЧИНЕНІЯ ЕПИСКОПА ИГНАТІЯ БРЯНЧАНИНОВА.
Томъ 3-й: Аскетическіе опыты. (Изданіе 2-е. СПб., 1886).

СЛОВО О СМЕРТИ.

[Участь души по смерти].

Въ то время, какъ тѣло уснуло сномъ смертнымъ, что совершается съ душею? Слово Божіе открываетъ намъ, что наши души, по разлученіи ихъ съ тѣлами, присоединяются — соотвѣтственно усвоеннымъ ими въ земной жизни добрымъ, или злымъ качествамъ — къ Ангеламъ свѣта, или къ ангеламъ падшимъ. Съ ангелами онѣ составляютъ, по естеству своему, одинъ разрядъ существъ, раздѣляясь по качеству, подобно имъ, добромъ или зломъ, усвоенными свободнымъ произволеніемъ естеству, въ первобытности непорочному и святому. Неоспоримыя доказательства этому находимъ въ Священномъ Писаніи и въ писаніяхъ Святыхъ Отцовъ. Господь обѣтовалъ покаявшемуся разбойнику немедленное преселеніе душею съ креста въ рай. Аминѣ глаголю тебѣ, сказалъ Онъ ему, днесь со Мною будеши въ раи (Лук. XXIII, 43). Страдалецъ, нищій Лазарь, отнесенъ былъ, по кончинѣ своей, Ангелами въ отдѣленіе рая, называемое лономъ Авраамовымъ, а умершій немилосердый богачъ, веселившійся во время земной жизни на вся дни свѣтло, былъ низвергнутъ въ адъ (Лук. XVI, 19-31). Души праведныхъ, разлучившіяся съ тѣлами, наслаждаются блаженствомъ на небѣ въ ожиданіи воскресенія тѣлъ, какъ повѣствуетъ тайновидецъ Іоаннъ Богословъ (Апок. VI, 10, 11); во адѣ, въ ужасныхъ мукахъ, ожидаютъ его грѣшники (Апок. XX, 13). Когда вострубитъ труба воскресенія, тогда рай представитъ небожителей для славнаго соединенія съ тѣлами ихъ, которыя оживутъ отъ гласа Сына Божія (Іоан. V, 25), какъ услышалъ этотъ голосъ четверодневный и уже смердящій Лазарь, и ожилъ: адъ представитъ мертвецовъ своихъ для Страшнаго Суда и окончательнаго приговора. По изреченіи приговора и по исполненіи его, усугубится блаженство праведниковъ, — грѣшники возвратятся въ адъ /с. 72/ свой для сугубаго мученія (Псал. IX, 18). О состояніи праведниковъ по воскресеніи Господь возвѣстилъ, что они яко Ангели Божіи на небеси суть, равни бо суть Ангеломъ (Матѳ. XX, 30; Лук. XX, 36). Предвозвѣщая о Своемъ второмъ пришествіи и Страшномъ Судѣ, Господь сказалъ, что тогда Онъ речетъ стоящимъ одесную Его праведникамъ: пріидите благословенніи Отца Моего, наслѣдуйте уготованное вамъ царствіе отъ сложенія мира; а стоящимъ ошуюю грѣшникамъ речетъ: идите отъ Мене, проклятіи, во огнь вѣчный, уготованный діаволу и ангеломъ его (Матѳ. XXV, 34-41). И то достовѣрно, что воздаяніе какъ праведниковъ, такъ и грѣшниковъ весьма различно. Правосудіе Божіе воздастъ каждому человѣку по дѣломъ его (Апок. XXII, 12). Не только небесныхъ обителей безчисленное множество, по свидѣтельству Спасителя, но и адъ имѣетъ множество различныхъ темницъ и различнаго рода мученія: согрѣшившій въ вѣдѣніи біена будетъ много, согрѣшившій въ невѣдѣніи біена будетъ мало (Лук. XII, 47, 48).

Христіане, одни православные христіане и, притомъ, проведшіе земную жизнь благочестиво, или очистившіе себя отъ грѣховъ искреннимъ раскаяніемъ, исповѣдію предъ отцомъ духовнымъ и исправленіемъ себя, наслѣдуютъ вмѣстѣ съ свѣтлыми Ангелами вѣчное блаженство. Напротивъ того, нечестивые, т. е. невѣрующіе во Христа, злочестивые, т. е. еретики, и тѣ изъ православныхъ христіанъ, которые проводили жизнь въ грѣхахъ, или впали въ какой-либо смертный грѣхъ и не уврачевали себя покаяніемъ, наслѣдуютъ вѣчное мученіе вмѣстѣ съ падшими ангелами. Патріархи Восточно-Каѳолической Церкви въ посланіи своемъ говорятъ: «Души людей, впавшихъ въ смертные грѣхи, и при смерти не отчаявшихся, но еще до разлученія съ настоящею жизнію покаявшихся, только неуспѣвшихъ принести никакихъ плодовъ покаянія, каковы: молитвы, слезы, колѣнопреклоненія при молитвенныхъ бдѣніяхъ, сокрушеніе сердечное, утѣшеніе бѣдныхъ и выраженіе дѣлами любви къ Богу и ближнимъ, что все Каѳолическая Церковь съ самаго начала признаетъ богоугоднымъ и благопотребнымъ — души такихъ людей нисходятъ во адъ, и терпятъ за учиненные ими грѣхи наказанія, не лишаясь, впрочемъ, надежды облегченія отъ нихъ. Облегченіе же получаютъ они по /с. 73/ безконечной благости, чрезъ молитвы священниковъ и благотворенія, совершаемыя за умершихъ, а особенно силою Безкровной Жертвы, которую въ частности приноситъ священнослужитель для каждаго христіанина о его присныхъ, вообще же за всѣхъ повседневно приноситъ Каѳолическая и Апостольская Церковь» [1]. Смерть грѣшниковъ люта (Псал. 18, 22), говоритъ писаніе, а для благочестивыхъ и святыхъ она — переходъ отъ молвъ и смятеній житейскихъ къ нерушимому спокойствію, отъ непрерывныхъ страданій къ непрерывному и неокончающемуся блаженству, переходъ съ земли на небо и соединеніе съ безчисленнымъ сонмомъ святыхъ Ангеловъ и безчисленнымъ сонмомъ святыхъ человѣковъ. Въ ненасытномъ созерцаніи Бога и въ непрестанномъ горѣніи любовію къ Нему заключается высшее и существенное наслажденіе небожителей. Преподобный Макарій Великій разсуждаетъ объ этомъ предметѣ слѣдующимъ образомъ: «Когда исходитъ изъ тѣла душа человѣческая, тогда совершается нѣкое великое таинство. Если она повинна будетъ грѣху, то приступаютъ къ ней полчища демоновъ и ангелы сопротивные и силы темныя, и похищаютъ душу въ область свою. И не должно сему, какъ-бы необычайному, удивляться. Если человѣкъ, живя еще въ семъ вѣкѣ, имъ покорился, и повинулся, и содѣлался ихъ рабомъ: тѣмъ болѣе, когда исходитъ отъ міра, бываетъ ими плѣненъ и порабощенъ. Также, напротивъ, въ отношеніи лучшаго состоянія должно разумѣть: святымъ Божіимъ рабамъ и нынѣ предстоятъ Ангелы, и святые духи сохраняютъ и окружаютъ ихъ. А когда изъ тѣла изыдутъ, лики Ангельскіе, воспріявъ ихъ душу, относятъ въ свою страну, въ міръ святыни, и приводятъ ихъ къ Господу» [2].

Уже то самое, что для душъ человѣческихъ предназначено одно мѣсто жительства, одинаковое наслажденіе и одинаковая казнь съ ангелами, служитъ указаніемъ, что души — существа по всему подобныя ангеламъ. Это очевидно изъ вышеприведенныхъ словъ Господа, сказавшаго, что праведные человѣки, по воскресеніи, подобны и равны Ангеламъ. Древнимъ праведникамъ Аврааму, Лоту, Іакову и другимъ, Ангелы являлись въ видѣ мужей, и не вдругъ познавали праведники, что явившіеся имъ не человѣки, а без/с. 74/плотные. По воскресеніи Христовомъ, Ангелы явились Женамъ Мѵроносицамъ въ образѣ мужей, облеченныхъ въ блестящія бѣлыя ризы (Лук. XXIV, 4; Іоан. XX, 12); при вознесеніи Христовомъ они явились Апостоламъ также въ видѣ мужей, одѣянныхъ въ бѣлую одежду (Дѣян. I, 10). Святые Отцы часто видѣли Ангеловъ свѣтлыми бѣлоризцами, а демоновъ — черными безобразными эѳіопами. Господь, по воскресеніи Своемъ, внезапно сталъ посреди Апостоловъ, находившихся вмѣстѣ въ горницѣ. Апостолы устрашились, полагая, что видятъ духъ; но Господь успокоилъ ихъ, объяснивъ разность между явленіемъ духа и явленіемъ Своимъ въ прославленномъ тѣлѣ. Что смущени есте, сказалъ Онъ имъ, и почто помышленія входятъ въ сердца ваша? Видите руцѣ Мои и нозѣ Мои, яко Самъ Азъ есмь; осяжите Мя и видите, яко духъ плоти и кости не имать якоже Мене видите имуща (Лук. XXIV, 38, 39). Здѣсь не сказано, что духъ не имѣетъ никакого вида. Мало этого: предоставлено признавать, что духи, т. е. ангелы и души, имѣютъ видъ; сказано только, что они не имѣютъ плоти и костей, которыя сохранило тѣло Христово и въ прославленномъ его состояніи. Выразили свое понятіе христіане іерусалимскіе, понятіе, что духи имѣютъ видъ, признавъ духомъ, видѣннаго откровицею Роди, апостола Петра, чудесно избавившагося изъ темницы. Ангелъ его есть (Дѣян. XII, 13-15), сказали они. Святый Макарій Великій говоритъ, что ангелы имѣютъ образъ и видъ, такъ какъ и душа имѣетъ свой образъ и видъ, и что этотъ образъ, наружный видъ, какъ ангела, такъ и души, есть образъ и видъ внѣшняго человѣка въ его тѣлѣ [3]. Тотъ же угодникъ Божій научаетъ, что ангелы и души, хотя и очень тонки по существу своему, однако, при всей тонкости своей, суть тѣла. Они — тѣла тонкія, эѳирныя, такъ какъ, напротивъ, наши земныя тѣла очень вещественны и грубы. Грубое человѣческое тѣло служитъ одеждою для тонкаго тѣла — души. На глаза, уши, руки, ноги, принадлежащія душѣ, надѣты подобные члены тѣла [4]. Когда душа разлучается съ тѣломъ посредствомъ смерти, она совлекается его, какъ-бы одежды. Святый Макарій говоритъ, что совершеннѣйшіе изъ христіанъ, очищенные и просвѣщенные Святымъ Духомъ, видятъ образъ души, но такого совершенства и видѣнія достигаютъ /с. 75/ между Святыми весьма рѣдкіе [5]. Этотъ великій Отецъ утверждаетъ, что у молящихся молитвою Духа душа во время молитвы иногда выходитъ изъ тѣла особеннымъ непостижимымъ дѣйствіемъ Святаго Духа [6]. И въ тотъ вѣкъ, въ который процвѣталъ въ пустынѣ египетскаго скита Великій Макарій, въ вѣкъ высокаго подвижничества монашескаго, весьма рѣдкіе между святыми иноками сподоблялись видѣть образъ души; тѣмъ рѣже они нынѣ. Но и нынѣ они встрѣчаются, по великой милости Божіей и по неложному обѣтованію Господа Іисуса пребывать съ вѣрными учениками Своими до скончанія вѣка. По личному свидѣтельству такого избранника Божія, внезапно узрѣвшаго душу свою, при обильнѣйшемъ благодатномъ дѣйствіи молитвы, исшедшею изъ тѣла и стоящею на воздухѣ, она — эѳирное, весьма тонкое, летучее тѣло, имѣющее весь видъ нашего грубаго тѣла, всѣ его члены, даже волосы, его характеръ лица, — словомъ, полное сходство съ нимъ. Не только силы ума и сердца были при душѣ, но при ней были и всѣ органы чувствъ: зрѣнія, слуха, осязанія, при ней была вся жизнь, а тѣло оставалось на стулѣ, какъ мертвое, какъ скинутая одежда, доколѣ, по мановенію Божію, не возвратилась въ него душа такъ же непостижимо, какъ непостижимо вышла изъ него [7]. Ангелы подобны душѣ: имѣютъ члены, главу, очи, уста, перси, руки, ноги власы: — словомъ, полное подобіе видимаго человѣка въ его тѣлѣ. Красота добродѣтели и Божія благодать сіяютъ на лицахъ святыхъ Ангеловъ; этотъ характеръ напечатлѣнъ на лицахъ и добродѣтельнѣйшихъ христіанъ. Отчаянная злоба составляетъ характеръ падшихъ ангеловъ; лица ихъ похожи на безобразныя лица злодѣевъ и преступниковъ между человѣками. Такъ повѣдаютъ видѣвшіе Ангеловъ свѣта и ангеловъ тьмы. Ангелъ и душа называются безплотными, какъ неимѣющіе нашей плоти; называются /с. 76/ духомъ, какъ существа тонкія, совершенно отличающіяся отъ предметовъ, составляющихъ вещественный міръ. Такъ называются они и на обыкновенномъ языкѣ человѣческомъ, и въ Священномъ Писаніи, и въ писаніяхъ святыхъ Отцовъ [8]: вещество ихъ несравненно тоньше вещества земныхъ предметовъ, нами видимыхъ. Въ обыкновенномъ нашемъ состояніи паденія мы не видимъ духовъ, но ощущаемъ вліяніе ихъ на насъ, если проводимъ внимательную, благочестивую жизнь. Благодатное, живое, мысленное ощущеніе духовъ есть духовное видѣніе ихъ [9]. Вѣтеръ, воздухъ, разные газы и испаренія называются обыкновенно, и даже въ Священномъ Писаніи и отеческихъ Писаніяхъ, духомъ. Такъ Господь уподобилъ дѣйствіе Святаго Духа дѣйствію вѣтра; вѣтеръ въ этомъ мѣстѣ Евангелія названъ духомъ [10]. Но въ собственномъ, точномъ смыслѣ, одинъ Богъ — Духъ. Онъ, какъ Существо всесовершенное, вполнѣ отличается естествомъ Своимъ отъ естества тварей, какъ бы онѣ ни были, сравнительно съ другими тварями, тонки и совершенны. Нѣтъ существа одноестественнаго Богу! И потому кромѣ Бога, нѣтъ другаго духовнаго существа по естеству [11]. Духъ есть /с. 77/ Богъ (Іоанн. IV, 24), творяй ангелы Своя духи и слуги Своя огнь палящь (Евр. I, 7), — Богъ вочеловѣчившійся, чтобы воврещи огнь (Лук. XII, 49) въ сердца наши, /с. 78/ умерщвленныя грѣхомъ и оледенѣвшія отъ грѣха, содѣлать насъ чрезъ соединеніе съ Собою пламенемъ и духомъ, неприступнымъ для тлѣнія и діавола. Чужды истинной жизни и истинной духовности и ангелы падшіе и души отверженныхъ грѣшниковъ [12].

/с. 79/ Будущія жилища душъ соотвѣтствуютъ естеству ихъ, т. е. ихъ эѳирной природѣ. Соотвѣтствуетъ этой природѣ эдемъ или рай соотвѣтствуетъ ей и адъ. Кромѣ духовнаго наслажденія и внутренняго царства святой души, раскрывающагося въ ней уже отсюда по мѣрѣ ея очищенія, она помѣщается въ страну и обитель, каковымъ подобаетъ быть мѣстопребыванію души, удостоенной милостію Божіею вѣчнаго блаженства. Душа грѣшная, отвергнутая Богомъ, не только мучится своею совѣстію и своимъ состояніемъ отверженія, но и заключается въ страшную подземную темницу, именуемую адомъ, тартаромъ, геенною, гдѣ подвергается лютымъ мукамъ, способнымъ терзать ея эѳирную природу. Все это сказано въ Священномъ Писаніи, и открывается Святымъ Духомъ, по Его избранію и усмотрѣнію, человѣкамъ, достойнымъ такого откровенія, откровенія душеполезнѣйшаго.

Часто, когда хотимъ тщательно обозрѣть какой-либо предметъ видимаго міра, избираемъ удобное мѣсто для самихъ себя, съ котораго предметъ могъ бы быть удовлетворительнѣе виденъ и разсмотрѣнъ: дѣлаемъ это не потому, чтобъ нуждался въ этомъ самъ предметъ, но потому, что мы нуждаемся пособить ограниченности нашей. Никакъ не лишнимъ будетъ избраніе для себя приличнаго мысленнаго мѣста при нынѣшнемъ нашемъ разсматриваніи. Мы безошибочно пріищемъ мѣсто это, и станемъ на него, когда усмотримъ и сознаемъ нашу ничтожность среди громаднаго мірозданія, ничтожность нашихъ средствъ къ пріобрѣтенію познаній, ничтожность самыхъ познаній, нужду, настоятельную нужду, даже къ самопознанію, въ Божественномъ Откровеніи. Мы не видимъ ни рая, ни ада нашими чувственными очами; но что видимъ мы ими? Что /с. 80/ видимъ ими — не говорю въ мірѣ духовъ — что видимъ въ этомъ самомъ чувственномъ мірѣ, который съ такою увѣренностію называемъ видимымъ міромъ? Видимъ въ немъ лишь малѣйшую часть предметовъ, ничто въ сравненіи съ цѣлымъ. Въ этомъ уличаютъ насъ и телескопъ и микроскопъ, уличаютъ обоняніе и осязаніе наши, которыя ощущаютъ газы, невидимые для глаза, и тѣмъ открываютъ существованіе ихъ, скрывающееся отъ зрѣнія; уличаетъ насъ пространство, ограничивающее и затрудняющее взоръ нашъ тѣснымъ, непрестанно измѣняющимся горизонтомъ; уличаетъ непроницаемость земли и многихъ другихъ предметовъ на ея поверхности; уличаетъ насъ ограниченность, крайняя ограниченность нашего зрѣнія, немогущаго видѣть ни одного предмета въ настоящемъ его видѣ [13], невидящаго газовъ по ихъ тонкости, немогущаго проницать грубыхъ предметовъ по ихъ плотности, даже немогущаго видѣть одной стороны предмета безъ того, чтобъ другая сторона или и многія стороны не скрывались. Что видимъ мы изъ видимой природы? — ничтожнѣйшую ея частичку!.. И нашу привычку къ ограниченности нашего зрѣнія считаемъ зрѣніемъ полнымъ и удовлетворительнымъ. Изъ познанія ограниченности нашей, познанія смиреннаго и вѣрнаго, благоговѣйно устремимъ взоры ума къ тѣмъ предметамъ, которые скрыты отъ нашихъ грубыхъ чувствъ, но открываются намъ милосердіемъ и благодатію Божіею.

Примѣчанія:
[1] Член. XVIII.
[2] Бес. 22-я.
[3] Бес. VII.
[4] Бес. IV, гл. 9; Слово 5, гл. 6.
[5] Бес. VII, гл. 6 и 7.
[6] Слово 6, гл. 8. Описывая сверхъестественныя дѣйствія божественной благодати во время молитвы, Великій Макарій говоритъ: «въ той часъ случается человѣку, что съ исхожденіемъ изъ устъ молитвы исходитъ купно изъ него душа». Очевидно, что это случалось съ самымъ святымъ Макаріемъ.
[7] Въ наше столѣтіе, сколько извѣстно писавшему это Слово, два инока сподобились зрѣть душу свою исшедшею изъ тѣла во время молитвы: Сибирскій пустынникъ, монахъ Василискъ, скончавшійся въ 1825 году, и Никифоровской пустыны схимонахъ Игнатій, скончавшійся въ 1852 году. Послѣдній лично открылъ о себѣ писавшему Слово, а съ ближайшими учениками перваго составитель Слова удостоился сожительства и о Господѣ дружбы.
[8] Извѣстно, что духовные мужи и духовныя письмена со всею точностію излагаютъ мысль Духа, весьма часто употребляя слово современнаго человѣческаго общества, какъ понятное всѣмъ, нисколько не заботясь, въ какомъ видѣ эта мысль принята ученостію человѣческою. Такъ изрекъ Іисусъ Навинъ: да станетъ солнце (Іис. X, 12), и день продлится болѣе обыкновеннаго: сила Божія отозвалась духовному слову Вѣры, немоществовавшему плотію, и тщетны возгласы человѣческой учености, критикующей матеріальную точность слова, вызвавшаго сверхъестественное событіе! Вникнувъ въ писанія Отцовъ, найдемъ, что словомъ духъ, по современному имъ понятію, весьма недавно утратившемуся, всегда именовались газы и пары, наиболѣе воздухъ, вѣтеръ и человѣческое дыханіе. Препод. Григорія Синаита гл. 1 изъ 15 главъ о безмолвіи и о дву образѣхъ молитвы. Доброт., ч. 1.
[9] Духовное видѣніе духовъ благодатною чистотою ума и сердца несравненно выше видѣнія духовъ очами тѣлесными, или душевными, когда эти очи видятъ только наружный образъ духовъ. При послѣднемъ видѣніи, неопытный зритель почти всегда подвергается или обману, или душевному бѣдствію. Видѣніе духовное, напротивъ того, есть плодъ благочестивой подвижнической жизни, осѣненной Божіею благодатію и Божіимъ благословеніемъ. Оно преисполнено душевной пользы, потому что оно видитъ свойство духовъ, образъ дѣйствія ихъ, и потому охраняется отъ духовъ лукавыхъ, какъ и святый Апостолъ Іоаннъ сказалъ: рожденный отъ Бога блюдетъ себе, и лукавый не прикасается ему (1 Іоан. V, 18).
[10] Смотри толкованіе блаженнаго Ѳеофилакта, епископа болгарскаго, на Евангеліе отъ Іоанна, главу 3, стихъ 8. Также преподобный Григорій Синаитъ говоритъ: «духъ идѣже хощетъ дышетъ (глаголетъ Господь), пріявъ примѣръ отъ дыханія чувственнаго вѣтра». Глава 3 изъ 15 вышеприведенныхъ главъ.
[11] «Безтѣлеснымъ и невещественнымъ» — говоритъ святый Іоаннъ Дамаскинъ — /с. 77/ называется ангелъ по сравненію съ нами. Ибо все, въ сравненіи съ Богомъ, единымъ несравнимымъ, оказывается грубымъ и вещественнымъ. Одно только Божество въ строгомъ смыслѣ не вещественно и безтѣлесно». Точное изложеніе Православныя вѣры, книга 2, глава III «объ Ангелахъ». «По естеству — говоритъ тотъ же Святый — безтѣлесенъ только Богъ: Ангелы же, демоны и души безтѣлесны по благодати и въ сравненіи съ грубымъ веществомъ». Тамъ же гл. XII «о человѣкѣ». «Ниже премудріи премудростію своею — говоритъ святый Макарій Великій — ниже разумніи разумомъ своимъ возмогли поняти тонкость души, или сказати, какимъ образомъ она существуетъ, кромѣ тѣхъ, которымъ чрезъ Духа Святаго открыто постиженіе и точное души познаніе. Но ты здѣсь размысли, разсуди и внемли, и слыши, что она есть? Той есть Богъ, а она не Богъ; Той Господь, а она раба; Онъ Творецъ, а сія тварь; Тотъ Создатель, а она созданіе; нѣтъ никакого подобія между естествомъ Того и сея». Бесѣда 49, глава IV. — «Хотя мы называемъ — говоритъ преподобный Кассіанъ Римлянинъ — многія существа духовными, каковы Ангелы, Архангелы и прочія Силы, также самая душа наша, или каковъ этотъ тонкій воздухъ, но ихъ никакъ не должно признавать безтѣлесными. Они имѣютъ соотвѣтственное тѣло, въ которомъ существуютъ, хотя несравненно тончайшее нашего тѣла. Они суть тѣла, по мнѣнію Апостола, который сказалъ: и тѣлеса небесная, и тѣлеса земная, и опять: сѣется тѣло душевное, востаетъ тѣло духовное (1 Кор. XV, 40. 44), чѣмъ ясно указуется, что безтѣлесенъ одинъ только Богъ». Собесѣдованіе 7, гл. 13. — Преподобный Кассіанъ чествуется святою Православною Церковію въ ликѣ святыхъ угодниковъ Божіихъ (память его 29 февраля), хулится и причисляется къ еретикамъ полу-пелагіанамъ папистами за то, что онъ еще въ началѣ V вѣка обличалъ римлянъ въ отступленіяхъ, въ которыхъ впослѣдствіи они обличены были шестымъ Вселенскимъ Соборомъ, и фактически доказывалъ, что христіанство несравненно совершеннѣе развито на Востокѣ, чѣмъ на Западѣ. Сочиненія преподобнаго Кассіана изданы, при пространныхъ комментаріяхъ, іезуитомъ Аллардомъ Газеемъ. Издатель раздѣляетъ нерасположеніе своей секты къ Преподобному, критикуя во многихъ мѣстахъ его сочиненіе святое. Критикуетъ онъ и мнѣніе Преподобнаго, что духи суть тонкія тѣла (Собес. 7, гл. 13, примѣчаніе 6, и Собесѣдованіе 8, гл. 12, примѣчаніе а). Аллардъ называетъ это мнѣніе парадоксомъ (ученіемъ новымъ, страннымъ) и сумасбродствомъ, противопоставляетъ этому мнѣнію мнѣніе, какъ называетъ его, общепринятое, что ангелы вполнѣ безплотны, вполнѣ духовны, невещественны. Критика, сама по себѣ незаслуживающая никакого вниманія! Къ сожалѣнію, и у насъ нѣкоторые участвуютъ въ темномъ и неопредѣленномъ мнѣніи іезуита и западныхъ умствователей насчетъ безтѣлесности сотворенныхъ духовъ. Священное Писаніе и святые Отцы постоянно называютъ ихъ безплотными и невещественными, но такъ называютъ ихъ только относительно: относительно къ грубымъ тѣламъ человѣческимъ и къ грубому міру вещественному, а отнюдь не относительно къ Богу — единому Духу. Единъ Богъ — вполнѣ Духъ. Ангелы, какъ святые, такъ и падшіе, подчинены времени и пространству. Понятіе о подчиненіи пространству неразлучно отъ понятія о подчиненіи формѣ. Отвергнувъ понятіе о подчиненіи ангеловъ пространству, должно или вовсе отвергнуть ихъ существованіе, или признать ихъ безпредѣльными, т. е. приписать имъ вездѣсущіе Божеское. Только двѣ неопредѣленныя величины — ничто и безконечное — не подчиняются никакой формѣ; всякая, напротивъ того, опре/с. 78/дѣленная величина, какъ бы ни была велика или мала, непремѣнно имѣетъ форму, по самой опредѣленности своей. Согласившись, что ангелы ограничены, необходимо должно принять и то, что они, по отношенію къ пространству, имѣютъ форму, а по отношенію къ тонкости естества имѣютъ извѣстную степень этой тонкости, т. е. неизбѣжно суть тѣла, какъ бы эти тѣла ни были тонки. Форма ограниченнаго существа непремѣнно обрисовывается, такъ сказать, самыми его предѣлами, оконечностями; обрисованное такимъ образомъ существо имѣетъ свой видъ. Безконечное не подчинено никакой формѣ, какъ неимѣющее ни въ какомъ направленіи никакого окончанія; по этой же причинѣ оно не можетъ имѣть никакого вида. Бога никтоже видѣ нигдѣже (Іоанн. 1, 18). Безконечное существо не можетъ быть тѣломъ, потому что оно тоньше всякой превосходнѣйшей тонкости, оно вполнѣ духъ. Такой Духъ — Существо, несравнимое ни съ какимъ существомъ созданнымъ, единое существо въ точномъ смыслѣ — есть Богъ. Не одинъ преподобный Кассіанъ былъ того мнѣнія, что ангелы имѣютъ тонкія тѣла, но и всѣ тѣ угодники Божіи, которые сподобились видѣть лицемъ къ лицу Ангеловъ свѣта и видѣли ангеловъ тьмы. Многіе изъ нихъ претерпѣли лютыя біенія отъ бѣсовъ (напримѣръ, Антоній Великій); другіе, получивъ силу отъ Бога, подвергали біенію падшихъ ангеловъ (см. житіе св. Андрея 2 октября, житіе св. мученицы Іуліаніи 21 декабря). Какъ бы могло это осуществиться, еслибъ падшіе ангелы вполнѣ были безтѣлесны, какъ говоритъ о нихъ западный писатель? Напротивъ того, ихъ явную борьбу со Святыми только и можно объяснить, принявъ, что они имѣютъ тонкія тѣла. Аллардъ говоритъ, что преподобные отцы египетскаго Скита заимствовали мысль о тонкой тѣлесности духовъ у греческаго философа Платона (Collatio 7, cap. 13); но великій Макарій, основатель этого Скита, какъ выше приведено, утверждаетъ, что познаніе о тонкости существа души, а потому и духовъ, скрыто отъ премудрыхъ земли, а доставляется единственно Святымъ Духомъ. Ученіе о сотворенныхъ духахъ, принятое россійскою Церковію и всею восточною Православною, изложено, хотя кратко, но весьма ясно и опредѣленно, въ Догматическомъ Богословіи, Православной Каѳолической Восточной Церкви, которое, по опредѣленію Святѣйшаго Синода, служитъ учебнымъ руководствомъ въ россійскихъ семинаріяхъ. «Они (духи), сказано въ Богословіи, безтѣлесны. Впрочемъ святые Отцы понимаютъ безтѣлесность ангеловъ въ смыслѣ ограниченномъ, именно, что они безтѣлесны только по сравненію съ нами, облеченными грубою и тяжкою плотію. Святый Іоаннъ Дамаскинъ говоритъ: безтѣлеснымъ и невещественнымъ называется ангелъ по сравненію съ нами. Ибо все, въ сравненіи съ Богомъ, единымъ несравнимымъ, оказывается грубымъ и вещественнымъ. Одно только Божество въ строгомъ смыслѣ невещественно. Они — невидимы. Впрочемъ и сіе свойство принимается Отцами ограниченно: ангелъ, душа, демонъ, говоритъ святый Дамаскинъ, хотя и не имѣютъ грубости тѣлесной, но также имѣютъ видъ и ограниченность, свойственную своей природѣ. Одно Божеское существо неописанно, совершенно безвидно, необразно и неограниченно». Гл. 97, стран. 95 и 96, изданіе седьмое, 1857 года.
[12] «Умы нѣкогда сущіи и тіи (демоны), и безвеществія онаго и тонкости отпадше, вещественную нѣкую дебелость кійждо имать, по чину или дѣйству втѣлесѣваемь, по немуже дѣйству укачествися: понеже бо и тіи, подобнѣ человѣку, /с. 79/ ангельскую сладость погубльше, наслажденія Божественнаго лишишася, и въ персти, якоже и мы, наслажденіе имутъ, вещественни нѣкако и тіи бывше вещественныхъ страстей навыкновеньми (пріятіемъ). И чудитися недостоитъ, понеже и наша душа, создана бывши по образу Божію, словесна же и умна, не познавши же Бога, скотна содѣлася и нечувственна, и мало не безумна вещественныхъ дѣлъ наслажденьми: обыче бо навыкновеніе (въ рукописи: имство, т. е. пріятіе чего-либо извнѣ естества) претворяти естество и измѣняти дѣйство къ произволенію». Преподобнаго Григорія Синаита гл. 123. Доброт., ч. 1. Какимъ образомъ естество, чрезъ принятіе чего-либо извнѣ себя, подчиняется дѣйствію этого, чуждаго естеству, съ очевидностію можно замѣтить при принятіи пищи и питія. Праотцы, преступивъ заповѣдь Божію, тотчасъ подчинились дѣйствію зла, произвольно ими принятаго, хотя оно было и неестественно имъ.
[13] Извѣстно, что ближайшія части предмета къ глазу кажутся ему больше, а отдаленныя меньше. На этомъ свойствѣ глаза нашего основана наука: Дескриптивная или Начертательная Геометрія.

Источникъ: Сочиненія епископа Игнатія Брянчанинова. Томъ третій: Аскетическіе опыты. — Изданіе второе, исправленное и дополненное. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1886. — С. 71-80.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.