Церковный календарь
Новости


2017-10-23 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 22-я (1939)
2017-10-23 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 21-я (1939)
2017-10-23 / russportal
Архіеп. Аверкій. Что намъ необходимо знать и помнить? (1975)
2017-10-23 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). День Святой Троицы (1975)
2017-10-23 / russportal
"Печерскій Патерикъ". Обрѣтеніе мощей прав. Іуліаніи, кн. Ольшанской (1967)
2017-10-23 / russportal
"Кіево-Печерскій Патерикъ". Житіе преп. Поликарпа, архим. Печерскаго (1967)
2017-10-22 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Правда о Русской Церкви..." Глава 10-я (1961)
2017-10-22 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). "Православіе и религія будущаго". Глава 5-я (1991)
2017-10-21 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 20-я (1939)
2017-10-21 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 19-я (1939)
2017-10-21 / russportal
"Кіево-Печерскій Патерикъ". Житіе преп. Симона, еп. Владимірскаго (1967)
2017-10-21 / russportal
"Печерскій Патерикъ". Житіе преп. Нестора, лѣтописца Россійскаго (1967)
2017-10-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Христосъ Воскресе! (1975)
2017-10-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Есть ли у насъ покаяніе? (1975)
2017-10-21 / russportal
И. А. Ильинъ. «О сопротивленіи злу силою». Глава 15-я (1925)
2017-10-21 / russportal
И. А. Ильинъ. «О сопротивленіи злу силою». Глава 14-я (1925)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 24 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Церковная письменность

Свт. Игнатій (Брянчаниновъ), еп. Кавказскій († 1867 г.)

Святитель Игнатій (въ мірѣ Димитрій Александровичъ Брянчаниновъ) (1807-1867), знаменитый русскій духовный писатель и проповѣдникъ, еп. Кавказскій и Черноморскій. Родился 5 (18) февраля 1807 г. въ селѣ Покровскомъ, Грязовецкаго уѣзда, Вологодской губерніи въ благочестивой дворянской семьѣ. Еще въ дѣтствѣ почувствовалъ склонность къ молитвеннымъ трудамъ и уединенію. По настоянію отца окончилъ С.-Петербургское Военное инженерное училище (1826). Желая принять монашество, еще до окончательнаго экзамена подавалъ прошеніе объ отставкѣ, но получилъ отказъ. Для прохожденія службы былъ отправленъ въ Динабургскую крѣпость, гдѣ вскорѣ заболѣлъ, и осенью 1827 г. его прошеніе объ отставкѣ по болѣзни получило удовлетвореніе. Сразу же поступилъ послушникомъ въ монастырь. 28 іюня (11 іюля) 1831 г. былъ постриженъ въ монашество съ именемъ Игнатій въ честь свщмуч. Игнатія Богоносца; 4 (17) іюля рукоположенъ въ іеродіакона, а 25 іюля (7 августа) — въ іеромонаха. Въ 1833 г. возведенъ въ санъ игумена, а въ 1834 г. — въ санъ архимандрита. Въ 1857 г. въ С.-Петербургскомъ Казанскомъ соборѣ былъ хиротонисанъ во епископа Кавказскаго и Черноморскаго. Въ 1861 г. еп. Игнатій по болѣзни ушелъ на покой и поселился въ Николо-Бабаевскомъ монастырѣ Костромской епархіи, гдѣ велъ уединенную молитвенную жизнь до самой своей кончины 30 апрѣля (13 мая) 1867 г. Собраніе сочиненій свт. Игнатія составляетъ восемь томовъ. Большая часть его писаній носитъ нравственно-аскетическій характеръ. Святитель послѣдовательно излагаетъ святоотеческое ученіе о покаяніи, какъ полномъ духовномъ перерожденіи человѣка. Память свт. Игнатія — 30 апрѣля (13 мая).

Сочиненія свт. Игнанія (Брянчанинова)

СОЧИНЕНІЯ ЕПИСКОПА ИГНАТІЯ БРЯНЧАНИНОВА.
Томъ 3-й: Аскетическіе опыты. (Изданіе 2-е. СПб., 1886).

СЛОВО О СМЕРТИ.

[Рай и небеса].

Боговидецъ Моисей, описывая въ Бытейской книгѣ сотвореніе міра, говоритъ, что въ то же время Господь насадилъ на Востокѣ рай сладости (Быт. II, 8), куда и помѣстилъ первыхъ двухъ человѣковъ, родоначальниковъ человѣческаго племени. И взя Господь Богъ человѣка, егоже созда, и введе въ рай сладости, дѣлати его и хранити (Быт. II, 1). Согласно этому повѣствованію, Господь засвидѣтельствовалъ, какъ выше было сказано, что царство небесное уготовано для человѣковъ отъ сложенія міра. Праотцы преступили въ раю заповѣдь Божію: послѣ преступленія они внезапно измѣнились душею и тѣломъ, сдѣлались неспособными пребывать въ святомъ раѣ. Тогда Богъ — говоритъ вдохновенный Бытописатель — изгнала человѣка изъ рая, и изринулъ на землю, и вселилъ ихъ на ней /с. 81/ прямо рая сладости (Быт. III, 23, 24). Слова: прямо рая сладости приводятъ къ мысли, что земная природа подобна раю красотами своими, и напоминаетъ его собою падшему человѣку. Когда видимъ великолѣпіе нашего изгнанія — земли, невольно восклицаемъ: это рай! Такое выраженіе употреблено и Священнымъ Писаніемъ о плодороднѣйшей странѣ Содомской до ея превращенія: она уподоблена раю Божію (Быт. XIII, 24). Боговидецъ Моисей изображаетъ рай изящнѣйшимъ и обширнѣйшимъ садомъ (Быт. II, 9). Точно такимъ видѣли рай многіе угодники Божіи Новозавѣтной Церкви. Таковъ онъ и на самомъ дѣлѣ: но вещество его и природа тонки, соотвѣтствуютъ естеству его жителей — духовъ, и потому недоступны для нашихъ чувствъ, огрубѣвшихъ и притупѣвшихъ отъ паденія. Когда изгнанъ былъ изъ рая человѣкъ, первоначально бывшій его хранителемъ, тогда обязанность райскаго стража возложена на Херувима (Быт. III, 24); душа разбойника, исповѣдавшаго на крестѣ Господа, помѣщена въ рай (Лук. XXIII, 43); туда помѣщены души многихъ христіанъ, удостоившихся спасенія: этимъ объясняется свойство райской природы. Святый Макарій Великій говоритъ о людяхъ, пріобрѣтшихъ небесное богатство: «знаютъ ихъ сограждане, т. е. духи Святыхъ и Ангеловъ, и съ удивленіемъ говорятъ: великое богатство пріобрѣли наши братія, находящіеся на земли. Они (эти земные братія небожителей), при отшествіи изъ сего міра, имѣя съ собою Господа, идутъ съ великою радостію къ небеснымъ жителямъ; обитающіе же съ Господомъ пріемлютъ и отводятъ ихъ въ приготовленныя имъ заблаговременно обители (домы и вертограды, на греческомъ παραδέισους, сады — рай во множественномъ числѣ) и возлагаютъ на нихъ драгоцѣнныя и знаменитыя одѣянія» [1]. Преподобный Григорій Синаитъ, ссылаясь на видѣвшихъ рай и повѣствовавшихъ о немъ, говоритъ, что онъ есть низшее небо, что онъ преисполненъ благовонными садами, насажденными Богомъ; что древа этихъ садовъ постоянно покрыты цвѣтами и плодами; что посреди рая течетъ рѣка, его напояющая и раздѣляющаяся на четыре рукава [2]. Объ этой рѣкѣ упоминаетъ и Священное Писаніе; рѣка же, /с. 82/ говоритъ оно, исходитъ изъ Эдема напаяти рай: оттуду разлучается на четыре начала (Быт. II, 10). Святый пророкъ Давидъ также воспоминаетъ о водѣ, находящейся превыше небесъ (Псал. CXLVIII, 4). Мѣсто рая опредѣляется Священнымъ Писаніемъ на востоцѣ. Въ такомъ направленіи находится рай по отношенію къ землѣ. Преподобная Ѳеодора повѣдала, что по исшествіи ея изъ тѣла, она съ сопутствовавшими ей Ангелами направилась для достиженія небесныхъ обителей къ востоку [3]; великій угодникъ Божій Сѵмеонъ Дивногорецъ видѣлъ рай на востокѣ [4]; на востокѣ видѣла его преподобная Евфросинія Суздальская въ дивномъ видѣніи своемъ [5]. На востокъ строются православные храмы; православные христіане при молитвахъ своихъ обращаются къ востоку; тѣла умершихъ кладутся по направленію къ востоку — прямо рая сладости. Тѣмъ, для которыхъ остается недовольно удовлетворительнымъ опредѣленіе мѣстности рая изреченіемъ Писанія на востоцѣ, отвѣчаемъ словами преподобнаго Григорія Синаита; «обычай есть Писанію о недоумѣваемыхъ доселѣ творити сказаніе просто и немногопытнѣ» [6].

Апостолъ Павелъ былъ восхищенъ въ рай, и потомъ до третьяго неба — аще въ тѣлѣ, или кромѣ тѣла, не вѣмъ, говоритъ онъ — и слышалъ тамъ неизреченные глаголы, ихже не лѣть есть человѣку глаголати (2 Кор. XII, 3, 4). Природа рая, благолѣпіе небесъ, изобиліе тамъ благодатнаго блаженства такъ превышаютъ все изящное и пріятное земное, что святый Апостолъ, для изображенія видѣннаго имъ въ священномъ изступленіи, употребилъ слѣдующія выраженія: око не видѣ, и ухо не слыша, и на сердце человѣку не взыдоша, яже уготова Богъ любящимъ Его. Намъ же Богъ открылъ есть Духомъ Своимъ (1 Кор. II, 9, 10). Въ этихъ словахъ Апостола заключается печальная истина: паденіе человѣка такъ глубоко, что онъ въ состояніи паденія уже не можетъ получить самъ собою никакого понятія о потерянномъ своемъ блаженствѣ; грѣхолюбивое его сердце утратило всякое сочувствіе къ духовному наслажденію. Но слова эти, обличающія бѣдственное состояніе падшаго и пребывающаго въ свомъ паденіи, вмѣстѣ съ тѣмъ возвѣщаютъ и радостную исти/с. 83/ну: обновленіе Святымъ Духомъ тѣхъ людей, которые вѣрою и покаяніемъ вступили въ духовное племя Новаго Адама, Господа нашего Іисуса Христа. Святый Духъ, вселившись въ человѣка, разрушаетъ въ немъ царство грѣха, уничтожаетъ невидимую внутреннюю борьбу и разстройство, водворяетъ миръ Христовъ, производящій такое духовное наслажденіе, что сердце, упоенное имъ, умираетъ для сочувствія грѣху, и начинаетъ постоянно пребывать при Богѣ и въ Богѣ. Водворивъ царство Божіе въ человѣкѣ, Духъ Святый нерѣдко возводитъ достойныхъ служителей Своихъ въ страны премірныя, въ обители, уготованныя праведникамъ для вѣчнаго ихъ праздника. Многіе изъ угодниковъ Божіихъ были восхищены въ рай, изъ него проникли въ небо, въ небеса небесъ, къ самому Престолу Господа, окруженному пламенными Серафимами и Херувимами. Свидѣтельства этихъ очевидцевъ о раѣ согласны. Такъ преподобный Сѵмеонъ Дивногорецъ видѣлъ въ раю чудные сады, видѣлъ тамъ душу праотца Адама и душу разбойника, перваго изъ человѣковъ, введеннаго Богочеловѣкомъ, по искупленіи, въ рай [7].

Изъ извѣстныхъ намъ видѣній святыхъ Отцовъ, бывшихъ зрителями рая, съ особенною ясностію и подробностію изложено видѣніе святаго Андрея, юродиваго ради Христа, пребывшаго вышеестественно въ теченіи цѣлыхъ двухъ недѣль въ созерцаніи невидимаго міра. Онъ повѣдалъ сотаиннику своему, іерею Никифору, объ этомъ видѣніи слѣдующее: «Я увидѣлъ себя въ раю прекрасномъ и удивительнѣйшемъ, и, восхищаясь духомъ, размышлялъ: что это?.. Знаю, что живу въ Константинополѣ: какъ же очутился здѣсь — понять не могу. Я видѣлъ себя облеченнымъ въ самое свѣтлое одѣяніе, какъ бы истканное изъ молній; вѣнецъ былъ на главѣ моей, сплетенный изъ великихъ цвѣтовъ, и я былъ опоясанъ поясомъ царскимъ. Радуясь этой красотѣ, дивясь умомъ и сердцемъ несказанному благолѣпію Божія рая, я ходилъ по нему, и веселился. Тамъ были многіе сады съ высокими деревьями; они колебались вершинами своими, и увеселяли зрѣніе; отъ вѣтвей ихъ исходило великое благоуханіе. Одни изъ деревьевъ непрестанно цвѣли, другія украшались златовидными листьями, иныя имѣли на себѣ различные плоды несказанной красоты и пріятно/с. 84/сти. Невозможно тѣхъ деревъ уподобить ни одному дереву земному: Божія рука, а не человѣческая насадила ихъ. Птицъ въ этихъ садахъ было безчисленное множество: иныя изъ нихъ были съ златовидными крыльями, другія — бѣлыя какъ снѣгъ, а иныя — разнообразно испещренныя; онѣ сидѣли на вѣтвяхъ райскихъ деревъ, и пѣли прекрасно; отъ сладкаго пѣнія ихъ я не помнилъ себя — такъ услаждалось мое сердце; и казалось мнѣ, что гласъ пѣнія ихъ досягалъ даже до высоты небесной. Стояли тѣ прекрасные сады рядами, какъ бы полкъ противъ полка. Въ то время, какъ я ходилъ между ними въ веселіи сердца, увидѣлъ рѣку великую, текущую посреди ихъ и ихъ напояющую. На другомъ берегу рѣки былъ виноградникъ, котораго лозы, украшенныя златыми листьями и златовидными гроздіями, широко раскидывались. Дышали тамъ отъ четырехъ странъ вѣтры тихіе и благоухающіе; отъ ихъ дыханія колебались сады, и производили дивный шумъ листьями своими» [8].

Подобно этому преподобная Ѳеодора повѣдала о райской обители великаго угодника Божія Василія Новаго, что она преисполнена была славы, и имѣла многіе сады златолиственные и многоплодные. Святой Ѳеодорѣ былъ подробно показанъ рай Ангелами, ее руководившими. «И видѣла я» — говорила она — «прекрасныя селенія и многочисленныя обители, уготованныя любящимъ Бога, преисполненныя славы и благодати. Водящіе меня показывали мнѣ отдѣльно обители апостольскія, отдѣльно пророческія, отдѣльно мученическія, отдѣльно обители каждаго чина святыхъ. Каждая обитель была красоты неизреченной, въ широту и долготу, сказать бы, подобная Царьграду, но несравненно красивѣйшая, со многими пресвѣтлыми нерукотворенными палатами. Всюду въ обителяхъ тѣхъ слышенъ былъ гласъ радости и веселія духовнаго, и видѣны были лики празднующихъ. Всѣ, увидя меня, радовались о моемъ спасеніи, выходили ко мнѣ на встрѣчу, лобызали меня, восхваляя Господа, избавившаго меня отъ сѣтей вражіихъ» [9].

Повторяемъ: природа земная служитъ только слабымъ образомъ рая, красоты котораго нетлѣнны, несказанно изящны, преисполнены священнаго мира и благодати. Земля, послѣ согрѣшенія пра/с. 85/отцевъ нашихъ, проклята Создателемъ, и непрестанно выражаетъ это проклятіе въ своихъ смятеніяхъ и своемъ нестроеніи. То колеблется она, и поглощаетъ цѣлые грады и веси; то выступаютъ на поверхность ея свирѣпыя воды, и губятъ цѣлыя страны; то проходятъ по ней бури съ вихремъ, молніей, громомъ, градомъ, оставляя слѣдомъ своимъ разрушеніе. Человѣчество, живущее на ней, находится въ непрестанной борьбѣ, и частной и общественной, представляя собою обширное зрѣлище разнообразнаго страданія, неумолкающаго труда, безчисленныхъ грѣховъ, страшныхъ преступленій, вавилонскаго столпотворенія. Добродѣтель едва находитъ на ней тѣсный и скорбный пріютъ. Неумолимая и ненасытная смерть ходитъ по ней, и постоянно истребляетъ поколѣнія человѣческія, которыя законъ размноженія, установленный для рода человѣческаго Творцомъ, замѣняетъ поколѣніями новыми. И будетъ ходить она, и пожинать людей, доколѣ сама не погибнетъ вмѣстѣ съ разрушающимся міромъ. Животныя, населяющія землю, возстали одни противъ другихъ, непощадно истребляютъ другъ друга. Самыя стихіи находятся въ непримиримой враждѣ и непрерывномъ бореніи между собою. На землѣ все сражается, все страдаетъ, все стремится къ взаимному уничтоженію. Какое грозное и непрерывное смятеніе! какое повсемѣстное и ожесточенное столкновеніе! Оно непримѣтно, или малопримѣтно для тѣхъ, которые всегда участвуютъ въ немъ; но изъ уединенія и тишины монастырской оно очевидно для странника, котораго вселилъ Богъ прямо рая сладости, для непрестаннаго воздыханія и сѣтованія о немъ [10]. Если жъ земля, проклятая Богомъ, земля — изгнаніе наше, страна бѣдствій, обольщеній, злодѣяній, смерти, обреченная Богомъ на сожженіе (2 Петр. III, 7, 10), имѣетъ красоты свои, насъ восхищающія; то каковъ долженъ быть рай, уготованный Богомъ для возлюбленныхъ Его въ вѣчное жилище и наслажденіе? Око плотское не видѣ, плотское ухо не слыша, и на сердцѣ, занятое одною чувственностію, не взыде, яже уготова Богъ любящимъ Его. Намъ же Богъ открылъ есть Духомъ Своимъ.

Святый Андрей былъ восхищенъ не только въ рай, но, подобно святому Апостолу Павлу, и до третьяго неба. Вслѣдъ за выше/с. 86/приведеннымъ повѣствованіемъ о раѣ, онъ продолжалъ свое сказаніе такъ: «Послѣ этого напалъ на меня ужасъ, и я ощущалъ, что стою превыше небесной тверди. Юноша, съ лицемъ, подобнымъ солнцу, предшествовалъ мнѣ. Я послѣдовалъ за нимъ, и вотъ — увидѣлъ Крестъ прекрасный и великій, видомъ похожій на радугу. Вокругъ него стояли пѣвцы огнезрачные, какъ пламень, и пѣли сладкую пѣснь, прославляя Господа, распявшагося на Крестѣ. Предшествовавшій мнѣ юноша, приступивъ ко Кресту, облобызалъ его, и подалъ мнѣ знакъ, чтобъ я сдѣлалъ то же; я припалъ къ святому Кресту со страхомъ и радостію великою, и усердно лобызалъ его. Въ то время, какъ я его лобызалъ, насытился неизреченной духовной сладости, и обонялъ бóльшее благоуханіе, нежели въ раю. Миновавъ Крестъ, я посмотрѣлъ внизъ, и, увидѣвъ подъ собою бездну — потому что мнѣ казалось, что я хожу по воздуху — началъ пугаться, и возопилъ къ руководившему меня: боюсь, чтобы мнѣ не низвергнуться въ глубину! Онъ, обратясь ко мнѣ, сказалъ: не бойся, намъ должно взойти выше — и подалъ мнѣ руку. Когда я схватился за его руку, — мы очутились выше второй тверди; я увидѣлъ тамъ дивныхъ мужей, и покой ихъ, и радость праздника ихъ, неизглаголаннаго языкомъ человѣческимъ. Послѣ этого мы вошли въ чудный пламень, который насъ не опалялъ, но только просвѣщалъ. Я началъ ужасаться, и опять руководившій меня обратился ко мнѣ, и подалъ мнѣ руку, говоря: намъ должно взойти и еще выше. Съ этимъ словомъ мы очутились выше третьяго неба, гдѣ я увидѣлъ и услышалъ множество Небесныхъ Силъ, поющихъ и славословящихъ Бога. Мы пришли предъ завѣсу, блиставшую какъ молнія, предъ которою стояли страшные великіе юноши, подобные пламени огненному; лица ихъ сіяли паче солнца, и въ рукахъ ихъ было огненное оружіе; кругомъ со страхомъ предстояло безчисленное множество небеснаго воинства. Руководившій меня юноша сказалъ мнѣ: когда отымется завѣса, и увидишь Владыку Христа, тогда поклонись престолу славы Его. Услышавъ это, я вострепеталъ и возрадовался; меня объяли ужасъ и неизъяснимая радость; я стоялъ и смотрѣлъ, когда отымется завѣса. Ее отъяла нѣкая пламенная рука, и я увидѣлъ Господа моего, какъ нѣкогда Исаія Пророкъ, сѣдящаго на престолѣ высокомъ и превознесен/с. 87/номъ, окруженнаго Серафимами. Онъ былъ облеченъ въ багряную одежду, лице Его сіяло неизреченнымъ свѣтомъ, и Онъ съ любовію обратилъ ко мнѣ Свои очи. Увидѣвъ Его, я палъ предъ Нимъ на лице мое, поклоняясь пресвѣтлому и страшному Престолу славы Его. Какая же тогда отъ видѣнія лица Его объяла меня радость, того невозможно выразить, такъ что и нынѣ, поминая это видѣніе, исполняюсь неизреченной сладости. Въ трепетѣ лежалъ я предъ Владыкою, удивляясь толикому Его милосердію, что попустилъ мнѣ, грѣшному и нечистому человѣку, придти предъ Него и увидѣть Божественную лѣпоту Его. Я исполнился умиленія, размышляя о моемъ недостоинствѣ, и, разсматривая величіе моего Владыки, повторялъ въ себѣ слова Исаіи пророка: О, окаянный азъ! яко сподобихся, человѣкъ сый и нечисты устнѣ имый, Господа моего очима моима видѣти! (Исаіи VI, 5). И услышалъ я, что премилосердый Творецъ мой изрекъ ко мнѣ пречистыми и сладчайшими устами Своими три Божественныя слова, которыя столько усладили мое сердце, и столько разожгли любовію къ Нему, что я весь таялъ, какъ воскъ отъ дѣйствія теплоты духовной, и исполнились надо мною слова Давида: бысть сердце мое, яко воскъ таяй посредѣ чрева моего (Псал. XXI, 15). Потомъ всѣ воинства воспѣли пѣснь предивную и неизреченную. Послѣ этого, не знаю какъ, я очутился опять ходящимъ въ раю. Пришла мнѣ мысль, что я не видѣлъ Госпожи Пресвятыя Богородицы: и вотъ вижу нѣкоего мужа, свѣтлаго, какъ облакъ, носящаго крестъ и говорящаго мнѣ: Ты захотѣлъ видѣть здѣсь Пресвятую Царицу Небесныхъ Силъ? Нынѣ нѣтъ ея здѣсь: Она ушла въ многобѣдный міръ помогать человѣкамъ и утѣшать скорбящихъ. Я показалъ бы тебѣ Ея святое мѣстопребываніе, но теперь уже не время: тебѣ должно возвратиться туда, откуда ты пришелъ — такъ повелѣваетъ Владыка. — Когда онъ говорилъ это, мнѣ показалось, что я сладко уснулъ; проснувшись, я увидѣлъ, что нахожусь на томъ же самомъ мѣстѣ, гдѣ былъ прежде». Изъ этого видѣнія святаго Андрея видно, что рай есть ближайшая къ землѣ небесная обитель, или первое небо, превыше котораго находятся другія небеса, воспѣтыя духоноснымъ Давидомъ, называю/с. 88/щимъ ихъ небесами небесъ (Псал. CXLVIII, 8) [11]. Въ этихъ горнихъ обителяхъ пребываютъ нынѣ души праведниковъ, сообразно достоинству своему; къ этимъ горнимъ обителямъ будутъ восхищены праведники, по соединеніи душъ ихъ съ тѣлами воскресеніемъ на обладѣхъ въ срѣтеніе Господне на воздусѣ, и тако всегда съ Господомъ будутъ (Сол. IV, 17). Надъ ними повторится искупленное и возвращенное роду человѣческому Спасителемъ восхищеніе съ земли и взятіе въ рай Адама. Святыя тѣла ихъ, не только души, обновленныя и возсозданныя Богочеловѣкомъ, содѣлаются способными къ такому восхищенію и взятію на небо, какъ способно было къ нему тѣло первозданнаго человѣка [12]. Видѣніе святаго Андрея, такъ какъ и всѣ подобныя видѣнія другихъ угодниковъ Божіихъ, служитъ доказательствомъ и объясненіемъ вышеприведеннаго мнѣнія святаго Макарія Великаго, что ангелы и души имѣютъ свой видъ и образъ, и что этотъ образъ есть образъ внѣшняго человѣка. Столько сходны образъ тѣла и образъ души, что святый Андрей не понималъ ясно, восхищенъ ли онъ былъ въ тѣлѣ, или внѣ тѣла. Приведемъ собственныя слова его, какъ они передаются іереемъ Никифоромъ въ пространномъ жизнеописаніи. «Я видѣлъ себя», говоритъ святый Андрей, «какъ бы безъ плоти, потому что я не чувствовалъ плоти». Далѣе Святый повѣдаетъ объ одеждѣ, которая была на немъ, при чемъ исчисляетъ тѣлесные члены. Возвращаяясь къ объясненію своего состоянія, Святый сказалъ: «Повидимому я былъ въ тѣлѣ, но не чувствовалъ тягости тѣлесной; не чувствовалъ никакой тѣлесной потребности въ теченіи всѣхъ двухъ недѣль, которыя продолжалось восхищеніе. Это приводитъ меня къ мысли, что я былъ безъ тѣла. Не знаю, какъ сказать достовѣрно: вѣдаетъ это сердцевѣдецъ Богъ». Святый видѣлъ Ангеловъ въ образѣ свѣтлыхъ мужей и юношъ. Онъ бесѣдовалъ съ ними. Руководившій его Ангелъ нѣсколько разъ подавалъ ему руку; Ангелы, предстоявшіе завѣсѣ, имѣли образъ юношъ высокаго роста, грознаго вида, съ пламеннымъ оружіемъ въ рукахъ. Повѣдая объ Ангелахъ, исчисляя члены ихъ: лице, глаза, руки, ноги, /с. 89/ какъ-бы усиливаясь объяснить самую природу ихъ, Святый сказалъ, что — они тѣла безплотныя, или, по пониманію нашего времени, газообразныя. Святый Андрей видѣлъ устроеніе и природу горнихъ обителей, соотвѣтствующую ихъ безплотнымъ жителямъ, несравненно превосходнѣйшую всего того, что знаетъ и что можетъ представить себѣ плотской человѣкъ, пригвожденный къ землѣ, необновленный и невоспитанный Духомъ Святымъ, а потому неспособный проникнуть въ таинства будущаго вѣка.

Примѣчанія:
[1] Бес. XVI, 8.
[2] Рукопись Молдавскаго Нямецкаго монастыря, имѣющаяся у составившаго Слово и содержащая житіе и сочиненіе преподобнаго Григорія Синаита на славянскомъ языкѣ, гл. 10; также Доброт., ч. 1.
[3] Житіе Преподобнаго Василія Новаго. Четьи-Минеи 26 марта.
[4] Четьи-Минеи 24 мая.
[5] Рукописное житіе Преподобной.
[6] Доброт. ч. 1. Главы, краегранесіемъ въ греческомъ писаніи расположенныя, зѣло полезныя, гл. 11.
[7] Житіе преподобнаго Сѵмеона Дивногорца, 24 мая. Четьи-Минеи.
[8] Житіе святаго Андрея. Четьи-Минеи 2 октября.
[9] Житіе преподобнаго Василія Новаго. Четьи-Минеи 26 марта.
[10] Святый Петръ Дамаскинъ. О первомъ разумѣ, и о томъ, како подобаетъ ничинати оный. Книга 1. Доброт., ч. 3.
[11] Смотри толкованіе сего стиха въ Псалтири изданія Кіево-Печерской Лавры съ толкованіями, заимствованными изъ святыхъ Отцовъ и помѣщенными въ началѣ и въ концѣ псалмовъ и на брезѣ.
[12] По воскресеніи и тѣло будетъ духомъ. Пр. Макарій Великій, слово VI, глава 13.

Источникъ: Сочиненія епископа Игнатія Брянчанинова. Томъ третій: Аскетическіе опыты. — Изданіе второе, исправленное и дополненное. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1886. — С. 80-89.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.