Церковный календарь
Новости


2017-10-23 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 22-я (1939)
2017-10-23 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 21-я (1939)
2017-10-23 / russportal
Архіеп. Аверкій. Что намъ необходимо знать и помнить? (1975)
2017-10-23 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). День Святой Троицы (1975)
2017-10-23 / russportal
"Печерскій Патерикъ". Обрѣтеніе мощей прав. Іуліаніи, кн. Ольшанской (1967)
2017-10-23 / russportal
"Кіево-Печерскій Патерикъ". Житіе преп. Поликарпа, архим. Печерскаго (1967)
2017-10-22 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Правда о Русской Церкви..." Глава 10-я (1961)
2017-10-22 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). "Православіе и религія будущаго". Глава 5-я (1991)
2017-10-21 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 20-я (1939)
2017-10-21 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 19-я (1939)
2017-10-21 / russportal
"Кіево-Печерскій Патерикъ". Житіе преп. Симона, еп. Владимірскаго (1967)
2017-10-21 / russportal
"Печерскій Патерикъ". Житіе преп. Нестора, лѣтописца Россійскаго (1967)
2017-10-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Христосъ Воскресе! (1975)
2017-10-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Есть ли у насъ покаяніе? (1975)
2017-10-21 / russportal
И. А. Ильинъ. «О сопротивленіи злу силою». Глава 15-я (1925)
2017-10-21 / russportal
И. А. Ильинъ. «О сопротивленіи злу силою». Глава 14-я (1925)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 24 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Церковная письменность

Свт. Игнатій (Брянчаниновъ), еп. Кавказскій († 1867 г.)

Святитель Игнатій (въ мірѣ Димитрій Александровичъ Брянчаниновъ) (1807-1867), знаменитый русскій духовный писатель и проповѣдникъ, еп. Кавказскій и Черноморскій. Родился 5 (18) февраля 1807 г. въ селѣ Покровскомъ, Грязовецкаго уѣзда, Вологодской губерніи въ благочестивой дворянской семьѣ. Еще въ дѣтствѣ почувствовалъ склонность къ молитвеннымъ трудамъ и уединенію. По настоянію отца окончилъ С.-Петербургское Военное инженерное училище (1826). Желая принять монашество, еще до окончательнаго экзамена подавалъ прошеніе объ отставкѣ, но получилъ отказъ. Для прохожденія службы былъ отправленъ въ Динабургскую крѣпость, гдѣ вскорѣ заболѣлъ, и осенью 1827 г. его прошеніе объ отставкѣ по болѣзни получило удовлетвореніе. Сразу же поступилъ послушникомъ въ монастырь. 28 іюня (11 іюля) 1831 г. былъ постриженъ въ монашество съ именемъ Игнатій въ честь свщмуч. Игнатія Богоносца; 4 (17) іюля рукоположенъ въ іеродіакона, а 25 іюля (7 августа) — въ іеромонаха. Въ 1833 г. возведенъ въ санъ игумена, а въ 1834 г. — въ санъ архимандрита. Въ 1857 г. въ С.-Петербургскомъ Казанскомъ соборѣ былъ хиротонисанъ во епископа Кавказскаго и Черноморскаго. Въ 1861 г. еп. Игнатій по болѣзни ушелъ на покой и поселился въ Николо-Бабаевскомъ монастырѣ Костромской епархіи, гдѣ велъ уединенную молитвенную жизнь до самой своей кончины 30 апрѣля (13 мая) 1867 г. Собраніе сочиненій свт. Игнатія составляетъ восемь томовъ. Большая часть его писаній носитъ нравственно-аскетическій характеръ. Святитель послѣдовательно излагаетъ святоотеческое ученіе о покаяніи, какъ полномъ духовномъ перерожденіи человѣка. Память свт. Игнатія — 30 апрѣля (13 мая).

Сочиненія свт. Игнанія (Брянчанинова)

СОЧИНЕНІЯ ЕПИСКОПА ИГНАТІЯ БРЯНЧАНИНОВА.
Томъ 3-й: Аскетическіе опыты. (Изданіе 2-е. СПб., 1886).

СЛОВО О СМЕРТИ.

[Разлученіе души съ тѣломъ].

Самый образъ исшествія души изъ тѣла и обстоятельства, его сопровождающія, изложены святыми Отцами для назиданія и спасенія нашего. Преподобный Ѳеодоръ Студитъ въ 3-мъ оглашеніи говоритъ: «Братія! останемся ли мы навсегда здѣсь? Нѣтъ! нѣтъ! О горе, братія! Какое страшное таинство смерти! Какъ мы должны быть всегда внимательны, исполнены покаянія, разсудительны, помышляя, что нынѣ же предстоитъ намъ смерть, помышляя, какъ будетъ совершаться разлученіе души отъ тѣла, какъ придутъ Ангелы — не говорю о томъ, какъ предстанутъ бѣсы. И бѣсы приходятъ къ увлекающимся страстями. Помышляйте, каковы будутъ трудъ и болѣзнь, при страшномъ видѣніи ихъ и при слышаніи повелѣнія: душа, выходи! Тогда человѣкамъ, разлучающимся отъ тѣла, служатъ великою помощію, утѣшеніемъ, радостію добрыя дѣла и чистота совѣсти. Тогда послушаніе имѣетъ великое дерзновеніе; тогда смиренномудріе приноситъ великое утѣшеніе, слезы вспомоществуютъ, добрыя дѣла прогоняютъ бѣсовъ, терпѣніе вспомоществуетъ, и противники возвращаются безъ всякаго успѣха, — души въ великой радости пойдутъ вмѣстѣ съ Ангелами къ Спасителю. Но душу, стяжавшую навыкъ въ страстяхъ и побѣжденную грѣхомъ, обыметъ великій страхъ; тогда побѣждаютъ бѣсы, и низводятъ эту окаянную душу съ собою въ /с. 100/ преисподній адъ, во тьму и тартаръ, для мученія. Однажды два Ангела явились преподобному Макарію Александрійскому, современнику и сподвижнику Макарія Великаго, обиловавшему дарами Духа, и бесѣдовали съ нимъ. Въ этой бесѣдѣ одинъ изъ Ангеловъ сказалъ: услышь, Макарій, какимъ образомъ души, какъ вѣрныхъ, такъ и невѣрныхъ, выходятъ изъ тѣлъ, и уводятся, и вѣдай, что, по примѣру совершающагося въ этомъ мірѣ, должно умозаключать о небесномъ. Какъ посланные земнымъ царемъ воины взять кого-либо, схватываютъ его и задерживаютъ, хотя бы онъ этого не хотѣлъ и этому противился; задержанный, пораженный страхомъ, трепещетъ и ужасается присутствія тѣхъ, которые безъ милосердія влекутъ его въ путь: такъ, когда пошлются Ангелы, чтобы изъять изъ тѣла чью-либо душу, благочестиваго ли человѣка или нечестиваго, она приходитъ въ испугъ и устрашается присутствія страшныхъ и грозныхъ Ангеловъ. Тогда, наконецъ, она усматриваетъ, какъ безполезно для нея, ничтожно, не доставляетъ никакой помощи множество богатства, знакомыхъ и друзей; она слышитъ и понимаетъ слезы и рыданія окружающихъ ее человѣковъ, но не можетъ произнести ни одного слова, ни подать голоса, потому что никогда не случалось ей испытать такого требованія объ исшествіи. Ее устрашаетъ и неимовѣрное пространство пути и перемѣна образа жизни; также она ужасается вида тѣхъ, у которыхъ находится уже во власти, и которые не оказываютъ ей никакого сочувствія и милосердія. Ктому-жъ она томится скорбію по причинѣ привязанности къ тѣлу; она болѣзнуетъ и тоскуетъ о разлученіи и разъединеніи съ нимъ, какъ съ своимъ сожителемъ по природѣ. Ей не соприсутствуетъ и не вспомоществуетъ никакое утѣшеніе, доставляемое совѣстію, развѣ только душа сознаетъ за собою добрыя дѣла. Такимъ образомъ душа, и прежде изреченія Верховнаго Судіи, судится своею совѣстію» [1].

Пространно говоритъ объ обстоятельствахъ, сопровождающихъ смерть, святый Кириллъ, патріархъ Александрійскій, въ словѣ на исходъ души. Изъ этого слова помѣщаемъ здѣсь краткую выпи/с. 101/ску: «Какой страхъ и трепетъ ожидаетъ тебя, душа, въ день смерти! Ты увидишь страшныхъ, дикихъ, жестокихъ, немилостивыхъ и безстыдныхъ демоновъ, подобныхъ мрачнымъ муринамъ, тебѣ предстоящихъ. Одно видѣніе ихъ лютѣе всякой муки. Душа, увидѣвъ ихъ, приходитъ въ смущеніе, волнуется, мятется, ищетъ спрятаться, прибѣгаетъ къ Божіимъ Ангеламъ. Святые Ангелы держатъ душу; проходя съ ними воздухъ и возвышаясь, она встрѣчаетъ мытарства, хранящія путь отъ земли къ небу, удерживающія души и препятствующія имъ восходить далѣе. Каждое мытарство испытываетъ принадлежащіе ему грѣхи; каждый грѣхъ, каждая страсть имѣетъ своихъ мытарей и истязателей. Какой страхъ, трепетъ и безпокойство должна ощущать душа, видя все это, доколѣ не произнесется окончательный приговоръ, ее освобождающій! Болѣзненъ, бѣдственъ, исполненъ стенаній, безутѣшенъ часъ нерѣшительности. Божественныя Силы стоятъ противъ лица нечистыхъ духовъ, и представляютъ добрыя помышленія, слова и дѣла, принадлежащія душѣ, а она, въ страхѣ и трепетѣ, посреди препирающихся о ней Ангеловъ и демоновъ, ожидаетъ или оправданія своего и освобожденія, или осужденія и погибели. Если она проводила жизнь благочестиво и Богоугодно, и содѣлалась достойною спасенія: то пріемлютъ ее Ангелы, и она уже спокойно шествуетъ къ Богу, имѣя спутниками святыя Силы. Тогда исполнится сказанное: «отбѣжали печаль, болѣзнь и воздыханіе». Тогда, освободившись отъ лукавыхъ, гнилыхъ и страшныхъ духовъ, она идетъ въ незглаголанную радость. Если же окажется, что душа прожила въ небреженіи и блудѣ, то услышитъ лютѣйшій гласъ: «да возьмется нечестивый, да не узритъ славы Господней!» Постигаютъ ее дни гнѣва, скорби, нужды и стѣсненія, дни тьмы и мрака!.. Оставляютъ ее святые Божіи Ангелы, и похищаютъ мурины — демоны. Они начинаютъ бить ее безъ милосердія, и низводятъ на землю; растворивши землю, ввергаютъ душу, связанную нерѣшимыми узами, въ темную и мрачную страну, въ преисподнія узилища и темницы адовы, гдѣ заключены души грѣшниковъ, отъ вѣка усопшихъ, какъ говоритъ Іовъ, въ землю темную и мрачную, въ землю тьмы вѣчной, гдѣ нѣтъ ни цвѣта, ни жизни для человѣковъ, но болѣзнь вѣчная и печаль безконечная, и плачъ непрестанный, и скрежетъ зубовъ немолчный, и возды/с. 102/ханія неусыпающія. Тамъ слышится непрестанное «увы! увы!» тамъ зовутъ — и нѣтъ помогающаго; тамъ вопіютъ — и никто не избавляетъ. Нѣтъ возможности повѣдать тамошняго бѣдствія; нѣтъ возможности выразить тамошней болѣзни, которой подвергаются низверженныя туда и заключенныя тамъ души. Изнемогаютъ всякія уста человѣческія къ объясненію страха и трепета, объемлющаго узниковъ адскихъ: нѣтъ устъ человѣческихъ, могущихъ выразить томленіе и плачъ ихъ: непрестанно и вѣчно стонутъ, но никто ихъ не милуетъ; испускаютъ глубокія воздыханія, но никто не слышитъ: рыдаютъ, но никто не избавляетъ; взываютъ и бьются, но никто не милосердствуетъ. Тогда — гдѣ похвалы этого міра? гдѣ тщеславіе? гдѣ наслажденіе? гдѣ пресыщеніе? гдѣ благородіе? гдѣ мужество плоти? гдѣ красота женская, обманчивая и губительная? гдѣ дерзость безстыдная? гдѣ украшеніе пышными одеждами? гдѣ сладость грѣха нечистая и гнусная? гдѣ помазующіе и окуривающіе себя мѵрами и благовоніями? гдѣ пирующіе съ тимпанами и гуслями? гдѣ пристрастіе къ деньгамъ и имуществу, и происходящее отъ него немилосердіе? гдѣ безчеловѣчная гордость, гнушающаяся всѣми и научающая уважать только одного себя? гдѣ пустая и суетная человѣческая слава? гдѣ зрѣлища и прочія игрища? гдѣ кощунствующіе, праздно и безпечно живущіе? гдѣ мягкія одѣянія и мягкія постели? гдѣ высокія зданія и широкія врата? гдѣ мудрость мудрыхъ, благоязычіе риторовъ и суетная ученость? Увы! всѣ смятутся, поколеблются, какъ изумленные; поглотится вся мудрость ихъ. О, братія! помыслите, какимъ подобаетъ быть намъ, имѣющимъ дать отчетъ въ каждомъ поступкѣ нашемъ, и великомъ и маломъ! Даже за каждое праздное слово мы дадимъ отвѣтъ Праведному Судіи [2].

Согласно этому повѣдалъ о своей кончинѣ воинъ Таксіотъ: «Когда я умиралъ, — увидѣлъ муриновъ, представшихъ мнѣ. Видъ ихъ былъ очень страшенъ; душа моя, смотря на нихъ, возмутилась. Потомъ я увидѣлъ двухъ прекрасныхъ юношъ, и выскочила /с. 103/ душа моя къ нимъ на руки. Мы начали немедленно восходить по воздуху на высоту, какъ бы летя, и достигли мытарствъ, стрегущихъ восходъ и удерживающихъ душу каждаго человѣка. Каждое мытарство истязывало объ особенномъ видѣ грѣха; одно о лжи, другое — о зависти, иное — о гордости; каждый грѣхъ имѣетъ на воздухѣ своихъ испытателей. И видѣлъ я, что Ангелы держатъ въ ковчежцѣ всѣ мои добрыя дѣла, — вынимая ихъ, сравниваютъ съ моими злыми дѣлами. Такъ миновали мы мытарства. Когда же, приближаясь ко вратамъ небеснымъ, пришли на мытарство блудное, — стрегущіе тамъ удержали меня, и представили всѣ мои плотскія блудныя дѣла, содѣланныя отъ дѣтства моего и доселѣ. Руководившіе меня Ангелы сказали: «всѣ тѣлесные грѣхи, которые ты сдѣлалъ въ городѣ, простилъ тебѣ Богъ, потому что ты покаялся въ нихъ». На это сказали мнѣ сопротивники мои: «но вышедши изъ города, на селѣ ты соблудилъ съ женою земледѣльца твоего». Ангелы, услышавъ это, и не нашедши добраго дѣла, которымъ бы можно было возмѣрить за грѣхъ мой, оставили меня, и удалились. Тогда лукавые духи схватили меня, и, удручая побоями, свели на землю. Земля разверзлась; я былъ спущенъ по узкимъ и смраднымъ сходамъ въ преисподнюю темницу ада» [3].

Съ особенною подробностію повѣдала о кончинѣ своей преподобная Ѳеодора, ученица великагоугодника Божія Василія Новаго. Здѣсь помѣщается сокращенно ея повѣданіе. Ученику преподобнаго Василія, Григорію, вопросившему ее въ видѣніи объ обстоятельствахъ, сопровождавшихъ ея смерть и послѣдовавшихъ ей, Ѳеодора сказала слѣдующее: «Чадо Григорій! о страшной вещи вопросилъ ты меня, о которой и вспомянуть ужасно. Когда насталъ часъ моей смерти, я увидѣла лица, которыхъ никогда не видала, услышала глаголы, которыхъ никогда не слыхала. Что скажу? Лютыя и тяжкія бѣдствія, о которыхъ я не имѣла понятія, встрѣтили меня по причинѣ дѣлъ моихъ: но молитвами и помощію общаго отца нашего Василія я избавилась отъ нихъ. Какъ разсказать тебѣ тѣлесную боль, тягость и тѣсноту, которымъ подвергаются умирающіе? Какъ бы кто, обнаженный, упавши на великій огонь, горѣлъ, истаявалъ, обращался въ пепелъ: такъ разрушается /с. 104/ человѣкъ смертною болѣзнію въ горькій часъ разлученія души съ тѣломъ. Когда я приближалась къ концу моей жизни, и наступило время моего преставленія, увидѣла множество эѳіоповъ, обступившихъ одръ мой. Лица ихъ были темны, какъ сажа и смола; глаза ихъ — какъ каленые угли; видѣніе такъ люто, какъ сама геенна огненная. Они начали возмущаться и шумѣть. Одни ревѣли, какъ звѣри и скоты, другіе лаяли, какъ псы, иные выли, какъ волки. Смотря на меня, они ярились, грозили, устремлялись на меня, скрежеща зубами, и тотчасъ же хотѣли пожрать меня; между тѣмъ готовили хартіи и развивали свитки, на которыхъ были написаны всѣ мои злыя дѣла, какъ бы ожидая какого судію, долженствующаго придти. Убогая моя душа была объята великимъ страхомъ и трепетомъ. Не только томила меня горесть смертная, но и грозный видъ и ярость страшныхъ эѳіоповъ были для меня какъ бы другою лютѣйшею смертію. Я отвращала глаза мои во всѣ стороны, чтобъ не видѣть страшныхъ лицъ ихъ и не слышать голоса ихъ, но не могла избавиться отъ нихъ, — они всюду шатались; помогающаго мнѣ не было. Когда я окончательно игнемогла, то увидѣла двухъ свѣтоносныхъ Ангеловъ Божіихъ, въ образѣ юношъ невыразимой красоты, идущихъ ко мнѣ. Лица ихъ сіяли, взоръ былъ исполненъ любви; волосы ихъ были, какъ снѣгъ, бѣлые съ златовиднымъ отблескомъ; одежды ихъ сверкали, какъ молнія; они были препоясаны златыми поясами по сосцамъ. Приближась къ одру моему, они стали на правой сторонѣ его, тихо бесѣдуя другъ съ другомъ. Увидѣвъ ихъ, я возрадовалась и съ пріятностію смотрѣла на нихъ; черные эѳіопы содрогнулись и отступили нѣсколько далѣе. Одинъ изъ свѣтоносныхъ юношъ, съ гнѣвомъ обратясь къ темнымъ, сказалъ: «о безстыдные, проклятые, мрачные и злобные враги рода человѣческаго! зачѣмъ всегда предваряете приходомъ къ умирающимъ, и молвою вашею устрашаете и смущаете всякую душу, разлучающуюся съ тѣломъ? Но не очень радуйтесь, потому что здѣсь не найдете ничего. Есть Божіе милосердіе къ этой душѣ, и нѣтъ вамъ въ ней ни части, ни жребія». Когда Ангелъ пересталъ говорить, эѳіопы восшатались, подняли кличъ и молву, начали показывать злыя мои дѣла, содѣянныя отъ юности, и вопіяли: ничего въ ней не имѣемъ? а эти грѣхи чьи? не она ли сдѣлала то и то? Такъ вопія, они сто/с. 105/яли и ожидали смерти. И вотъ пришла смерть, рыкая какъ левъ, видомъ очень страшная, человѣческаго подобія, но безъ тѣла, составленная изъ однѣхъ нагихъ костей человѣческихъ [4]. Она принесла различныя орудія къ мученію: мечи, стрѣлы, копья, серпы, пилы, сѣкиры, удицы и другія невѣдомыя. Узрѣвши это, смиренная моя душа вострепетала отъ страха. Святые Ангелы сказали смерти: «не медли; разрѣши эту душу отъ союзовъ плотскихъ; скоро и тихо разрѣши ее: она не имѣетъ много тяжести грѣховной». Смерть приступила ко мнѣ, взяла малую сѣкиру и отсѣкла мнѣ сперва ноги, потомъ руки; послѣ другими орудіями разслабила мнѣ всѣ члены, отдѣливъ ихъ по составамъ одинъ отъ другаго. Я лишилась рукъ, ногъ; все мое тѣло омертвѣло, и я уже не могла двигаться. Потомъ отсѣкла мнѣ голову — я не могла приводить въ движеніе головы моей, содѣлавшейся мнѣ чужою. Послѣ этого она растворила въ чашѣ какой-то составъ, и, приложивъ къ устамъ моимъ, насильно напоила меня. Такъ горько было это питіе, что душа моя не могла вынести его: содрогнулась, и выскочила изъ тѣла, отторгнувшись отъ него насильно. Свѣтоносные Ангелы тотчасъ приняли ее на свои руки. Оглянувшись назадъ, я увидѣла лежащее мое тѣло бездушнымъ, нечувственнымъ и недвижимымъ. Какъ бы кто, совлекшись одежды и кинувши ее, стоялъ и смотрѣлъ на нее: такъ и я смотрѣла на тѣло мое, и удивлялась. Въ то время, какъ святые Ангелы держали меня, демоны, бывшіе въ образѣ эѳіоповъ, обступили насъ, вопія: «множество грѣховъ имѣетъ эта душа; пусть отвѣчаетъ намъ!» — и показывали грѣхи мои. Святые Ангелы начали искать моихъ добрыхъ дѣлъ, и, по благодати Господа, находили ихъ; они собирали все доброе, когда-либо съ Божіею помощію сдѣланное мною, и готовились положить на вѣсахъ противъ злыхъ дѣлъ мо/с. 106/ихъ. Еѳіопы, видя это, скрежетали на меня зубами, потому что хотѣли немедленно похитить меня изъ рукъ ангельскихъ, и низвести во дно адово. Въ то время неожиданно явился туда преподобный нашъ отецъ Василій, и сказалъ святымъ Ангеламъ: «Ангелы Божіи! эта душа много послужила мнѣ при старости моей; я молился о ней Богу, и Богъ даровалъ мнѣ ее». Съ этими словами онъ вынулъ изъ нѣдръ червленный полный мѣшецъ — мнѣ казалось, что въ этомъ мѣшцѣ было чистое золото — и, подавъ его Ангеламъ, примолвилъ: «когда будете проходить воздушныя мытарства, и лукавые духи начнутъ истязывать душу, выкупайте ее этимъ изъ долговъ ея. Благодатію Божіею, я богатъ, собралъ многое сокровище потомъ и трудами моими, и дарую этотъ мѣшецъ душѣ, послужившей мнѣ». Сказавъ это, онъ ушелъ. Лукавые духи пришли въ недоумѣніе, потомъ подняли плачевные вопли, и удалились. И опять пришелъ преподобный Василій, неся съ собою многіе сосуды чистаго елея и драгоцѣннаго мѵра. Онъ отверзалъ ихъ, одинъ за другимъ, и возливалъ на меня; я исполнилась благоуханія духовнаго, и ощутила, что измѣнилась и просвѣтилась. Преподобный сказалъ святымъ Ангеламъ: «когда совершите этой душѣ все подобающее, тогда введите ее на жительство въ обитель, уготованную мнѣ Господомъ». Сказавъ это, онъ сдѣлался невидимъ. Ангелы взяли меня, и мы направились на востокъ».

Въ самомъ святомъ Евангеліи видимъ указаніе, что обстоятельства, сопровождающія кончину человѣка, тѣ самыя, какими они представлены въ вышеприведенныхъ сказаніяхъ святыхъ Отцовъ Господь засвидѣтельствовалъ, что Ангелы отнесли душу нищаго Лазаря на лоно Авраамово (Лук. XVI, 22). Скупому богачу, мечтавшему, по случаю обильнаго урожая нивъ его, о долговременной земной жизни, о построеніи болѣе пространныхъ житницъ, о плотскихъ наслажденіяхъ, сказалъ Богъ: безумне! въ сію нощь истяжутъ душу твою отъ тебе, а яже уготовалъ еси, кому будутъ? (Лук. XII, 20). «Истяжутъ, — говоритъ Господь, по изъясненію этихъ словъ Евангелія блаженнымъ Ѳеофилактомъ — потому что немилостивые мытари-ангелы страшно и насильно исторгаютъ душу грѣшника. Душа /с. 107/ праведника, не исторгается изъ него; онъ, радуясь и веселясь, предаетъ духъ свой Богу и Отцу».

Хотя смерть праведниковъ и вполнѣ покаявшихся грѣшниковъ совершенно или, по крайней мѣрѣ, во многомъ отличается отъ смерти грѣшниковъ отверженныхъ и грѣшниковъ недостаточно покаявшихся; но страхъ и томленіе свойственны каждому человѣку при его кончинѣ. Это и должно быть такъ: смерть есть казнь. Хотя казнь и смягчается для праведниковъ, но казнь пребываетъ казнію. Самъ Богочеловѣкъ, пріуготовляясь къ пріятію вольной смерти для спасенія рода человѣческаго, былъ въ подвигѣ, скорбѣлъ и тужилъ; капли пота Его падали на землю каплями крови: Прискорбна есть душа Моя до смерти (Матѳ. XXVI, 38), сказалъ Онъ Апостоламъ, уснувшимъ отъ печали и нечувствовавшимъ приближавшейся напасти. Отче Мой, аще возможно есть, да мимо идетъ отъ Мене чаша сія: обаче не якоже Азъ хощу, но якоже Ты (Матѳ. XXVI, 39), — такъ молился Онъ Отцу. Предсмертный страхъ ощущала Пресвятая Дѣва Богоматерь предъ Своимъ блаженнымъ успеніемъ, хотя Ей предвозвѣщены были Архангеломъ Гавріиломъ Ея преселеніе въ горнія обители и слава, тамъ ожидающая Ее, хотя Духъ Святый, обильно обитавшій въ Ней, увлекъ всѣ помышленія и всѣ желанія Ея на небо [5].

Страхомъ и плачемъ приготовляли себя къ роковому смертному часу всѣ Святые: они понимали значеніе этого часа для человѣка. Когда наступило время кончины преподобнаго Агаѳона, онъ пребылъ три дня въ глубокомъ вниманіи себѣ, не бесѣдуя ни съ кѣмъ. Братія спросили его: «авва Агаѳонъ, гдѣ ты?» — «Я предстою суду Христову», отвѣчалъ онъ. Братія сказали: «неужели и ты, отецъ, боишься?» — Онъ отвѣчалъ: «я старался по силѣ моей сохранять заповѣди Божіи, но я — человѣкъ и откуда знаю, были ли угодны дѣла мои Богу?» — Братія спросили: «неужели ты не уповаешь на жительство твое, которое было сообразно волѣ Божіей?» — «Не могу уповать, отвѣчалъ онъ, потому что инъ судъ человѣческій и инъ судъ Божій». Они хотѣли еще спросить его, но онъ сказалъ имъ: «окажите мнѣ любовь, теперь не говорите со мною, потому что я не свободенъ». И онъ скончался съ ра/с. 108/достію. «Мы видѣли его веселящимся, — передавали ученики его, — какъ бы онъ встрѣчалъ и привѣтствовалъ дорогихъ друзей». Этотъ угодникъ Божій во всемъ строго, постоянно наблюдалъ за собою, и говаривалъ, что безъ тщательнѣйшаго наблюденія надъ собою человѣку невозможно достичь преуспѣнія [6]. Таковъ путь ко спасенію. Святые Божіи, непрестанно разсматривая себя, непрестанно находили въ себѣ новые недостатки, и, находя ихъ, болѣе и болѣе погружались въ покаяніе, которое очищало и усовершало ихъ для неба. Напротивъ того, лютая разсѣянность и многопопечительность непремѣнно соединены съ глубокимъ невѣдѣніемъ себя; а такое невѣдѣніе всегда очень довольно, гордо собою. «Многіе обольщаютъ себя — говоритъ блаженный Ѳеофилактъ — суетнымъ упованіемъ, думаютъ, что получатъ Царство Небесное, и присоединяютъ себя къ лику возлежащихъ на высотѣ добродѣтелей, высоко мечтая о себѣ въ сердцѣ своемъ... Много званныхъ, потому что Богъ призываетъ многихъ, паче же всѣхъ, но мало избранныхъ, мало спасаемыхъ, мало достойныхъ избранія Божія. Призваніе — дѣло Божіе, а избраніе и не избраніе зависятъ отъ насъ: іудеи были званными, но не оказались избранными, оказавшись непослушными Призывавшему [7].

Великій между святыми иноками, Арсеній, во все время житія своего, когда занимался рукодѣліемъ, полагалъ на колѣни платокъ, по причинѣ слезъ, изливавшихся изъ очей его. Онъ скончался. Авва Пименъ, Отецъ, особенно обиловавшій даромъ духовнаго разсужденія, услышавъ о кончинѣ его, сказалъ: «блаженъ Арсеній: ты оплакалъ себя въ теченіи земной жизни? Неоплакивающій себя здѣсь будемъ плакать вѣчно. Невозможно избѣжать плача: или здѣсь — произвольнаго, или тамъ, въ мукахъ, невольнаго». Услышалъ объ этой смерти Ѳеофилъ, патріархъ александрійскій, и сказалъ: «блаженъ, авва Арсеній! ты непрестанно помнилъ часъ смертный» [8].

Примѣчанія:
[1] Bibliotheka veterum patrum Gallandii T. VII, Macarii Alexandrini sermo de excessu justorum et peccatorum.
[2] Святый Кириллъ жилъ въ V вѣкѣ и предсѣдательствовалъ на третьемъ Вселенскомъ Соборѣ. Приводимое здѣсь Слово его на исходъ души помѣщено въ Слѣдованной Псалтири. Ученіе подобное святому Кириллу проповѣдывалъ и патріархъ Ѳеофилъ, котораго Кириллъ былъ племянникомъ и преемникомъ. См. Достопамятныя сказанія.
[3] Смотри выше выноску стран. 99: [Воинъ Таксіотъ, житель африканскаго города Карѳагена, проводилъ жизнь въ грѣхахъ. Случилось въ Карѳагенѣ моровое повѣтріе. Видя множество умирающихъ, Таксіотъ пришелъ въ чувство, покаялся во грѣхахъ своихъ, и переселился за городъ. Тамъ онъ впалъ въ прелюбодѣяніе съ женою земледѣльца, у котораго жилъ; вскорѣ былъ укушенъ змѣею, и, не успѣвъ покаяться, скончался. Его похоронили въ сосѣднемъ монастырѣ. Чрезъ шесть часовъ, по погребеніи, онъ воскресъ, и едва пришелъ въ себя на четвертые сутки. Тогда все, приключившееся ему по смерти, онъ повѣдалъ, обливаясь слезами, карѳагенскому архіепископу, блаженному Тарасію. Четьи-Минеи 28 марта].
[4] Многіе передъ кончиною своею видѣли смерть. Если значительная часть предметовъ видимаго міра намъ неизвѣстна, тѣмъ болѣе неизвѣстны предметы міра невидимаго, неизвѣстны особливо тѣмъ, которые на изученіе ихъ не обратили всего своего вниманія, а занимаются ими только поверхностно. Не все, что кажется страннымъ для плотскаго ума человѣческаго, уже странно и само по себѣ. Мы не должны ограничиватъ всемогущества Божія своими предразсудками. Каждый человѣкъ, нестяжавшій истиннаго духовнаго разума, преисполненъ предразсудковъ, какъ бы онъ ни былъ образованъ скорогибнущею образованностію міра — этимъ буйствомъ въ отношеніи къ Богу.
[5] Четьи-Минеи 15 августа.
[6] Патерикъ Скитскій.
[7] Благовѣст. Матѳ. XXII, 14.
[8] Патерикъ Скитскій.

Источникъ: Сочиненія епископа Игнатія Брянчанинова. Томъ третій: Аскетическіе опыты. — Изданіе второе, исправленное и дополненное. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1886. — С. 99-108.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.