Церковный календарь
Новости


2017-10-23 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 22-я (1939)
2017-10-23 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 21-я (1939)
2017-10-23 / russportal
Архіеп. Аверкій. Что намъ необходимо знать и помнить? (1975)
2017-10-23 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). День Святой Троицы (1975)
2017-10-23 / russportal
"Печерскій Патерикъ". Обрѣтеніе мощей прав. Іуліаніи, кн. Ольшанской (1967)
2017-10-23 / russportal
"Кіево-Печерскій Патерикъ". Житіе преп. Поликарпа, архим. Печерскаго (1967)
2017-10-22 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Правда о Русской Церкви..." Глава 10-я (1961)
2017-10-22 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). "Православіе и религія будущаго". Глава 5-я (1991)
2017-10-21 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 20-я (1939)
2017-10-21 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 19-я (1939)
2017-10-21 / russportal
"Кіево-Печерскій Патерикъ". Житіе преп. Симона, еп. Владимірскаго (1967)
2017-10-21 / russportal
"Печерскій Патерикъ". Житіе преп. Нестора, лѣтописца Россійскаго (1967)
2017-10-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Христосъ Воскресе! (1975)
2017-10-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Есть ли у насъ покаяніе? (1975)
2017-10-21 / russportal
И. А. Ильинъ. «О сопротивленіи злу силою». Глава 15-я (1925)
2017-10-21 / russportal
И. А. Ильинъ. «О сопротивленіи злу силою». Глава 14-я (1925)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 24 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Церковная письменность

Свт. Игнатій (Брянчаниновъ), еп. Кавказскій († 1867 г.)

Святитель Игнатій (въ мірѣ Димитрій Александровичъ Брянчаниновъ) (1807-1867), знаменитый русскій духовный писатель и проповѣдникъ, еп. Кавказскій и Черноморскій. Родился 5 (18) февраля 1807 г. въ селѣ Покровскомъ, Грязовецкаго уѣзда, Вологодской губерніи въ благочестивой дворянской семьѣ. Еще въ дѣтствѣ почувствовалъ склонность къ молитвеннымъ трудамъ и уединенію. По настоянію отца окончилъ С.-Петербургское Военное инженерное училище (1826). Желая принять монашество, еще до окончательнаго экзамена подавалъ прошеніе объ отставкѣ, но получилъ отказъ. Для прохожденія службы былъ отправленъ въ Динабургскую крѣпость, гдѣ вскорѣ заболѣлъ, и осенью 1827 г. его прошеніе объ отставкѣ по болѣзни получило удовлетвореніе. Сразу же поступилъ послушникомъ въ монастырь. 28 іюня (11 іюля) 1831 г. былъ постриженъ въ монашество съ именемъ Игнатій въ честь свщмуч. Игнатія Богоносца; 4 (17) іюля рукоположенъ въ іеродіакона, а 25 іюля (7 августа) — въ іеромонаха. Въ 1833 г. возведенъ въ санъ игумена, а въ 1834 г. — въ санъ архимандрита. Въ 1857 г. въ С.-Петербургскомъ Казанскомъ соборѣ былъ хиротонисанъ во епископа Кавказскаго и Черноморскаго. Въ 1861 г. еп. Игнатій по болѣзни ушелъ на покой и поселился въ Николо-Бабаевскомъ монастырѣ Костромской епархіи, гдѣ велъ уединенную молитвенную жизнь до самой своей кончины 30 апрѣля (13 мая) 1867 г. Собраніе сочиненій свт. Игнатія составляетъ восемь томовъ. Большая часть его писаній носитъ нравственно-аскетическій характеръ. Святитель послѣдовательно излагаетъ святоотеческое ученіе о покаяніи, какъ полномъ духовномъ перерожденіи человѣка. Память свт. Игнатія — 30 апрѣля (13 мая).

Сочиненія свт. Игнанія (Брянчанинова)

СОЧИНЕНІЯ ЕПИСКОПА ИГНАТІЯ БРЯНЧАНИНОВА.
Томъ 3-й: Аскетическіе опыты. (Изданіе 2-е. СПб., 1886).

СЛОВО О СМЕРТИ.

[Смерть праведниковъ и грѣшниковъ].

Утѣшительна повѣсть о смерти праведниковъ, поучительно и душеспасительное сказаніе о томъ, съ какимъ сокрушеніемъ и смиреніемъ сердца они приготовлялись къ ней, съ какимъ святымъ страхомъ они встрѣчали ее. Нѣкоторому Отцу, за чистоту /с. 109/ его жизни, Богъ не отказывалъ ни въ какомъ его прошеніи. Старецъ однажды пожелалъ видѣть разлученіе съ тѣломъ души грѣшника и души праведника. Приведенный рукою Божіею въ нѣкоторый городъ, онъ остановился при его вратахъ, въ монастырѣ, въ которомъ жилъ имѣвшій громкое имя затворникъ. Затворникъ въ то время былъ боленъ, и ожидалъ смерти. Старецъ увидѣлъ, что дѣлается большое приготовленіе восковыхъ свѣчъ и лампадъ для затворника, какъ бы ради его Господь подавалъ хлѣбъ и воду городу, и спасалъ его. Граждане говорили между собою: «если скончается затворникъ, то мы всѣ погибнемъ разомъ». Между тѣмъ насталъ часъ его кончины; старецъ увидѣлъ адскаго приставника съ огненнымъ трезубцемъ въ рукѣ, низшедшаго на затворника, и услышалъ гласъ: «какъ эта душа не успокоила Меня въ себѣ ни единаго часа: такъ и ты безъ милосердія исторгни ее». Адскій приставникъ вонзилъ огненный трезубецъ въ сердце затворника, и, промучивъ его нѣсколько часовъ, извлекъ его душу. Послѣ этого старецъ вступилъ въ городъ, гдѣ нашелъ нѣкотораго больнаго странника, лежащаго на улицѣ. Некому было послужить этому страннику: старецъ пробылъ съ нимъ день. Когда насталъ часъ его успенія, старецъ увидѣлъ, что Архангелы Михаилъ и Гавріилъ низошли за его душею. Одинъ сѣлъ по правую, другой по лѣвую сторону странника, и начали упрашивать душу его, чтобъ она вышла. Она не хотѣла оставить тѣла, и не выходила. Тогда Гавріилъ сказалъ Михаилу: «возьмемъ душу и пойдемъ». Михаилъ отвѣчалъ: «намъ повелѣно Господомъ взять ее безъ болѣзни, не можемъ употребить насилія». Вслѣдъ за сими словами Михаилъ воскликнулъ громкимъ голосомъ: «Господи! что повелишь о этой душѣ? она не повинуется намъ, и не хочетъ выдти». И пришелъ ему гласъ: «вотъ! Я посылаю Давида съ Псалтырью и пѣвцевъ Божіихъ Іерусалима Небеснаго, чтобъ душа, услышавъ псалмопѣніе и гласы ихъ, вышла». Они низошли и окружили душу, воспѣвая гимны: тогда она вышла на руки къ Михаилу, и принята была съ радостію [1]. Кто не подивится Божіей любви и милосердію къ роду человѣческому? Къ несчастію, къ величайшему несчастію, мы съ ожесточеніемъ отталкиваемъ всѣ милости Бо/с. 110/жіи, и съ безумнымъ ослѣпленіемъ становимся въ ряды слугъ и поклонниковъ врага Божія и врага нашего.

Кончина избранниковъ Божіихъ преисполнена славы. Когда настало время умирать великому Сисою, просвѣтилось лице его, и онъ сказалъ сидѣвшимъ у него отцамъ: «вотъ пришелъ авва Антоній». Помолчавъ нѣсколько, сказалъ: «вотъ ликъ пророческій пришелъ». Потомъ просвѣтился болѣе, и сказалъ: «вотъ пришелъ ликъ апостольскій». И опять сугубо просвѣтилось лице его; онъ началъ съ кѣмъ-то бесѣдовать. Старцы упрашивали его сказать, съ кѣмъ онъ бесѣдуетъ? Онъ отвѣчалъ: «Ангелы пришли взять меня; но я умоляю ихъ, чтобы они оставили меня на короткое время для покаянія». Старцы сказали ему: «отецъ, ты не нуждаешься въ покаяніи». Онъ отвѣчалъ имъ: «поистинѣ не знаю о себѣ, положилъ ли я начало покаянію». А всѣ знали, что онъ совершенъ. Такъ говорилъ и чувствовалъ истинный христіанинъ, не смотря на то, что во время жизни своей воскрешалъ мертвыхъ единымъ словомъ и былъ исполненъ даровъ Святаго Духа. И еще болѣе засіяло лице его, засіяло какъ солнце. Всѣ убоялись. Онъ сказалъ имъ: «смотрите, — Господь пришелъ и изрекъ: принесите мнѣ избранный сосудъ изъ пустыни». Съ этими словами онъ испустилъ духъ. Увидѣна была молнія, и храмина исполнилась благоуханія [2]. Такъ окончилъ земное теченіе одинъ изъ величайшихъ Угодниковъ Божіихъ.

Но и грѣшники, принесшіе искреннее раскаяніе во грѣхахъ, сподобились милости Божіей. При греческомъ императорѣ Маврикіи былъ во Ѳракіи разбойникъ свирѣпый и жестокій. Поймать его никакъ не могли. Блаженный императоръ, услышавъ о томъ, послалъ къ разбойнику наперсный крестъ свой, и повелѣлъ ему сказать, чтобы онъ не боялся: этимъ означалось прощеніе всѣхъ его злодѣяній, съ условіемъ исправленія. Разбойникъ умилился, пришелъ къ царю, и припалъ къ ногамъ его, раскаяваясь въ преступленіяхъ своихъ. Послѣ немногихъ дней, онъ впалъ въ недугъ и помѣщенъ былъ въ страннопріимный домъ, гдѣ видѣлъ во снѣ Страшный Судъ. Пробудившись и примѣчая усиленіе болѣзни и приближеніе кончины, онъ обратился съ плачемъ къ молитвѣ, и /с. 111/ говорилъ въ ней такъ: «Владыко, человѣколюбивый Царь, спасшій прежде меня подобнаго мнѣ разбойника, удиви и на мнѣ милость Твою: прими плачъ мой на смертномъ одрѣ. Какъ принялъ Ты пришедшихъ въ единодесятый часъ, ничего несовершившихъ достойнаго: такъ прими и мои горькія слезы, очисти и крести меня ими. Больше этого не взыскивай отъ меня ничего: я уже не имѣю времени, а заимодавцы приближаются. Не ищи и не испытывай: не найдешь во мнѣ никакого добра; предварили меня беззаконія мои, я достигъ вечера; безчисленны злодѣянія мои. Какъ принялъ Ты плачъ Апостола Петра, такъ прими этотъ малый плачъ мой, и омой рукописанія моихъ грѣховъ. Силою милосердія Твоего истреби мои прегрѣшенія». Такъ исповѣдуясь въ теченіи нѣсколькихъ часовъ и утирая слезы платкомъ, разбойникъ предалъ духъ. Въ часъ смерти его старшій врачъ страннопріимнаго дома видѣлъ сонъ: къ одру разбойника пришли мурины съ хартіями, на которыхъ были написаны многочисленные грѣхи разбойника; потомъ два прекрасные юноши-царедворцы принесли вѣсы. Мурины положили на одну чашу написанное на разбойника: эта чаша перетянула, а противоположная ей поднялась кверху. Святые Ангелы сказали: «не имѣемъ ли мы здѣсь чего?» — И что можемъ имѣть — возразилъ одинъ изъ нихъ, — когда не болѣе десяти дней, какъ онъ воздерживается отъ убійства?» — «Впрочемъ, прибавили они, поищемъ чего-нибудь добраго». Одинъ изъ нихъ нашелъ платокъ разбойника, намоченный его слезами, и сказалъ другому: «точно, этотъ платокъ наполненъ его слезами. Положимъ его въ другую чашу, а съ нимъ человѣколюбіе Божіе, и посмотримъ, что будетъ?» Какъ только они положили платокъ въ чашу, она немедленно перетянула и уничтожила вѣсъ рукописаній, бывшихъ въ другой. Ангелы воскликнули въ одинъ голосъ: «по-истинѣ побѣдило человѣколюбіе Божіе!» Взявъ душу разбойника, они повели ее съ собою; мурины зарыдали и бѣжали со стыдомъ. Увидѣвъ этотъ сонъ, врачъ пошелъ въ страннопріимный домъ; пришедши къ одру разбойника, онъ нашелъ тѣло еще теплымъ, оставленнымъ уже душею; платокъ, наполненный слезами, лежалъ на глазахъ его. Узнавъ отъ находившихся при немъ о покаяніи его, принесенномъ Богу, врачъ взялъ платокъ, представилъ его императору, и сказалъ: «Государь! прославимъ Бога: и при твоей державѣ спасся разбойникъ». /с. 112/ Однако — заключаетъ весьма благоразумно эту повѣсть передавшій намъ ее — гораздо лучше благовременно приготовлять себя къ смерти и предварять страшный часъ ея покаяніемъ [3]. Справедливо замѣчаетъ святый Іоаннъ Лѣствичникъ, что зло, обратившееся отъ долговременной привычки къ нему въ качество, содѣлывается уже неисправимымъ [4]. «Злый навыкъ обладаетъ, какъ самовластный тиранъ, часто и надъ плачущими», восклицаетъ грустно тотъ же наставникъ иночествующихъ [5]. Къ этому должно присовокупить, что покаяніе возможно только при точномъ, хотя бы и простомъ, знаніи православной христіанской вѣры, чуждомъ всякой ереси и зломудрія. Заимствовавшіе свой образъ мыслей о добродѣтеляхъ и правилахъ жизни изъ романовъ и другихъ душевредныхъ еретическихъ книгъ, не могутъ имѣть истиннаго покаянія: многіе смертные грѣхи, ведущіе въ адъ, признаются ими за ничтожныя, извинительныя погрѣшности, а лютыя грѣховныя страсти — за легкія и пріятныя слабости; они не страшатся предаваться имъ предъ самыми смертными вратами. Невѣдѣніе христіанства — величайшее бѣдствіе!

Господь призываетъ человѣка къ покаянію и спасенію до послѣдней минуты его жизни. Въ эту послѣднюю минуту еще отверсты двери милосердія Божія всякому, толкущему въ нихъ. Никто да не отчаявается! Доколѣ не закрыто поприще, дѣйствителенъ подвигъ. Послѣднія минуты человѣка могутъ искупить всю жизнь его. Въ Египтѣ нѣкоторая дѣвица, именемъ Таисія, оставшись сиротою послѣ родителей, умыслила обратить домъ свой въ страннопріимницу для скитскихъ иноковъ. Прошло много времени, въ которое она принимала и успокоивала отцовъ. Наконецъ ея имѣніе истощилось. Она начала терпѣть недостатокъ. Съ нею познакомились неблагонамѣренные люди, и отвратили ее отъ добродѣтели; она начала проводить худую жизнь, даже развратную. Отцы, услышавъ это, очень опечалились. Они призвали авву Іоанна Колова, и сказали ему: «мы слышали о сестрѣ Таисіи, что она разстроилась. Когда была она въ состояніи, показывала намъ свою любовь: и мы нынѣ покажемъ нашу любовь къ ней, и поможемъ /с. 113/ ей. Потрудись посѣтить ее, и, по премудрости, данной тебѣ Богомъ, устрой ее». Авва Іоаннъ пришелъ къ ней, и сказалъ старицѣ, стоявшей на стражѣ у воротъ, чтобъ она доложила о немъ госпожѣ своей. Она отвѣчала: «вы, монахи, поѣли все имѣніе ея». Авва Іоаннъ сказалъ: «доложи ей; я доставлю ей большую пользу». Старица доложила. Юная госпожа сказала ей: «эти иноки, постоянно странствуя при Чермномъ морѣ, находятъ жемчугъ и драгоцѣнные камни; поди, приведи его ко мнѣ». Авва Іоаннъ пришелъ и сѣлъ возлѣ нея. Воззрѣвъ на лице ея, онъ преклонилъ главу, и началъ горько плакать. Она сказала ему: «авва, что ты плачешь?» Онъ отвѣчалъ: «вижу, что сатана играетъ на лицѣ твоемъ, и какъ мнѣ не плакать? чѣмъ не понравился тебѣ Іисусъ, что ты обратилась на противныя Ему дѣла?» Она, услышавъ это, затрепетала и сказала ему: «отецъ! есть ли для меня покаяніе?» Онъ отвѣчалъ: «есть». «Отведи меня, куда хочешь», сказала она ему, и, вставъ, пошла вслѣдъ за нимъ. Іоаннъ, замѣтивъ, что она не распорядилась, даже не сказала ни одного слова о домѣ своемъ, удивился. Когда они достигли пустыни, уже смеркалось. Онъ сдѣлалъ для нея возглавіе изъ песка, такое же другое, въ нѣкоторомъ разстояніи, для себя. Оградивъ ея возглавіе крестнымъ знаменіемъ, сказалъ: «здѣсь усни». И онъ, исполнивъ свои молитвы, легъ спать. Въ полночь Іоаннъ проснулся — видитъ: образовался нѣкій путь отъ того мѣста, гдѣ почивала Таисія, до неба; Ангелы же Божіи возносятъ ея душу. Онъ всталъ и началъ будить ее, но она, уже скончалась. Іоаннъ повергся ницъ на молитву, и услышалъ гласъ: «единъ часъ покаянія ея принятъ паче долговременнаго покаянія многихъ, неоказывающихъ при покаяніи такого самоотверженія» [6]. «Господи! для рабовъ Твоихъ — говоритъ святый Василій Великій — разлучающихся съ тѣломъ и приходящихъ къ Тебѣ, Богу нашему, нѣтъ смерти, но преставленіе отъ печальнаго на полезнѣйшее и сладостнѣйшее, и на упокоеніе и радость» [7].

Точно, въ собственномъ смыслѣ разлученіе души съ тѣломъ не есть смерть; оно — только послѣдствіе смерти. Есть смерть, несравненно болѣе страшная! Есть смерть — начало и источникъ /с. 114/ всѣхъ болѣзней человѣка, и душевныхъ и тѣлесныхъ, и лютой болѣзни, исключительно именуемой у насъ смертію. «Истинная смерть — говоритъ преподобный Макарій Великій — внутрь въ сердцѣ сокровенна, и чрезъ тую внѣшній человѣкъ живъ умеръ. Аще кто въ тайнѣ сердца отъ смерти къ жизни прешелъ, сей воистину живетъ во вѣки, и ктому не умираетъ. Хотя же таковыхъ тѣла на нѣкое время и разлучаются отъ душъ, но, однако, освященная суть, и со славою востанутъ. Сего ради и сномъ смерть святыхъ именуемъ» [8].

Примѣчанія:
[1] Patrologia, Vitae Patrum, Lib. VI, cap. 13.
[2] Патерикъ Скитскій.
[3] Прологъ 17 октября.
[4] Лѣствицы 6 степень, по рукописному славенскому переводу съ греческаго, сдѣланному въ молдавскомъ Свято-Вознесенскомъ Нямецкомъ монастырѣ.
[5] Лѣствицы 5 степень.
[6] Патерикъ Скитскій.
[7] Молитва на вечернѣ Пятидесятницы.
[8] Слово 1, гл. 2, по изданію 1833 года.

Источникъ: Сочиненія епископа Игнатія Брянчанинова. Томъ третій: Аскетическіе опыты. — Изданіе второе, исправленное и дополненное. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1886. — С. 108-114.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.