Церковный календарь
Новости


2017-09-23 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). "Душа послѣ смерти". Приложеніе 4b (1991)
2017-09-23 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). "Душа послѣ смерти". Приложеніе 4a (1991)
2017-09-21 / russportal
Прот. Константинъ Зноско. "Истор. очеркъ церк. уніи". Часть 2-я. Глава 4-я (1993)
2017-09-21 / russportal
Прот. Константинъ Зноско. "Истор. очеркъ церк. уніи". Часть 2-я. Глава 3-я (1993)
2017-09-21 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). "Душа послѣ смерти". Приложеніе 3-е (1991)
2017-09-21 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). "Душа послѣ смерти". Приложеніе 2-е (1991)
2017-09-21 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). "Душа послѣ смерти". Приложеніе 1-е (1991)
2017-09-21 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). "Душа послѣ смерти". Глава 10-я (1991)
2017-09-21 / russportal
"Проповѣдн. хрестоматія". Поученіе на праздникъ Почаевской иконы Божіей Матери (1965)
2017-09-21 / russportal
"Проповѣдн. хрестоматія". Поученіе на Рождество Пресвятой Богородицы (1965)
2017-09-14 / russportal
Прот. Константинъ Зноско. "Истор. очеркъ церк. уніи". Часть 2-я. Глава 2-я (1993)
2017-09-14 / russportal
Прот. Константинъ Зноско. "Истор. очеркъ церк. уніи". Часть 2-я. Глава 1-я (1993)
2017-09-14 / russportal
Свт. Игнатій (Брянчаниновъ). Понятіе о ереси и расколѣ (1996)
2017-09-14 / russportal
Свт. Игнатій (Брянчаниновъ). Жизнь схимонаха Ѳеодора (1996)
2017-09-13 / russportal
Прот. Константинъ Зноско. Краткій обзоръ причинъ, пород. Литовскую церк. унію (1993)
2017-09-13 / russportal
Прот. Михаилъ Польскій. "О почитаніи Пресв. Дѣвы Маріи". Глава 10-я (1987)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - воскресенiе, 24 сентября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 21.
Церковная письменность

Свт. Игнатій (Брянчаниновъ), еп. Кавказскій († 1867 г.)

Святитель Игнатій (въ мірѣ Димитрій Александровичъ Брянчаниновъ) (1807-1867), знаменитый русскій духовный писатель и проповѣдникъ, еп. Кавказскій и Черноморскій. Родился 5 (18) февраля 1807 г. въ селѣ Покровскомъ, Грязовецкаго уѣзда, Вологодской губерніи въ благочестивой дворянской семьѣ. Еще въ дѣтствѣ почувствовалъ склонность къ молитвеннымъ трудамъ и уединенію. По настоянію отца окончилъ С.-Петербургское Военное инженерное училище (1826). Желая принять монашество, еще до окончательнаго экзамена подавалъ прошеніе объ отставкѣ, но получилъ отказъ. Для прохожденія службы былъ отправленъ въ Динабургскую крѣпость, гдѣ вскорѣ заболѣлъ, и осенью 1827 г. его прошеніе объ отставкѣ по болѣзни получило удовлетвореніе. Сразу же поступилъ послушникомъ въ монастырь. 28 іюня (11 іюля) 1831 г. былъ постриженъ въ монашество съ именемъ Игнатій въ честь свщмуч. Игнатія Богоносца; 4 (17) іюля рукоположенъ въ іеродіакона, а 25 іюля (7 августа) — въ іеромонаха. Въ 1833 г. возведенъ въ санъ игумена, а въ 1834 г. — въ санъ архимандрита. Въ 1857 г. въ С.-Петербургскомъ Казанскомъ соборѣ былъ хиротонисанъ во епископа Кавказскаго и Черноморскаго. Въ 1861 г. еп. Игнатій по болѣзни ушелъ на покой и поселился въ Николо-Бабаевскомъ монастырѣ Костромской епархіи, гдѣ велъ уединенную молитвенную жизнь до самой своей кончины 30 апрѣля (13 мая) 1867 г. Собраніе сочиненій свт. Игнатія составляетъ восемь томовъ. Большая часть его писаній носитъ нравственно-аскетическій характеръ. Святитель послѣдовательно излагаетъ святоотеческое ученіе о покаяніи, какъ полномъ духовномъ перерожденіи человѣка. Память свт. Игнатія — 30 апрѣля (13 мая).

Сочиненія свт. Игнанія (Брянчанинова)

НЕИЗДАННЫЯ ТВОРЕНІЯ СВЯТИТЕЛЯ ИГНАТІЯ (БРЯНЧАНИНОВА).

ЖИЗНЬ СХИМОНАХА ѲЕОДОРА [1].

Полезно и пріятно разсматривать прошедшее: время, уничтожая вліяніе пристрастій, обнаруживаетъ и мрачность зла, и свѣтъ добродѣтели. Такимъ образомъ, дѣянія предковъ содѣлываются лучшимъ наставленіемъ для потомковъ. Вотъ цѣль, съ которой предлагается здѣсь жизнеописаніе схимонаха Ѳеодора.

Онъ родился въ 1756 году, въ городѣ Карачевѣ Орловской губерніи отъ благочестивыхъ и правовѣрныхъ родителей, принадлежавшихъ къ купеческому сословію. Потерявъ отца въ младенчествѣ, былъ отданъ матерью въ домъ карачевскаго протоіерея для обученія россійской грамотѣ и церковному пѣнію. Дитя, руководимое добродѣтельнымъ протоіереемъ, ходило часто въ церковь, читало добродѣтельныя книги и, мало-по-малу знакомясь съ Богомъ, возлюбило Бога. Когда Ѳеодоръ достигъ юношескаго возраста, родительница взяла его обратно къ себѣ въ домъ, и онъ долженъ былъ по ея приказанію заниматься торговлей, но любовь Божія и любовь мірская не могутъ жить вмѣстѣ въ сердцѣ человѣческомъ. Не можетъ оно работать въ одно время двумъ господамъ: Богу и міру; если одного возлюбитъ, то о другомъ нерадѣти начнетъ (Мѳ. 6, 24). Такъ случилось и съ Ѳеодоромъ; занимаясь торговлей въ продолженіе двухъ лѣтъ, онъ не могъ къ ней привыкнуть. И потому оставляетъ родительскій домъ и, никому не открывая своего намѣренія, уходитъ въ Площанскую пустынь, лежащую въ 80 верстахъ отъ Карачева. Обителью управлялъ добродѣтельный и довольно искусный старецъ Серапіонъ; братія въ ней была благонравная, и чинъ церковнаго служенія стройный. Однако мать Ѳеодора скоро узнала о мѣстопребываніи его. Водимая родительскою любовію, столь естественною, она приходитъ въ пустынь, видитъ тамъ сына, принуждаетъ его возвратиться въ Карачевъ и заниматься опять торговлею. По времени онъ уходилъ въ другую пустынь — Бѣлые берега, но и здѣсь былъ отысканъ и возвращенъ въ Карачевъ къ своей лавчонкѣ. Утомленный препятствіями, думая, что его намѣренія монашествовать Богу не угодны, Ѳеодоръ рѣшилъ пещись о своемъ спасеніи посреди міра. Онъ принималъ странныхъ, подавалъ милостыню нищимъ, услуживалъ больнымъ, ходилъ въ церковь ко всякой службѣ и занимался чтеніемъ отеческихъ книгъ. Между тѣмъ въ городѣ открылось выгодное приказчицкое мѣсто у нѣкоторой вдовы — женщины престарѣлой и простодушной. На оное былъ приглашенъ Ѳеодоръ и, поскольку хозяйка сама не могла заниматься торговыми оборотами, все управленіе дѣлъ было вручено ему. Вдова была матерью четверыхъ дочерей, уже взрослыхъ. Юноша, обращаясь безпрестанно съ женскимъ поломъ, ощутилъ въ сердцѣ порочную страсть... Не станемъ окомъ любопытства измѣрять глубину его паденія. Скажемъ только, что, вступая въ бракъ, онъ принесъ въ сіе новое состояніе и нѣкоторую укоризну совѣсти. Движимый раскаяніемъ, сопровождаемый глубокой печалію, онъ удваиваетъ прежнее усердное служеніе страннымъ и прочія добрыя дѣла, которыя во время разстройства душевнаго были имъ почти забыты. Но печаль не престаетъ снѣдать его сердце. Что жъ дѣлаетъ Ѳеодоръ? Рѣшается на поступокъ необыкновенный и, по общественному порядку, неправильный. Онъ отправляется для богомолья въ Кіевъ, взявъ съ собой четыре рубля съ полтиною и, поклонившись мощамъ угодниковъ Печерскихъ, идетъ къ тогдашнимъ границамъ съ Польскою Подоліею, переходитъ оное и устраивается въ молдавскій Свято-Вознесенскій Нямецкій монастырь. Сей монастырь находился ниже /с. 271/ Яссъ, въ 120 верстахъ отъ оныхъ при подошвѣ Карпатскихъ горъ. Въ немъ было тогда около 700 братіи изъ различныхъ народовъ, а настоятелемъ — россіянинъ, уроженецъ полтавскій, архимандритъ Паисій Величковскій, имѣвшій большія природныя способности, превосходное монашеское образованіе. Сначала онъ безмолвствовалъ въ Аѳонской горѣ съ другимъ единомудреннымъ братомъ, отыскивалъ въ тамошнихъ библіотекахъ отеческія книги и прочитывалъ ихъ съ глубокимъ вниманіемъ. Чѣмъ болѣе вникалъ онъ въ сіи книги, тѣмъ болѣе убѣждался въ необходимости умнаго дѣланія, которое предписано намъ во Святомъ Евангеліи, которымъ занимались всѣ святые, безъ котораго, какъ говоритъ Великій Варсонофій, суетны подвиги тѣлесные. Паисій, возложась на помощь Божію, занялся умнымъ дѣланіемъ и такъ успѣлъ въ ономъ, что удостоился благодатныхъ даровъ, подобно монахамъ древнихъ временъ; въ особенности раскрылось въ немъ отличное дарованіе руководить ближнихъ въ духовной жизни. Многіе аѳонскіе иноки начали съ нимъ совѣтоваться и получали пользу, отъ сего возрастала къ нему довѣренность и число приверженныхъ. Довѣріе мало-по-малу превратилось въ безусловное послушаніе. Тогда необходимость понудила Паисія и чадъ его составить правильное общество по уставамъ иноческимъ, для чего съ дозволенія турецкаго правительства они переселились изъ Святой горы въ Молдавію, сперва въ запустѣвшій монастырь Драгомирску, а оттуда въ Нямецкій. Порядкомъ и добродѣтельною жизнію обитель Нямецкая напоминала общежитіе Тавеннисіотской киновіи Ѳеодосія и Саввы. Паисій былъ полезенъ не только для одного монастыря своего, но и для Церкви. Онъ перевелъ съ эллино-греческаго языка на славянскій многія отеческія книги, какъ-то: Добротолюбіе, св. Исаака Сиріанина, св. Симеона Новаго Богослова, Варсонофія Великаго, Іоанна Лѣствичника. Сіи переводы, хотя по древнеобразному слогу затруднительны, но тѣмъ драгоцѣнны, что съ чрезвычайною точностію выражаютъ дѣятельныя мысли отцовъ и сохраняютъ всю силу подлинниковъ.

Когда Ѳеодоръ пришелъ въ Молдавію, Паисій былъ уже лѣтъ весьма преклонныхъ. Изможденный трудами и болѣзнями, онъ рѣдко выходилъ изъ келліи. Приближенные его не соглашались принять Ѳеодора по многочисленности братства и по затруднительному содержанію. Странникъ находился въ крайности: деньги, бывшія при немъ, истощились, лѣтнее платье, въ которомъ онъ вышелъ изъ Карачева, обветшало отъ путешествія. Наступила зима. Онъ было рѣшился идти обратно въ Россію и просилъ, чтобы допустили его по крайней мѣрѣ принять благословеніе старца. Сіе позволено; Паисій увидѣлъ рубище и жалостное положеніе юноши, прослезился, утѣшилъ его, присовокупилъ къ своему стаду, строго запретивъ, чтобы впредь никому не отказывать безъ его вѣдѣнія. Въ обители находилось шесть духовниковъ; каждый имѣлъ у себя назначенное число братіи, которыхъ онъ обязанъ былъ исповѣдовать, наставлять въ духовной жизни и помогать имъ въ сердечныхъ браняхъ. Изъ сихъ духовниковъ опытнѣйшимъ почитался іеросхимонахъ Софроній, по кончинѣ Паисія управлявшій Нямецкимъ монастыремъ. Софронію былъ врученъ Ѳеодоръ для душевнаго назиданія, а для трудовъ монастырскихъ опредѣленъ въ хлѣбню. Въ общежительномъ монастырѣ печеніе хлѣбовъ есть тяжелое послушаніе по многолюдству братіи и по обычаю общежитій предлагать пищу всѣмъ богомольцамъ, коихъ иногда бываетъ тысячи. Проведя нѣсколько дней въ хлѣбнѣ, Ѳеодоръ видитъ сонъ: ему представился широко разложенный огонь, предъ коимъ стояло множество людей, какъ будто приготовленныхъ къ истязанію. Въ числѣ прочихъ былъ и онъ. Внезапно явились нѣкоторые необыкновенные мужи, похитили его изъ среды множества и ввергнули въ пламень. «Отчего бы, — размышлялъ онъ, — изъ толикаго числа я одинъ брошенъ въ сей свирѣпый огнь?» «Такъ угодно Богу», — отвѣчали мужи. Сіе сонное видѣніе Ѳеодоръ разсказалъ старцу Софронію, который растолковалъ оное слѣдующимъ образомъ: обширнымъ пламенемъ означается горнило искушеній, ку/с. 272/да ввергаются иноки, отлучающіеся міра, дабы работать единому Господу. Въ обители Нямецкой сохранялся обычай, древній обычай, по которому всякъ, вступающій вновь въ монастырь, долженъ былъ исповѣдать духовнику всѣ грѣхи, содѣланные отъ младенчества. И въ самомъ дѣлѣ, весьма прилично начинать поприще покаянія и плача о грѣхахъ исповѣданіемъ грѣховъ; притомъ наставникъ, узнавъ наши слабости и поползновенія, удобнѣе можетъ насъ управлять, предохранять и руководить. По сему обычаю Нямецкаго монастыря Ѳеодоръ повѣдалъ старцу Софронію всѣ грѣхи, содѣланные во всю жизнь, и былъ отлученъ на пять лѣтъ отъ причащенія Святыхъ Христовыхъ Тайнъ. Ѳеодоръ впослѣдствіи сказывалъ: «Съ какимъ тщаніемъ исповѣдовалъ меня старецъ, что сія исповѣдь продолжалась болѣе часа».

Когда усмотрѣли въ Ѳеодорѣ большую горячность къ подвигамъ, то перевели его изъ хлебни въ пчельникъ, надъ которымъ главный надзоръ имѣлъ весьма строгій старецъ. Здѣсь, кромѣ тѣлесныхъ трудовъ, должно было переносить часто укоризны. Въ семъ послушаніи онъ находился два года; потомъ его сдѣлали помощникомъ въ просфорнѣ въ монастырѣ Сѣкулѣ, который стоитъ отъ Нямецкаго въ 12-ти верстахъ, и отъ онаго тогда зависѣлъ, такъ же какъ и многіе другіе скиты и пустыни. Одна изъ таковыхъ пустынь была на потокѣ Поляна Ворона въ 5-ти верстахъ отъ скита того же имени. Въ ней жили два друга: іеросхимонахъ Николай и схимонахъ Онуфрій, уроженцы черниговскіе, привлеченные изъ Россіи въ Молдавію слухомъ о высокихъ достоинствахъ Паисія. Они шли путемъ царскимъ, что въ монашескомъ смыслѣ означаетъ благоразумную умѣренность въ подвигахъ и взаимный совѣтъ двухъ или трехъ иноковъ, вмѣстѣ безмолвствующихъ. Таковое названіе почерпнуто изъ словъ Царя вѣрныхъ и Царя всѣхъ Господа Іисуса Христа: идѣже еста два или тріе, собрани во имя Мое, ту есмь посредѣ ихъ (Мѳ. 18, 20). Николай наблюдалъ въ постоянномъ молчаніи за своимъ сердцемъ; Онуфрій по благословенію настоятеля принималъ братій, приходившихъ къ нему для душевнаго назиданія. Оба старца были уже въ лѣтахъ; а Онуфрій притомъ чувствовалъ большую слабость и боль въ желудкѣ, который онъ разстроилъ въ юности неумѣреннымъ постомъ. Архимандритъ обратилъ вниманіе на старость и болѣзненное состоянія Онуфрія и, дабы оказать ему вспоможеніе, повелѣлъ молодому, надѣленному хорошею тѣлесною силою Ѳеодору переселиться въ пустынь на потокъ Поляну Ворону и услуживать старцамъ.

Такимъ образомъ, Ѳеодоръ переходитъ отъ послушанія къ послушанію. До сихъ поръ онъ упражнялся въ тѣлесныхъ трудахъ и повиновался тѣлесно, то-есть въ своихъ трудахъ слѣдовалъ не своей, но ближняго волѣ; теперь онъ началъ знакомиться съ послушаніемъ духовнымъ, мысленнымъ, то-есть мыслить и чувствовать не по своей волѣ, но по указанію ближняго. Если тѣлесное послушаніе затруднительно и болѣзненно, то сколь труднѣе и болѣзненнѣе онаго послушаніе мысленное и духовное? Если первое дѣлаетъ человѣка благонравнымъ, то второе не сдѣлаетъ ли его святымъ? Въ наши времена извѣстно болѣе послушаніе перваго рода, а святые отцы заповѣдуютъ и похваляютъ болѣе послушаніе второго рода, отъ коего первое само по себѣ истекаетъ. Они его называютъ духовнымъ мученичествомъ, распятіемъ своей воли, скорѣйшимъ, удобнѣйшимъ, правильнѣйшимъ путемъ къ достиженію святыни, послѣдованіемъ Спасителю, Который былъ послушливъ до смерти, смерти крестныя. Отъ сего послушанія рождается болѣзненное сердечное чувство, называемое плачемъ, и мысль, постепенно охладѣвая ко всему временному, начинаетъ непрестанно притекать и припадать къ Богу, въ чемъ и состоитъ начало истиннаго умнаго дѣланія.

Пустынное уединеніе доставило Ѳеодору возможность исповѣдовать всѣ помыслы и чувствованія старцу Онуфрію, который имѣлъ о немъ отеческое попеченіе. Узнавъ собственнымъ опытомъ, что неумѣренное воздержаніе — какъ и невоздержаніе, онъ убѣждалъ ученика своего не возлагать упованія единственно на тѣлесный подвигъ, но, обре/с. 273/меняя тѣло умѣренно, все стараніе обращать къ очищенію сердца, изъ коего, по слову Спасителя, исходятъ помышленія злая, убійства, прелюбодѣянія, татьбы и прочее зло, оскверняющее человѣка (Мк. 7). Сіи пустынники имѣли прекрасный обычай причащаться ежемѣсячно Святыхъ Христовыхъ Тайнъ, для чего они ходили въ скитъ.

Когда однажды по сей причинѣ Ѳеодоръ пошелъ въ скитъ, напали на ихъ пустынь разбойники, похитили небольшое количество съѣстныхъ припасовъ и прибили обоихъ старцевъ столь жестоко, что они едва могли выздоровѣть черезъ продолжительное время. Потомъ Ѳеодоръ занемогъ сильною горячкою. Былъ почти на краю гроба и съ трудомъ пришелъ въ прежнія силы. Промыслъ Божій посылаетъ скорби рабамъ Своимъ и скорбями искушаетъ ихъ вѣрность.

Протекли 5 лѣтъ по пришествіи Ѳеодора на потокъ Поляна Ворона, и старецъ Онуфрій, отягченный лѣтами и болѣзнями, скончался. Кончина его была довольно тяжелая: 12 часовъ онъ томился и произносилъ какъ бы отвѣты на различные вопросы. Нѣкоторые опытные старцы предполагали, что попущено было ему грозное истязаніе за излишнюю строгость надъ тѣми, кои совѣтовались съ нимъ въ своихъ душевныхъ недугахъ. Когда же черезъ 3 года, по тогдашнему обычаю Нямецкаго монастыря, осмотрѣли его тѣло, то нашли главу и перси нетлѣнными во свидѣтельство спасенія.

По смерти Онуфрія Ѳеодоръ жилъ въ пустыни съ Николаемъ полгода, потомъ перемѣстились они оба въ Нямецкій монастырь.

Около сего времени переведена архимандритомъ Паисіемъ книга святого Исаака Сиріанина, которую Паисій по ея духовному достоинству называлъ избраннымъ златомъ. Въ ней съ особенной ясностью и подробностью изложено, какимъ образомъ душа очищается Христовыми заповѣдями, какимъ образомъ благодать Божія сама собою вселяется въ чистыя души и ознаменовываетъ Свое вселеніе различными дѣйствіями, какъ-то: непрестанною молитвою, всегдашними слезами, необыкновенною радостію, независимыми отъ внѣшнихъ обстоятельствъ. Паисій весьма желалъ распространенія сей книги, ибо большая часть монаховъ нынѣшняго времени, не зная, что въ наукѣ монашества есть свое введеніе, начало, средина и конецъ, тотчасъ ищутъ раскрыть въ себѣ благодатныя дѣйствія (какъ будто Богъ подчиненъ волѣ человѣческой!), не позаботясь напередъ сдѣлать сердце способнымъ къ пріятію Божества. Отъ сего неправильнаго дѣйствованія, основаннаго на ложныхъ понятіяхъ, обыкновенно рождаются двухъ родовъ послѣдствія: или безплодность, или произрастаніе плодовъ ложныхъ, вмѣсто плодовъ истинныхъ.

Братія Нямецкой обители по довѣренности къ настоятелю и по собственному признанію съ большимъ усердіемъ переписывали книгу святого Исаака Сиріанина. Николай и Ѳеодоръ также переписали оную для себя уставнымъ письмомъ. Паисій, желая оказать услугу и россійскому монашеству, приказалъ Ѳеодору вторично переписать упомянутую книгу съ особеннымъ тщаніемъ на хорошей бумагѣ и отправилъ оную къ Высокопреосвященнѣйшему Гавріилу, митрополиту Новгородскому и С.-Петербургскому, убѣждая его, дабы повелѣлъ оную напечатать и разослать по монастырямъ россійскимъ. Неизвѣстно, получена ли сія книга архипастыремъ. Впослѣдствіи нѣкоторый богобоязливый житель Москвы даритъ Ѳеодора книгою, въ которой сей узнаетъ сочиненіе святого Сиріанина, имъ переписанное для Высокопреосвященнѣйшаго Гавріила по повелѣнію Паисія и подписанное рукою сего старца.

Между тѣмъ безмолвный Николай началъ весьма ослабѣвать отъ старости и болѣзней. Онъ чувствовалъ необыкновенный холодъ во всемъ тѣлѣ и большую часть времени проводилъ на постели. Ѳеодоръ служилъ ему съ особеннымъ усердіемъ, цѣловалъ его руки и ноги и, раскрывая свои нѣдра, оными согрѣвалъ охладѣвшіе члены старца. Николай умеръ весьма тихо въ объятіяхъ Ѳеодора, и когда чрезъ три года осмотрѣли умерша/с. 274/го, то нашли его совершенно нетлѣннымъ. Ѳеодоръ, продолжая заниматься различными трудами, жилъ въ Нямецкомъ монастырѣ до 1801 года. Вслѣдъ за Николаемъ скончался архимандритъ Паисій, коего преемникомъ въ управленіи избранъ старецъ Софроній, лишенный зрѣнія и согбенный подъ бременемъ лѣтъ, но богатый духовными дарованіями. Сей новый настоятель весьма любилъ Ѳеодора и, видя его ревность къ подвигамъ иноческимъ, постригъ его въ схиму.

Въ 1801 году вступилъ на престолъ Россійскій Государь Императоръ Александръ Павловичъ. Милостивый Манифестъ, имъ обнародованный, дозволялъ свободное возвращеніе въ Россію бѣжавшимъ изъ оной. Сіе дозволеніе Россійскаго Монарха подало мысль архимандриту Софронію, родомъ также россіянину, пересадить нѣсколько лозъ изъ Нямецкаго монастыря въ отечество, дабы и отечество воспользовалось духовными трудами и дарованіями Паисія. Въ числѣ прочихъ назначено и Ѳеодору оставить Молдавію. Какія же богатства понесъ съ собою инокъ сей изъ Нямецкой обители? Какое направленіе получилъ онъ отъ жительства съ Паисіемъ?

Природа одарила Ѳеодора здоровымъ и крѣпкимъ тѣлосложеніемъ, которое при содѣйствіи горячаго нрава обыкновенно располагаетъ человѣка къ дѣятельности и подвигамъ. И Ѳеодоръ любилъ нестяжаніе до нищеты, бдѣніе, продолжительныя стоянія на молитвѣ, труды тѣлесные, постъ, строго наблюдая оный и въ качествѣ и въ количествѣ пищи. Притомъ ему извѣстно было, что очищается душа единственно заповѣдями Христовыми, а не тѣлесными трудами, кои, утомляя плоть, облегчаютъ намъ исполненіе заповѣдей Христовыхъ. И потому съ большимъ усердіемъ ходилъ за больными, принималъ странныхъ и совершалъ прочія дѣла милосердія. Еще въ немъ было важное достоинство: онъ выдержалъ жестокую войну съ плотскою страстію и, получивъ опытность въ сей войнѣ, могъ пользовать другихъ совѣтами.

Россійскіе монастыри отставали благоустройствомъ отъ Нямецкаго: въ нихъ и церковное богослуженіе совершалось съ меньшею стройностію, и относительно пищи дѣлались отъ устава нѣкоторыя, впрочемъ малозначащія, отступленія, и сами монахи недовольно имѣли понятія о истинной духовной жизни, занимаясь почти исключительно тѣлесными трудами. Кажется, сіе состояніе монастырей и монаховъ россійскихъ имѣло не безвредное вліяніе на Ѳеодора, жившаго продолжительное время въ обители благоустроеннѣйшей и посреди искуснѣйшихъ монаховъ того времени. Поистинѣ тѣсенъ путь, ведущій въ животъ, ибо, съ одной стороны, стѣсняютъ его наши неправды, а съ другой — самыя правды, когда онѣ сопряжены съ презрѣніемъ и осужденіемъ ближняго.

Путешествіе Ѳеодора изъ Молдавіи въ Россію наставительно. Деньги, данныя ему на дорогу и попеченіе о своемъ тѣлѣ, онъ вручилъ безотчетливо спутникамъ и въ путешествіи пребывалъ какъ бы въ келліи, не заботясь ни о чемъ суетномъ и непрестанно занимаясь богомысліемъ. Такъ достигъ онъ Орла и по назначенію тогдашняго епископа Досиѳея помѣстился въ Чолнскомъ [**] монастырѣ. Его супруга была еще въ живыхъ, но Ѳеодоръ отказался отъ свиданія съ нею и вообще, узнавъ собственнымъ горестнымъ опытомъ, сколь человѣкъ удобопреклоненъ ко грѣху, наблюдалъ большую осторожность отъ женскаго пола: онъ, хотя и принималъ къ себѣ въ келлію женъ, однако никогда не бесѣдовалъ съ ними безъ свидѣтеля, и учениковъ своихъ обучалъ тщательному храненію чувствъ, въ особенности зрѣнія, каковымъ храненіемъ избѣгаемъ былъ многихъ волненій.

Монастырь имѣлъ штатное положеніе. Ѳеодоръ, поживъ въ ономъ короткое время, разсудилъ перемѣститься въ Бѣлобережскую пустынь, общежительную пустынь, начинавшую тогда приходить въ цвѣтущее состояніе подъ управленіемъ строителя Леонида, его духовнаго друга. Обители сей и ея настоятелю Ѳеодоръ оказалъ большую услугу своими познаніями въ монашеской жизни, примѣромъ и совѣтами. Имъ руководимый строитель съ полнымъ отреченіемъ самолюбія завелъ въ монастырѣ общежитіе въ на/с. 275/стоящемъ его смыслѣ. Какова была одежда на начальникѣ, точно таковая же на послѣднемъ послушникѣ; выходили братія на труды — начальникъ былъ впереди ихъ, и ко всякой работѣ рука его прикасалась прежде всѣхъ другихъ. Церковное служеніе совершалось съ глубокимъ благоговѣніемъ, со всѣми чтеніями на всенощныхъ бдѣніяхъ и утреняхъ, со всею стройностію, столько приличною богослуженію. Трапеза была общая, во время оной соблюдалось молчаніе, лишь прерываемое душеполезнымъ чтеніемъ череднаго брата, учрежденнымъ къ поддержанію въ ненарушимости молчанія.

Но для общежитія мало того, чтобъ трапеза была общая, труды общіе, одежда одинаковая; нужно, чтобы сердце было едино и душа была едина. Для достиженія сего Ѳеодоръ пріучалъ братію къ соблюденію животворящихъ Евангельскихъ заповѣдей, пріучалъ благословлять клянущихъ, никого не осуждать, подвизаться втайнѣ, миловать, вѣровать, молиться, претерпѣвать до конца, прощать, дабы быть прощеннымъ.

Довольно ли сего для истиннаго духовнаго единенія?

Услышимъ, что скажетъ намъ Евангеліе, или лучше, что скажетъ Господь Іисусъ Христосъ, чрезъ Евангеліе говорящій: Имѣяй заповѣди Моя, — научаетъ Спаситель, — и соблюдаяй ихъ, той есть любяй Мя: а любяй Мя возлюбленъ будетъ Отцемъ Моимъ; и Азъ возлюблю его и явлюся ему Самъ... Аще кто любитъ Мя, слово Мое соблюдетъ, и Отецъ Мой возлюбитъ его, и къ нему придемъ и обитель у него сотворимъ (Ін. 14, 21. 23).

Тотъ, въ чьемъ сердцѣ обитаетъ Сама Любовь, Господь Іисусъ Христосъ, за грѣшниковъ распявшійся, за распинателей молившійся, о убійцахъ Своихъ плакавшій, — тотъ можетъ ли не вмѣщать въ сердцѣ своемъ всѣхъ ближнихъ и по любви не быть съ ними едино? Высокая степень, на которой стояли величайшіе святые! Крайняя ступень лѣствицы, возводящей отъ земли на небо, къ которой посредствующими ступенями служатъ всѣ прочія добродѣтели! Кто желаетъ стяжать единеніе съ Богомъ и ближними, да стяжетъ Христа; кто желаетъ стяжать Христа, да привлекаетъ Его въ себя соблюденіемъ по возможности точнымъ Его святыхъ заповѣдей; кто желаетъ научиться соблюденію Его заповѣдей, да прочитываетъ часто съ живою вѣрою Евангеліе Христово.

Ѳеодоръ каждый день читывалъ опредѣленное число главъ изъ святого Евангелія; читалъ онъ прочія книги, монашескому чину соотвѣтствующія, но чтеніе Евангелія повторялось непремѣнно каждый день, какъ повторяется каждый день употребленіе пищи. Священнѣйшая книга сія стояла въ келліи Ѳеодора вмѣстѣ съ иконами, и онъ говаривалъ: «Въ Евангеліи сокровенъ Христосъ; хотящій найти Его обрѣтаетъ Его въ Евангеліи».

Ѳеодоръ имѣлъ весьма хорошее понятіе и о догматахъ. Самъ не читалъ и ученикамъ строго запрещалъ читать еретическія книги, даже не терпѣлъ, чтобъ въ келліи его было какое-либо сочиненіе, содержащее въ себѣ хулу на Бога. «Не хочу, — повторялъ онъ слова святого Киріака, — не хочу враговъ Божіихъ имѣть въ своей келліи».

По времени болѣзни принудили строителя Леонида уклониться отъ настоятельской должности. Устроивъ за монастырскою оградою, въ лѣсу, безмолвную хижину, онъ переселился туда съ другомъ своимъ Ѳеодоромъ; они жили тамъ три года, но, тревожимые безпрестанно посѣтителями, рѣшили избрать для своего уединенія мѣсто, гдѣ бы они были сколько можно менѣе извѣстны. Съ сею цѣлію въ 1811 году Ѳеодоръ съ дозволенія епархіальнаго начальства вышелъ изъ Бѣлыхъ береговъ и пустился къ Новоезерскому монастырю, находящемуся въ восточномъ концѣ Новгородской епархіи, тогда управляемому добродѣтельнымъ игуменомъ Ѳеофаномъ. Подъ вѣдомствомъ Новоезерского монастыря состоялъ скитъ преподобнаго Нила Сорскаго, основанный симъ угодникомъ въ XV вѣкѣ, — мѣсто весьма безмолвное, окруженное лѣсомъ, далеко отклонившееся отъ мірскихъ селеній. Посреди обители стоитъ деревянная простенькая церковь; кругомъ оной раскинуто нѣсколько убогихъ хижинъ, въ коихъ иноки по уставу основателя проводили пять дней недѣли, занимаясь молитвою, слезами и рукодѣліемъ, а въ субботу и /с. 276/ воскресеніе стекались въ храмъ для служенія Божественной литургіи и Святого Причащенія. Въ скиту всегда употреблялась постная пища, и входъ въ оный женскому полу былъ совершенно воспрещенъ, какъ обыкновенно во всѣхъ скитахъ водится. Полюбилось сіе мѣсто Ѳеодору; равно и Ѳеофану желалось помѣстить въ скитъ Ѳеодора, какъ мужа давно ему извѣстнаго съ весьма хорошей стороны. Ѳеофанъ написалъ по сему предмету къ Высокопреосвященнѣйшему митрополиту Амвросію письмо, съ коимъ Ѳеодоръ и отправился въ С.-Петербургъ.

Не возвѣстилось митрополиту исполнить просьбу старцевъ: онъ разсудилъ лучше послать Ѳеодора въ Палеостровскую обитель, лежащую на островѣ Онѣжскаго озера и тогда возобновляемую. Палеостровская обитель возобновлялась. Строитель оной былъ человѣкъ усердный, имѣвшій значительный капиталъ; онъ поправлялъ, какъ умѣлъ, монастырское строеніе, учреждалъ хлѣбопашество, скотоводство, расчищалъ покосы. Вскорѣ образъ жизни Ѳеодора показался для него страннымъ; вскорѣ и Ѳеодоръ увидѣлъ, что ему несовмѣстно жить въ Палеостровской обители, въ которой устрояется только одно хозяйство, а существенное устроеніе монастыря упущено. Онъ томился духомъ и, наконецъ, когда былъ принуждаемъ вкушать скоромную пищу въ понедѣльники, вторники и четверги, противно правиламъ схимонаховъ, воспротивился строителю. Разразилась ссора. Строитель началъ жаловаться начальству, которое погрозило Ѳеодору лишеніемъ монашескаго чина.

Два года терпѣлъ Ѳеодоръ различныя притѣсненія въ Палеостровской обители и слышалъ повторяемыя угрозы начальства по донесенію настоятеля о неповиновеніи подчиненнаго. Опасаясь, чтобы сіи непріятности не окончились чѣмъ-либо еще болѣе непріятнымъ, онъ рѣшилъ идти къ митрополиту для личнаго объясненія и былъ переведенъ въ Спасо-Преображенскій Валаамскій монастырь, однако съ запрещеніемъ носить въ продолженіе года рясу и камилавку за самовольное отлученіе отъ Палеострова. Ѳеодоръ прибылъ въ Валаамскій монастырь въ 1813 году. Еще прежде его переселились въ сію обитель изъ Бѣлобережской іеросхимонахъ Леонидъ и Клеопа, выходецъ Нямецкій, со многими другими учениками Ѳеодора. При Валаамскомъ монастырѣ находился скитъ, подобный скиту преподобнаго Нила Сорскаго; въ оный помѣщены были Ѳеодоръ и духовные друзья его. Безспорно Валаамскій монастырь, коего основаніе относятъ ко времени равноапостольной княгини Ольги, долженъ занять послѣ Соловецкой обители первое мѣсто между монастырями россійскими по удобности къ строгой монашеской жизни. Гранитныя скалы, поднимаясь изъ глубокаго и широкаго Ладожскаго озера, образуютъ нѣсколько раздѣленныхъ между собою проливами острововъ, изъ коихъ на главнѣйшемъ, имѣющемъ въ окружности около 25 верстъ, стоитъ уединенная обитель, устранившаяся на край Россіи отъ суеты мірской, день и ночь оглашаемая Божественнымъ славословіемъ. Ближайшій берегъ въ 30-ти верстахъ; озеро очень бурно, въ особенности весною и осенью, по сей причинѣ, равно и по отдаленности отъ Петербурга богомольцевъ бываетъ мало; обитель къ содержанію имѣетъ прочныя средства, уставъ монашескій строгъ, церковное служеніе продолжительно; убогая одежда, простая трапеза для всѣхъ одинакова, трудныхъ послушаній довольно, братство многочисленное. Валаамъ съ высокихъ пустынныхъ утесовъ созываетъ къ себѣ всѣхъ ревнителей строгаго подвижничества и безмолвія. Кажется, Ѳеодоръ могъ бы найти здѣсь давно желанное успокоеніе — случилось иначе.

И здѣсь грѣхъ отыскалъ себѣ пристанище; и здѣсь для ссоры нашлась пища, и здѣсь строгое, можетъ быть, даже излишне строгое наблюденіе отеческихъ преданій вооружилось противу заповѣди Евангельской. Въ Валаамъ вошли въ употребленіе при церковномъ служеніи поклоны, не предписанные церковнымъ уставомъ; также поставлялось на трапезѣ постное масло въ нѣкоторые постные дни, въ кои въ обители Нямецкой /с. 277/ предлагался только сокъ конопляный. Сіи упрощенія и онымъ подобныя строго осуждалъ Ѳеодоръ и, стремясь къ исправленію таковыхъ упрощеній, нарушилъ общій миръ и спокойствіе. Чѣмъ затмилось въ его сердцѣ сіяніе заповѣдей Христовыхъ? Чѣмъ заглушенъ былъ гласъ Спасителя: миръ оставляю вамъ, миръ Мой даю вамъ (Ін. 14, 27). О семъ разумѣютъ вси, яко ученицы Мои есте, аще любовь имате между собою (Ін. 13, 35)? Какой мысленный тать укралъ изъ его памяти духовномудрое наставленіе [1] старца Софронія, совѣтовавшаго и умолявшаго предпочитать всякой правдѣ правду Евангельскую? Многіе изъ братіи раздѣлили мнѣніе Ѳеодора; весь монастырь объяло смущеніе, и духовное начальство, дабы преградить безпорядокъ, принуждено было вывести схимонаха изъ Валаамскаго въ Александро-Свирскій. Сіе случилось въ 1819 году. Ѳеодору сопутствовалъ вѣрный другъ его Леонидъ; Клеопа за нѣсколько времени до сего окончилъ свое земное теченіе.

Оставивъ строгую обитель, Ѳеодоръ не оставлялъ строгаго жительства, доколѣ не измѣнили ему тѣлесныя силы. Въ 1821 году почувствовалъ онъ сильную простуду, которая разслабила все тѣло и причиняла сильную головную боль. Ѳеодоръ переносилъ болѣзненные припадки съ терпѣніемъ и благодареніемъ, часто произнося сіи слова: «Слава Тебѣ, Боже мой! Благодарю Тебя, Боже мой, что Ты наказуешь меня въ семъ временномъ вѣкѣ!» Болѣзнь сія была къ смерти, продолжалась полтора года, измождила его тѣло, умягчила духъ. Замѣтили, что онъ сдѣлался для учениковъ своихъ снисходительнѣе, и вообще во всѣхъ случаяхъ оказывалъ гораздо болѣе милосердія, нежели прежде.

Однажды у окошекъ его келліи собрались дѣти играть; Леонидъ, услыхавъ шумъ и зная постоянную приверженность Ѳеодора къ безмолвію, хотѣлъ прогнать дѣтей. Ѳеодоръ остановилъ его, сказавъ: «Ихъ гласы кажутся мнѣ гласами ангеловъ».

Ѳеодоръ скончался тихо въ пятницу на Свѣтлой недѣлѣ въ 9 часовъ вечера 1822 года, будучи 66 лѣтъ отъ роду, сподобившись Пречистыхъ Христовыхъ Таинъ и святого Елеосвященія [2]. За день до кончины пришелъ онъ въ нѣкоторый родъ забывчивости и видитъ себя въ какомъ-то большомъ храмѣ, въ которомъ совершается богослуженіе и на всѣхъ клиросахъ стоятъ мужи въ свѣтлыхъ бѣлыхъ одеждахъ. Одинъ изъ сихъ мужей сходитъ съ праваго крылоса и, приближаясь къ Ѳеодору, говоритъ: «Ѳеодоръ! Время тебѣ отдохнуть, приходи къ намъ». Ѳеодоръ, узнавъ въ семъ мужѣ покойнаго іеросхимонаха Николая, очнулся.

Благочестивый читатель! Въ семъ жизнеописаніи безпристрастно обнаружены тебѣ и доблести и слабости старца: подражай доблестямъ, не осуждай слабости. Что свойственнѣе немощи человѣку? Кто можетъ похвалиться безгрѣшіемъ? Кто прошелъ весь путь жизни, никогда не споткнувшись? Однако, видя духовнаго мужа, укрѣпленнаго прочнымъ монашескимъ воспитаніемъ и долговременными опытами, омрачаемаго и колеблемаго грѣхомъ, не должны ли мы за себя устрашиться.

Точно, страхъ да будетъ во всю жизнь нашимъ спутникомъ, а руководителемъ — упованіе на Бога. Сіи два пѣстуна могутъ благополучно привести насъ ко вратамъ Царствія Небеснаго, которыя да отверзетъ милосердый Господь всякому толкущему прилежными молитвами и смиреннымъ сознаніемъ своихъ недостатковъ. Аминь.

Послушникъ Димитрій Брянчаниновъ.       

Примѣчанія:
[*] ГБЛ., ф. 425. П. П. Яковлевъ. Картонъ II. — Это первое по времени твореніе святителя, когда онъ былъ еще послушникомъ Димитріемъ. Послушникъ объективно описываетъ подвиги старца, излагаетъ взглядъ на монашество и на присущее ему «умное дѣланіе», считая его основой богоугоднаго жительства.
[**] Въ публицаціи «БТ» ошибочно стоитъ «Волненскомъ» (прим. «Русскаго Портала»).
[1] Старецъ Софроній въ весьма трогательномъ письмѣ, носящемъ печать духовнаго помазанія, совѣтуетъ нямецкимъ воспитанникамъ въ Россіи уклоняться всякихъ распрей объ уставѣ и сохранять любовь и согласіе.
[2] По индиктіону въ 1822 году Пасха 2 апрѣля, слѣдовательно, кончина 7 апрѣля.

Источникъ: Архимандритъ Игнатій (Брянчаниновъ). Христіанскій пастырь и христіанинъ-художникъ. // «Богословскіе труды». Выпускъ тридцать второй. — М.: Издательство Московской Патріархіи, 1996. — С. 270-277.

Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.