Церковный календарь
Новости


2018-12-16 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Соборность и церковное сотрудничество (1976)
2018-12-16 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Существуетъ ли невидимая Церковь? (1976)
2018-12-15 / russportal
Первое посланіе къ Коринѳянамъ св. Климента Римскаго (1860)
2018-12-15 / russportal
О святомъ Климентѣ Римскомъ и его первомъ посланіи (1860)
2018-12-14 / russportal
Свт. Зинонъ Веронскій. На слова: "егда предастъ (Христосъ) царство Богу и Отцу" (1838)
2018-12-14 / russportal
Краткое свѣдѣніе о жизни св. священномуч. Зинона, еп. Веронскаго (1838)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 2-я (1849)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 1-я (1849)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 126-й (1899)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 125-й (1899)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Православное Догмат. Богословіе митр. Макарія (1976)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Свт. Тихонъ Задонскій, еп. Воронежскій (1976)
2018-12-10 / russportal
Лактанцій. Книга о смерти гонителей Христовой Церкви (1833)
2018-12-10 / russportal
Евсевій, еп. Кесарійскій. Книга о палестинскихъ мученикахъ (1849)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Истинное христіанство есть несеніе креста (1975)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Сознаемъ ли мы себя православными? (1975)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - воскресенiе, 16 декабря 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 12.
Церковная письменность

Архіеп. Никонъ (Рождественскій) († 1918 г.)

Вл. Никонъ (въ мірѣ Николай Ивановичъ Рождественскій) (1851-1918), архіеп. Вологодскій и Тотемскій, одинъ изъ ярчайшій церковныхъ и общественныхъ дѣятелей Россіи нач. XX вѣка, духовный писатель, богословъ, издатель, членъ Святѣйшаго Сѵнода, монархистъ, ревностный проповѣдникъ народнаго единства и противникъ революціи. Родился 4 (17) апрѣля 1851 г. въ с. Чашниково Верейскаго уѣзда Московской губерніи въ многодѣтной семьѣ сельскаго дьячка. Окончилъ Московскую Духовную Академію (1874). Поступилъ вначалѣ послушникомъ въ Новоіерусалимскій монастырь (1874), а затѣмъ — въ Свято-Троицкую Сергіеву Лавру. Съ января 1879 г. — въ теченіе послѣдующихъ 25 лѣтъ — редакторъ знаменитыхъ «Троицкихъ листковъ». (Въ 1900 г. за ихъ изданіе былъ удостоенъ Макарьевской преміи). Постриженъ въ монашество (1880). Іеромонахъ (1882). В 1885 г. издалъ книгу «Житіе и подвиги преп. Сергія, иг. Радонежскаго». Архимандритъ (1892). Епископъ Муромскій (1904). Епископъ Серпуховской (1904). Дѣятельный участникъ монархическихъ организацій. Выступалъ противъ бунта 1905 г.; обвинялъ «жидовъ» и «жидовскія газеты» въ сознательныхъ издѣвательствахъ надъ религіозными святынями и народной нравственностью. Епископъ Вологодскій и Тотемскій (1906). Почетный предсѣдатель вологодскаго отдѣла Союза Русскаго Народа. Членъ Государственнаго Совѣта (1907) и членъ Святѣйшаго Сѵнода (1908). Членъ Совѣта Русскаго Собранія (1911-1912). Архіепископъ (1913) и предсѣдатель Издательскаго Совѣта при Святѣйшемъ Сѵнодѣ. Въ 1916 г. отошелъ отъ активной дѣятельности и сосредоточился на служеніи въ Лаврѣ. Въ концѣ жизни издалъ книгу Сергѣя Нилуса «Близъ есть, при дверехъ» (съ «Протоколами Сіонскихъ Мудрецовъ»). Февральскій переворотъ 1917 г. расцѣнилъ какъ «торжество сатаны». Въ посланіи къ Всероссійскому церковному Собору (въ августѣ 1917 г.) писалъ, что если не спасетъ Россію «особенное чудо Божія милосердія, то она въ качествѣ великой державы должна сойти въ могилу всеобщей исторіи, опозоренная клеймомъ измѣны Божію призванію». Скончался 30 декабря 1918 г. (12 января 1919 г.) и былъ погребенъ въ Троице-Сергіевой лаврѣ. По преданію, владыка подвергся нападенію «революціонной черни», былъ жестоко изуродованъ и убитъ. Это случилось за воротами Лавры.

Сочиненія архіеп. Никона (Рождественскаго)

Архіеп. Никонъ (Рождественскій) († 1918 г.)
ЖИТІЕ И ПОДВИГИ ПРЕПОДОБНАГО И БОГОНОСНАГО ОТЦА НАШЕГО СЕРГІЯ,
ИГУМЕНА РАДОНЕЖСКАГО И ВСЕЯ РОССІИ ЧУДОТВОРЦА.
Изданіе 5-е. Сергіевъ Посадъ, 1904.

ГЛАВА X. ПУСТЫННАЯ НИЩЕТА.
Строгія правила пустыни Сергіевой. — Богослуженіе съ лучиной. — Книги на берестѣ. — Игуменъ-древодѣлъ. — Дорогіе куски гнилаго хлѣба, снѣдаемаго въ потѣ лица. — Ропотъ братіи. — Отеческое увѣщаніе. — Упованіе непосрамляющее. — Безвѣстные благотворители. — Чудотворный источникъ. — Золото и мишура. — Благоговѣйныя думы святителя Филарета. (1354-1372).

Радуйся, оставльшій имѣнія и возлюбивый нищету Христову... (Акаѳ. 1-й, Ик. 8-й).

Радуйся, лѣнивыхъ подвигнувый твоими христоподражательными нравы... (Ик. 2-й).

Радуйся, чудесныхъ водъ умоленіемъ наполнивый обители твоея ограду; Радуйся, брашны невѣдомо принесенными алчной братіи сотворивый отраду... (Акаѳ. 2-й, Ик. 12-й).

АПОСТОЛЪ Павелъ, по его собственнымъ словамъ, день и ночь работалъ своими руками, чтобъ не жить на чужой счетъ и не быть никому въ тягость, хотя, какъ благовѣстникъ спасенія, и имѣлъ на то полное право (1 Сол. 2, 7 и д.). Такого же правила строго держались и святые подвижники Хрістовы; то же узаконилъ въ своей обители и Преподобный отецъ нашъ /с. 95/ Сергій. Онъ строго запрещалъ братіи выходить изъ монастыря для собиранія по селамъ и деревнямъ подаянія отъ мірянъ на обитель; каждый инокъ долженъ былъ доставать самъ для себя пропитаніе трудами рукъ своихъ, а въ случаѣ недостатка — просить и съ терпѣніемъ ожидать милости отъ Бога. Такъ училъ онъ и словомъ, и собственнымъ примѣромъ. Понятно, что это было нелегкое правило даже и для такого монастыря, который находился недалеко отъ мірскихъ селеній, и чаще посѣщался богомольцами; а обитель Преподобнаго Сергія въ то время была въ полномъ смыслѣ слова пустынею: «на далекое разстояніе», разсказываетъ блаженный Епифаній, «ее окружали густые непроходимые лѣса, изобиловавшіе всякими дикими животными, отъ робкаго зайца до кровожаднаго волка и страшнаго медвѣдя». Даже полсотни лѣтъ спустя послѣ того времени, о коемъ мы говоримъ, во время игуменства Преподобнаго Нікона, когда вокругъ обители уже было не мало мірскихъ поселеній, по лѣснымъ рѣкамъ, въ окрестностяхъ Лавры, ловили бобровъ [82]; что же было раньше, когда тутъ не было по близости даже отдѣльныхъ дворовъ, и къ обители едва можно было пробраться по узкой и прерывающейся тропинкѣ? Въ такой глуши кто сталъ бы посѣщать пустынниковъ и приносить имъ что нибудь изъ жизненныхъ припасовъ? Съ другой стороны, въ обители не было тогда учреждено правильнаго общежитія; пустынники имѣли общеніе другъ съ другомъ только въ молитвенныхъ собраніяхъ церковныхъ, остальное время дня и ночи каждый трудился для себя, въ своей уединенной келліи; ни общей трапезы, ни общихъ послушаній еще не было. Не удивительно посему, что богатая благочестіемъ пустыня Сергіева часто нуждалась въ самомъ необходимомъ. Чего ни хватись — всего нѣтъ, какъ выражается блаженный списатель житія Сергіева: не рѣдко случалось, что ни у кого изъ братій не было ни куска хлѣба, ни горсти муки, — даже недоставало соли; о маслѣ же и другихъ приправахъ нечего было и говорить. И много приходилось пустынникамъ /с. 96/ терпѣть нужды при такихъ суровыхъ порядкахъ пустыннаго житія; но Сергій вѣровалъ Богу вѣрою твердою, испытанною скорбями, и Богъ исполнялъ по вѣрѣ его; онъ уповалъ, и упованіе никогда не посрамляло его!

Случалось, что недоставало вина для совершенія литургіи, пшеницы — для просфоръ, ѳѵміама для кажденія, и тогда пустынники терпѣли лишеніе Божественной литургіи; не доставало воска для свѣчъ, елея для лампадъ: они зажигали березовую или сосновую лучину, которая съ трескомъ и дымомъ свѣтила ихъ чтенію и пѣнію, и вотъ при такомъ-то освѣщеніи они отправляли утреннюю или всенощную службу, съ трудомъ читая въ полумракѣ каноны и псалтирь! Нужно ли говорить, что такое служеніе было не менѣе пріятно Богу, какъ и торжественная служба, совершаемая въ величественныхъ храмахъ при свѣтѣ безчисленныхъ лампадъ и множества свѣтильниковъ; а сердца святыхъ подвижниковъ горѣли тише и яснѣе всякихъ свѣчъ, и пламень ихъ молитвы трепеталъ воздыханіями, изъ глубины сердечной восходившими къ престолу Божію!

По свидѣтельству Преподобнаго Іосифа Волоколамскаго, въ обители Сергіевой бывала такая нищета, такое нестяжаніе, что и самыя книги иногда писались не на хартіяхъ, а на берестѣхъ [83], потому что у пустынниковъ не было средствъ достать пергамента. Самая святыня не блистала тогда золотомъ; и понынѣ благочестивые /с. 97/ поклонники съ благоговѣйнымъ удивленіемъ разсматриваютъ хранимые въ Лаврской ризницѣ завѣтные памятники этой завѣтной нищеты: деревянные сосуды, употреблявшіеся Преподобнымъ Сергіемъ при совершеніи Божественной литургіи, и простое крашенинное его облаченіе...

Самъ преподобный игуменъ всего менѣе заботился о насущномъ хлѣбѣ лично для себя, и потому не рѣдко случалось, что недостатокъ въ пропитаніи ему приходилось терпѣть прежде всѣхъ. И онъ, постившійся еще въ колыбели младенческой, съ благодарнымъ сердцемъ переносилъ всякое лишеніе, подавая собою примѣръ всей братіи. Такъ однажды у него не было ни хлѣба, ни соли, и во всемъ монастырѣ ощущалась крайняя скудость въ пищѣ. Три дня провелъ смиренный игуменъ безъ пищи, а на разсвѣтѣ четвертаго взялъ топоръ и пошелъ къ одному изъ братіи, по имени Даніилу.

— «Слышалъ я, старче!», сказалъ онъ своему сподвижнику: «ты хочешь пристроить сѣни къ своей кельѣ; позволь мнѣ построить ихъ для тебя, чтобъ руки мои не были безъ дѣла».

— «Правда, отвѣчалъ ему Даніилъ, мнѣ очень бы хотѣлось построить ихъ; у меня уже все и для работы давно заготовлено, и вотъ только поджидаю плотника изъ деревни. А тебѣ какъ поручить это дѣло? Пожалуй запросишь съ меня дорого».

— «Эта работа не дорого тебѣ обойдется», сказалъ ему Сергій: «мнѣ вотъ хочется гнилаго хлѣба, а у тебя онъ есть; больше этого съ тебя не потребую. Развѣ ты не знаешь, что я умѣю работать не хуже плотника? Зачѣмъ же тебѣ, старче, звать другаго плотника помимо меня?»

Тогда Даніилъ вынесъ ему рѣшето съ кусками гнилаго хлѣба, котораго онъ самъ не могъ ѣсть, и сказалъ: «вотъ, если хочешь, возьми все, что тутъ есть, а больше не взыщи».

— «Хорошо», сказалъ трудолюбивый игуменъ, «этого /с. 98/ съ избыткомъ довольно для меня; побереги же до девятаго часа: я не беру платы прежде работы».

Сказавъ сіе, онъ крѣпко подтянулъ себя поясомъ, и принялся усердно за работу. Съ ранняго утра до поздняго вечера, не смотря на голодъ, онъ пилилъ, тесалъ доски, долбилъ столбы, и при помощи Божіей окончилъ постройку. Солнце уже скрылось за дремучимъ лѣсомъ, когда старецъ Даніилъ снова вынесъ ему гнилые куски хлѣба, какъ условленную плату за трудъ цѣлаго дня. Положивъ ихъ предъ собою, подвижникъ помолился, благословилъ ихъ, и началъ ѣсть съ одною водою, даже и безъ соли. Это былъ его и обѣдъ и вмѣстѣ ужинъ!

Нѣкоторые изъ братіи при этомъ замѣтили, что когда онъ вкушалъ въ потѣ лица заработанный имъ хлѣбъ, то изъ устъ его исходила пыль отъ гнилости хлѣба, и конечно не мало дивились великому терпѣнію своего игумена, который и такую дурную пищу не хотѣлъ принять безъ труда. Такъ строго держался онъ заповѣди Апостола Хрістова: аще кто не хощетъ дѣлати, ниже да ястъ (2 Сол. 3, 10). А взирая на его примѣръ, и братія укрѣплялись въ подвигѣ терпѣнія.

Но гдѣ люди, тамъ и немощи. Нашлись такіе, которые поголодали дня два и зароптали... Одинъ изъ такихъ нетерпѣливцевъ рѣшился даже сказать отъ лица всѣхъ игумену: «вотъ, мы смотрѣли на тебя, все тебя слушались, а теперь приходится умирать съ голоду, потому что ты запрещаешь намъ выходить въ міръ просить милостыни. Потерпимъ еще сутки, а завтра всѣ уйдемъ отсюда и больше не возвратимся; мы не въ силахъ выносить такую скудость, такіе гнилые хлѣбы!»

Преподобный игуменъ видѣлъ, что братіею начинаетъ /с. 99/ овладѣвать духъ унынія; нужно было подкрѣпить ихъ малодушіе. И вотъ онъ созвалъ къ себѣ всѣхъ иноковъ и съ обычною кротостію повелъ съ ними такую бесѣду: «о чемъ скорбите вы, братія мои? Зачѣмъ такъ смущаетесь? Уповайте на Господа, ибо сказано: воззрите на древніе роды, и видите: кто вѣрова Господеви, и постыдѣся? Кто вѣровалъ слову Его, и обманулся? Или кто пребысть въ страсѣ Его и оставися? Кого изъ призывающихъ Его Онъ не услышалъ? (Сир. 2, 10). Не я ли, глаголетъ Господь, не Я ли податель всякой пищи? Не Я ли извожу плоды отъ земли и наполняю ими житницы? Не Я ли кормитель всего міра, питатель всей вселенной, подающій пищу всякой плоти, отверзающій щедрую руку Свою во благо время, насыщающій всякое животное благоволеніемъ? — Братіе мои! и во святомъ Евангеліи Господь сказалъ: ищите прежде царствія Божія и правды его, и сія вся приложатся вамъ. Воззрите на птицы небесныя, яко не сѣютъ, ни жнутъ, ни собираютъ въ житницы, и Отецъ вашъ Небесный питаетъ ихъ: не много ли паче васъ, маловѣри? (Мѳ, 6, 33. 26. 30). А мы развѣ напрасно и бездѣльно подвизаемся? Мы ожидаемъ получить за свои подвиги жизнь вѣчную. Люты скорби, но сладокъ рай; болѣзненны труды, /с. 100/ но вѣчная за нихъ награда! Не полѣнимся, братіе! Потерпимъ хоть немного, чтобы получить нетлѣнные вѣнцы отъ Хріста Бога [84], Который Самъ говоритъ: въ терпѣніи вашемъ стяжите души ваша (Лук. 21, 19), ибо претерпѣвый до конца, той спасенъ будетъ (Мѳ. 10, 22). Вотъ», продолжалъ угодникъ Божій: «вы скорбите изъ-за недостатка пищи; но вѣдь это случилось на краткое время, ради испытанія вѣры нашей; вѣдь если вы перенесете это лишеніе, какъ подобаетъ инокамъ, съ вѣрою и благодареніемъ, то это самое искушеніе вамъ же послужитъ на пользу. Благодать Божія вѣдь никому не дается безъ скорбей и искушеній: безъ огня, говоритъ святый Лѣствичникъ, и золото не бываетъ чисто. А вотъ, дастъ Богъ, минуетъ скорбь — дождемся радости; вѣдь такъ обыкновенно бываетъ, что радость слѣдуетъ за скорбію: вечеръ, сказано, водворится плачъ, а заутра радость (Пс. 29, 6). Такъ и вы: сегодня терпите оскудѣніе хлѣба и недостатокъ всякой пищи, а завтра — Богъ пошлетъ — вы будете наслаждаться въ изобиліи и ястіемъ, и питіемъ, и всѣмъ потребнымъ. Я, грѣшный, вѣрую, что Богъ не оставитъ мѣста сего и живущихъ въ немъ».

Такъ утѣшалъ скорбящую братію святой игуменъ, и Богъ, дѣйствительно, чудеснымъ образомъ оправдалъ вѣру его. Еще онъ бесѣдовалъ съ братіей, какъ послышался сильный стукъ въ монастырскія ворота; привратникъ взглянулъ въ окошечко и увидѣлъ — къ воротамъ кто-то /с. 101/ привезъ много хлѣба. Будучи самъ очень голоденъ, отъ радости онъ не отперъ ворота и побѣжалъ къ Преподобному.

— «Отче», говорилъ онъ: «привезли много хлѣбовъ, — благослови принять! — Вотъ, по твоимъ святымъ молитвамъ, они у воротъ!»

— «Отвори имъ, пусть войдутъ», — сказалъ игуменъ.

Монастырскія ворота отворились, и въ нихъ въѣхало нѣсколько повозокъ, нагруженныхъ печенымъ хлѣбомъ, рыбою и другими припасами для монашеской трапезы. Всѣ прославили милосердіе Божіе, а Преподобный Сергій весело сказалъ: «ну вотъ, теперь вы, алчущіе, накормите кормильцевъ вашихъ, позовите ихъ раздѣлить съ нами общую трапезу, угостите ихъ и успокойте, какъ слѣдуетъ». И немедленно онъ приказалъ ударить въ било и всѣмъ итти въ церковь; тутъ онъ отслужилъ благодарственный молебенъ Господу Богу, милующему и питающему рабовъ Своихъ, и только послѣ сего благословилъ братіи садиться за трапезу. Всѣ сѣли, и самъ игуменъ сталъ одѣлять братію привезенными хлѣбами. Они были теплы и мягки, какъ будто только-что испечены, и на вкусъ были необыкновенно пріятны, будто печены были съ масломъ, съ медомъ или съ какимъ-либо благовоннымъ зеліемъ. Такъ нѣкогда манна, сей хлѣбъ ангельскій, по выраженію Псалмопѣвца, имѣла для Израильтянъ особенную сладость во вкусѣ. И Преподобному Сергію, за его дивное терпѣніе, взамѣнъ черствыхъ корокъ гнилого хлѣба, послалъ Богъ эту чудную пищу, ибо, по слову Давида, терпѣніе убогихъ не погибнетъ до конца (Пс. 8, 19).

За трапезою святой игуменъ сказалъ: «гдѣ же тотъ братъ, который ропталъ на заплѣснѣвшіе хлѣбы? Пусть войдетъ сюда и отвѣдаетъ, какую пищу послалъ намъ Господь; пусть при этомъ вспомнитъ Царя и Пророка Давида, который пепелъ яко хлѣбъ вкушалъ, и питіе слезами растворялъ» (Пс. 101, 10).

Потомъ Преподобный спросилъ: «а гдѣ же наши благодѣтели?» — Но никто не могъ отвѣтить ему на этотъ /с. 102/ вопросъ; всѣ только смотрѣли въ недоумѣніи другъ на друга.

— «Развѣ я не говорилъ вамъ», сказалъ игуменъ, «чтобы вы пригласили ихъ къ трапезѣ? Почему же ихъ нѣтъ?»

— «По слову твоему мы звали ихъ, отче!», отвѣчали иноки: «мы даже спрашивали ихъ, отъ кого все это прислано? Но они только сказали намъ, что одинъ Хрістолюбецъ, человѣкъ богатый, прислалъ ихъ издалека, чтобы передать тебѣ эти припасы, а отъ трапезы отказались и говорили, что имъ дано еще другое порученіе, которое должны также немедленно исполнить, и потому спѣшатъ въ дорогу».

Можно себѣ представить общее удивленіе, когда узнали, что хлѣбы привезены издалека, а между тѣмъ они были еще теплые, какъ бы только что вынутые изъ печи!

Преподобный игуменъ воспользовался симъ случаемъ для назиданія своей братіи. «Видите сами теперь», сказалъ онъ, «что Господь не оставляетъ мѣста сего и рабовъ Своихъ, которые служатъ Ему здѣсь съ вѣрою день и ночь, и терпятъ съ благодареніемъ всякое лишеніе. Помните же слово Апостола: имуще пищу и одѣяніе, сими довольни будемъ (1 Тим. 6, 18). Зачѣмъ намъ излишне заботиться о тѣлесныхъ потребностяхъ? Лучше будемъ всегда уповать на Господа, Который пошлетъ все, что нужно и полезно и душѣ и тѣлу нашему. Тотъ, Кто сорокъ лѣтъ питалъ въ пустынѣ непокорныхъ и неблагодарныхъ Израильтянъ, ниспосылая имъ манну съ небесъ и крастелей до сыта, развѣ не силенъ пропитать и насъ, Ему работающихъ? Или Его могущество и благость истощились /с. 103/ нынѣ, и Онъ пересталъ промышлять о Своихъ созданіяхъ? Нѣтъ, братіе! Какъ въ древнія времена, такъ и теперь — Онъ единъ и тотъ же всеблагій Богъ, всегда готовый подать намъ все потребное для жизни нашей!»

Сильно подѣйствовалъ этотъ урокъ на малодушныхъ, и съ того времени не было слышно ропота при случавшихся недостаткахъ въ чемъ-либо; а между тѣмъ, — разсказываетъ блаженный Епифаній, — къ большему укрѣпленію вѣры въ Промыслъ Божій, и на другой, и на третій день, невѣдомые благотворители присылали въ обитель обильную пищу для братіи. Такъ Господь оправдывалъ упованіе Своего избранника на Его Божественное промышленіе.

Не разъ, впрочемъ, и въ другихъ случаяхъ, когда сего требовало или назиданіе братіи, или же вообще человѣколюбіе, вѣра Преподобнаго Сергія проявляла себя съ тою силою, какую присвояетъ ей Хрістосъ Спаситель, когда говоритъ: вся елика аще воспросите въ молитвѣ вѣрующе, пріимете (Мѳ. 21, 22). Былъ, напримѣръ, такой случай, возбудившій сперва ропотъ, а потомъ обратившійся во славу Божію по молитвамъ угодника Божія. Когда Преподобный избиралъ себѣ мѣсто для пустыннаго безмолвія, онъ вовсе не заботился о томъ, чтобы имѣть воду по близости; трудолюбивому подвижнику даже было пріятно носить ее издалека, дабы тѣмъ еще болѣе утруждать свою плоть. Такъ было до семи лѣтъ по основаніи обители [85]. Но съ умноженіемъ братіи недостатокъ воды становился все ощутительнѣе. Не разъ братія жаловалась ему, что приходится далеко ходить за водою, и нѣкоторые, менѣе терпѣливые, даже говорили ему съ упрекомъ: «для чего на такомъ мѣстѣ построилъ ты обитель?» — На это Преподобный отвѣчалъ: «я хотѣлъ здѣсь безмолвствовать одинъ; Богу угодно было воздвигнуть здѣсь обитель во славу Его Пресвятаго Имени; дерзайте въ молитвѣ и не унывайте: если Онъ въ безводной пустынѣ далъ воду изъ камня непокорному народу Еврейскому, то неужели Онъ оставитъ васъ, работающихъ Ему на семъ мѣстѣ день и ночь?»

/с. 104/ Разъ, послѣ такого наставленія братіи, онъ взялъ съ собою одного инока и пошелъ съ нимъ въ лѣсной оврагъ подъ монастыремъ; тутъ онъ нашелъ немного дождевой воды, преклонилъ надъ нею колѣна и помолился такъ: «Боже, Отче Господа нашего Іисуса Хріста, сотворившій небо и землю, и все видимое и невидимое, создавшій человѣка и не хотящій смерти грѣшника! Молимъ Тебя мы, грѣшные и недостойные рабы Твои: услыши насъ въ часъ сей и яви славу Твою! Какъ въ пустынѣ чудодѣйствовала крѣпкая десница Твоя, отъ камня воду источивъ, такъ и здѣсь яви силу Твою: — даруй намъ воду на мѣстѣ семъ, и да разумѣютъ всѣ, что Ты послушаешь боящихся Тебя и имени Твоему славу возсылающихъ — Отцу и Сыну и Святому Духу, нынѣ и присно, и во вѣки вѣковъ, аминь!»

Такъ молился угодникъ Божій и едва произнесъ онъ эту молитву и осѣнилъ крестнымъ знаменіемъ мѣсто, гдѣ стояла дождевая вода, какъ вдругъ изъ-подъ земли пробился обильный источникъ холодной ключевой воды, и она потекла быстрымъ ручьемъ по долинѣ [86]... Съ той поры многолюдная обитель Сергіева не имѣла недостатка въ водѣ; преподобный Епифаній, ученикъ Сергіевъ, сви/с. 105/дѣтельствуетъ, что бывали исцѣленія отъ воды сей, и даже издалека присылали за нею для болящихъ, такъ что ручей тотъ получилъ прозваніе Сергіевой рѣки, и въ этомъ наименованіи сказалось чувство благодарности къ угоднику Божію. Но смиренный чудотворецъ, узнавъ объ этомъ, призвалъ къ себѣ старѣйшихъ изъ братіи и сказалъ имъ: «братіе мои, — вѣдь не я вамъ воду далъ, — это Господь милосердый утѣшилъ насъ недостойныхъ Своею милостію. Зачѣмъ же вы зовете источникъ моимъ именемъ? Причемъ тутъ я грѣшный?» И съ того времени братія, изъ послушанія къ заповѣди своего святаго аввы, мало-по-малу, отвыкли отъ сего наименованія.

«О, достолюбезное, святое смиреніе!» размышляетъ, по поводу этого разсказа, одинъ проповѣдникъ слова Божія: «ты не видишь даже и того, что чудеса творишь; ты всегда и во всемъ видишь только одну благодать Божію, да свое недостоинство!... Ты боишься, угодниче Божій, какъ бы люди не почли тебя за святаго человѣка; ты готовъ бы убѣжать, укрыться въ глушь лѣсную, въ чащу непроходимую, въ темныя пещеры и мрачныя дебри пустынныя, чтобы не славили люди имя твое, не указывали на тебя, какъ на Божія избранника!.. А мы грѣшные... сдѣлаемъ что-нибудь доброе, — и то иногда съ грѣхомъ пополамъ, да сами же и начинаемъ трубить о томъ!.. Если же иной разъ, изъ приличія, чтобы не называли насъ самохвалами, и молчимъ о себѣ, за то ужь какъ же бываемъ довольны, какъ утѣшаемся, когда другіе скажутъ о насъ словечко доброе! Точно малые дѣти игрушкой — такъ и мы забавляемся похвалою людской! Какъ же не сказать послѣ этого, что какъ небо отъ земли, такъ и наша жизнь далека отъ святой жизни угодниковъ Божіихъ? А вся бѣда наша въ томъ, что смиренія у насъ нѣтъ, — нѣтъ ни единой крупицы этого некрадомаго сокровища небеснаго, этого злата мытарева, которымъ такъ богаты были святые угодники Божіи, а безъ этого золота нельзя купить и царства небеснаго, — безъ смиренія все наше добро — мишура одна, а не золото!» [87]

/с. 106/ Но чтобы стяжать себѣ хотя малую крупицу этого многоцѣннаго въ очахъ Божіихъ золота, намъ должно чаще переноситься мыслію и сердцемъ въ тѣ давнія времена, когда жили святые угодники Божіи, подобные Богоносному Сергію, чтобы привитать духомъ около избранниковъ благодати, и поучаться у нихъ Хрістоподражательному смиренію. Съ преподобнымъ, сказано, преподобенъ будеши (Пс. 17, 26), и незамѣтно для самого себя навыкнешь мыслить и жить по примѣру преподобныхъ. Въ этомъ мысленномъ и духовномъ общеніи съ Преподобнымъ Сергіемъ любилъ привитать въ Бозѣ почившій святитель митрополитъ Филаретъ; въ этомъ общеніи онъ почерпалъ великую силу благодатнаго помазанія, когда изъ его сердца изливалось умилительное слово, дышащее беззавѣтною любовію къ самому мѣсту обитанія Сергіева. Не можемъ не привести здѣсь этого трогательнаго обращенія его къ пустынѣ Сергіевой.

«Прости мнѣ», — такъ взывалъ онъ, — «великая Лавра Сергіева, если мысль моя съ особеннымъ желаніемъ устремляется въ древнюю пустыню Сергія. Чту, и въ красующихся нынѣ храмахъ твоихъ, дѣла святыхъ, обиталища святыни, свидѣтелей праотеческаго и современнаго благочестія; люблю чинъ твоихъ Богослуженій, и нынѣ, съ непосредственнымъ благословеніемъ Преподобнаго Сергія, совершаемыхъ; съ уваженіемъ взираю на твои столпостѣны, не поколебавшіеся и тогда, когда колебалась было Россія; знаю, что и Лавра Сергіева и пустыня Сергіева есть одна и та же благодатію, которая обитала въ Преподобномъ Сергѣ, въ его пустынѣ, и еще обитаетъ въ немъ и въ его мощахъ, въ его Лаврѣ; но при всемъ томъ желалъ бы я узрѣть пустыню, которая обрѣла и стяжала сокровище, наслѣдованное потомъ Лаврою. Кто покажетъ мнѣ малый деревянный храмъ, на которомъ въ первый разъ наречено здѣсь имя Пресвятыя Троицы? Вошелъ бы я въ него на всенощное бдѣніе, когда въ немъ, съ трескомъ и дымомъ, горящая лучина свѣтитъ чтенію и пѣнію, но сердца молящихся горятъ тише и /с. 107/ яснѣе свѣщи, и пламень ихъ досягаетъ до неба, и Ангелы ихъ восходятъ и нисходятъ въ пламени ихъ жертвы духовной... Отворите мнѣ дверь тѣсной келліи, чтобы я могъ вздохнуть ея воздухомъ, который трепеталъ отъ гласа молитвъ и воздыханій Преподобнаго Сергія, который орошенъ дождемъ слезъ его, въ которомъ отпечатлѣно столько глаголовъ духовныхъ, пророчественныхъ, чудодѣйственныхъ... Дайте мнѣ облобызать прагъ ея сѣней, который истертъ ногами святыхъ, и чрезъ который однажды переступили стопы Царицы Небесныя... Укажите мнѣ еще другія сѣни другой келліи, которыя, въ одинъ день, своими руками построилъ Преподобный Сергій, и, въ награду за трудъ дня и гладъ нѣсколькихъ дней, получилъ укрухъ согнивающаго хлѣба... Посмотрѣлъ бы я, какъ, позже другихъ насажденный въ сей пустынѣ, Преподобный Ніконъ спѣшно растетъ и созрѣваетъ до готовности быть преемникомъ Преподобнаго Сергія... Послушалъ бы молчанія Исаакіева, которое, безъ сомнѣнія, поучительнѣе моего слова... Взглянулъ бы на благоразумнаго Архимандрита Симона, который довольно рано понялъ, что полезнѣе быть послушникомъ у Преподобнаго Сергія, нежели начальникомъ въ другомъ мѣстѣ... — Вѣдь это все здѣсь: только закрыто временемъ, или заключено въ сихъ величественныхъ зданіяхъ, какъ высокой цѣны сокровище въ великолѣпномъ ковчегѣ! Откройте мнѣ ковчегъ, покажите сокровище: оно непохитимо и неистощимо; изъ него, безъ ущерба его, можно заимствовать благопотребное, напримѣръ, безмолвіе молитвы, простоту жизни, смиреніе мудрованія»... [88]

Примѣчанія:
[82] Акты, изд. Арх. Экспедиціей, т. I, стр. 16.
[83] «Дух. Грамота», гл. 15. Великія Четь-Минеи М. Макарія.
[84] Служба Пр. Сергія, стихира на «Господи воззвахъ».
[85] Соф. 2-я Лѣт. въ Полн. Собран. Лѣт. т. IV, стр. 121.
[86] Гдѣ теперь тотъ источникъ, который изведенъ молитвами Пр. Сергія? — Авраамій Палицынъ, а за нимъ А. Н. Муравьевъ и др. утверждаютъ, что это такъ называемый, Пятницкій кладязь, надъ коимъ теперь есть и часовня. «Но въ одномъ, и притомъ древнѣйшемъ изъ списковъ житія Пр. Сергія, — говоритъ А. В. Горскій въ полномъ Опис. Лавры, стр. 6, — источникъ сей названъ рѣкою. Тамъ сказано: «бяше чаща и дубравы, идѣже нынѣ честный монастырь есть. Тогда убо рѣка течаше, яже есть и до нынѣ, иже отъ Клементьева не вельми близъ монастыря течетъ (разумѣется ручей, который теперь пересыхаетъ, и который заканчивается Келарскимъ прудомъ). Другая же рѣка, яже нынѣ подъ монастыремъ течетъ (конечно — Кончура, или по древнему произношенію — Консера), на томъ же мѣстѣ отъ искони рѣка не бяше. Тѣмже и трудъ пріимаху братія, отдалека воду приносяще на потребу монастырскую». И далѣе: «обрѣтъ св. Сергіе въ единомъ рову воду отъ наводненія, надъ нимъ же ставъ молитву творяше, и воду освящь, и преклонь колѣна начатъ молитву сице: «Боже, Отче Господа Іисуса Хріста, даждь намъ воду на мѣстѣ семъ». И сія рекшу святому, абіе внезапу вода явися велія, яже и до нынѣ нами зрима есть, отнеяже и почерпаемъ воду на всяку потребу, благодаряще Бога, даровавшаго намъ таковую благодать. — Прозвашеся же рѣка тая «Сергіева рѣка» даже до десяти или двадцати лѣтъ». — Преосв. Филаретъ Черниговскій говоритъ, что чудотворный источникъ однимъ изъ древнѣйшихъ списковъ житія указывается на сѣверной сторонѣ обители. Что чудотворный источникъ Сергіевъ существовалъ при Пахоміѣ, которому принадлежитъ вышеприведенная выписка изъ житія, видно и изъ 2-го канона Пр. Сергію, имъ составленнаго: пѣснь 1-я, троп. 2-й. — Мы склонны думать, что источникъ, о которомъ идетъ рѣчь, и есть именно ручей, называемый теперь Кончура; ибо: 1) Пятницкій кладязь всеже отстоитъ отъ обители не такъ близко, какъ Кончура: 2) это ископанный колодезь и довольно глубокій, а въ житіи ясно говорится о простой лужѣ отъ дождя, изъ которой образовался источникъ; 3) въ вышеприведенной выдержкѣ идетъ рѣчь о текущей водѣ, а не о колодцѣ; 4) источникъ Сергіевъ находился на сѣверной сторонѣ обители, а Пятницкій кладязь — на юго-восточной; Кончура же, дѣйствительно, протекаетъ съ сѣвера, вдоль западной Лаврской стѣны — на югъ; 5) /с. 248/ еслибы сей ручей существовалъ въ то время, когда обитель только что основывалась, то непонятны были бы жалобы братіи на недостатокъ воды, которая протекала тутъ же, подъ горою; а если принять во вниманіе, что въ то время всѣ окрестности были покрыты дремучими непроходимыми лѣсами, то нужно полагать, что ручей этотъ былъ значительнѣе, чѣмъ теперь: онъ и теперь никогда не пересыхаетъ, хотя по его берегамъ вовсе нѣтъ кустарниковъ до самого сада монастырскаго; а въ первой половинѣ нынѣшняго столѣтія онъ былъ такъ обиленъ водою, что покойный намѣстникъ Лавры А. Антоній съ А. Н. Муравьевымъ могли спуститься по нему на лодкѣ до Виѳанскаго пруда. Наконецъ — 6) если этого ручья не существовало тогда, при благопріятствовавшей лѣсистой мѣстности, и если онъ существуетъ нынѣ, не смотря на отсутствіе лѣсовъ, то уже одно это обстоятельство не указываетъ ли на чудесное происхожденіе этого ручья? — Здѣсь умѣстно съ благодареніемъ къ угоднику Божію упомянуть и о томъ, что его обитель и теперь пользуется обильнымъ источникомъ водъ, напаяющимъ посредствомъ водопровода не только всю Лавру, но и всѣ гостинницы, Богоугодныя и хозяйственныя заведенія обители, и что этотъ источникъ находится также на сѣверной сторонѣ обители, заимствуя, быть можетъ, свои воды отъ тѣхъ же подземныхъ ключей, которые, повинуясь благодатному слову молитвы Сергіевой, пробились тогда на поверхность земли и образовали рѣку Сергіеву...
[87] Троицк. Лист. № 134.
[88] Слова и Рѣчи м. Филарета, по изд. 1844, II, 437-438.

Источникъ: Житіе и подвиги Преподобнаго и Богоноснаго отца нашего Сергія, Игумена Радонежскаго и всея Россіи чудотворца. Составлено С. Іеромонахомъ, нынѣ Архимандритомъ Нікономъ. — Изданіе пятое, исправленное и дополненное. — Сергіевъ Посадъ: Свято-Троицкая Сергіева Лавра. Собственная типографія, 1904. — С. 94-107, 247-248.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.