Церковный календарь
Новости


2017-12-14 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 20-я (1904)
2017-12-14 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 19-я (1904)
2017-12-14 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 18-я (1904)
2017-12-14 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 17-я (1904)
2017-12-14 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 16-я (1904)
2017-12-14 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 15-я (1904)
2017-12-14 / russportal
Архіеп. Аверкій. Чего мы еще не потеряли и что должны хранить? (1975)
2017-12-14 / russportal
"Церковныя Вѣдомости" № 16-17. (1/14-15/28 ноября) 1922 года
2017-12-13 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 14-я (1904)
2017-12-13 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 13-я (1904)
2017-12-13 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 12-я (1904)
2017-12-13 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 11-я (1904)
2017-12-13 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 10-я (1904)
2017-12-13 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 9-я (1904)
2017-12-13 / russportal
Прав. Іоаннъ Кронштадтскій. Слово въ день св. ап. Андрея Первозваннаго (1908)
2017-12-13 / russportal
"Церковныя Вѣдомости" № 14-15. (1/14-15/28 октября) 1922 года
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - пятница, 15 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 17.
Церковная письменность

Свт. Филаретъ, митр. Московскій († 1867 г.)
Житіе Преподобнаго и Богоноснаго Отца нашего Сергія, Радонежскаго и всея Россіи чудотворца,
почерпнутое изъ достовѣрныхъ источниковъ, читанное въ Лаврѣ его на всенощномъ бдѣніи
Іюля 5 дня, 1822 года.

Путіе праведныхъ подобнѣ свѣту свѣтятся, говоритъ премудрый Соломонъ (Притч. 4, 18). Свѣтлы пути праведниковъ, вопервыхъ, для самихъ праведниковъ: поелику освѣщаются свѣтильникомъ закона Божія и Божественнымъ свѣтомъ благодати. Далѣе, симъ же свѣтомъ свѣтятъ пути праведниковъ и для прочихъ человѣковъ, которые, по ихъ слѣдамъ, чрезъ очищеніе себя исполненіемъ заповѣдей также могутъ восходить къ духовному просвѣщенію и блаженному съ Богомъ соединенію. Итакъ полезно намъ прилежно разсматривать пути праведныхъ, то есть, образъ жизни и дѣяній, дабы имъ послѣдовать, и дабы, по невѣжеству или нерадѣнію, не уклониться во слѣдъ нечестивыхъ, которыхъ путіе темни, какъ говоритъ тотъ же Соломонъ: не вѣдятъ, како претыкаются (Притч. 4, 19).

Въ семъ намѣреніи предпріемлемъ обозрѣть путь святыя жизни Преподобнаго и Богоноснаго Отца нашего Сергія, и означить оный краткими, но вѣрными чертами, которыя заимствовать будемъ наипаче изъ современнаго писателя житія его.

/с. 2/ Преподобный отецъ нашъ Сергій родился въ лѣто отъ Рождества Христова 1314, при великомъ Князѣ Юріи Даниловичѣ, при Архіепископѣ Петрѣ, Митрополитѣ Всероссійскомъ, во градѣ Ростовѣ, отъ родителей благородныхъ и благочестивыхъ, Кирилла и Маріи.

Еще прежде нежели онъ родился, необыкновенный случай или, лучше сказать, дивный Промыслъ Божій далъ о немъ знаменіе, что онъ будетъ благословеннаго корня святая отрасль. Въ одинъ день мать его пришла въ церковь къ Литургіи. Предъ чтеніемъ Евангелія, вдругъ младенецъ вскричалъ у нея во чревѣ. При начатіи Херувимской пѣсни, вторично вскричалъ онъ такъ громко, что голосъ его слышанъ былъ по всей церкви, и мать пришла въ страхъ. Когда священникъ возгласилъ Святая Святымъ: въ третій разъ вскричалъ маленецъ, и мать, едва не падши отъ страха, начала плакать. Прочія женщины, слышавъ громкій крикъ, и видя смятеніе матери, пожелали видѣть младенца: и она принуждена была открыться, что онъ кричалъ не на рукахъ, но во чревѣ ея.

Въ наше время свидѣтели подобнаго происшествія, вѣроятно, имѣли бы не мало заботы о изысканіи причины, произведшей сіе необыкновенное явленіе. Проницательнѣйшіе можетъ быть осмѣлились бы догадываться, что молитвенный восторгъ благочестивой матери, въ три важные періода священнослуженія, сообщилъ необыкновенное возбужденіе жизни плоду, который носила она во чревѣ. Но въ то время любили не столько любопытныя умствованія, сколько благоговѣйное наблюденіе путей /с. 3/ Провидѣнія; и народъ выходилъ изъ церкви, повторяя написанное въ Евангеліи о Іоаннѣ: что убо отроча сіе будетъ? (Лук. 1, 66). Епифаній, благочестивый писатель житія Сергіева, приводитъ по сему случаю на память и тотъ примѣръ Іоанна, что онъ также во чревѣ матери ощутилъ приближеніе Іисуса Христа, только еще зачатаго Богоматерію, и отъ того взыгрался радостію.

Ближайшимъ послѣдствіемъ необыкновеннаго приключенія съ Сергіевой матерію было то, что она сдѣлалась необыкновенно внимательна къ своему состоянію. Во все остальное время беременности она не употребляла ни мяса, ни млека, ни рыбы, ни вина, но питалась хлѣбомъ и сѣменами, а пила одну воду; и часто втайнѣ со слезами молилась хранящему младенцевъ Господу (Псал. 114, 5). Такимъ образомъ плодъ чрева ея, въ самомъ ея чревѣ, нѣкоторымъ образомъ очищался и освящался постомъ и молитвою.

О родители! если бы вы знали, сколько добра, или, напротивъ, сколько зла можете вы сообщать вашимъ дѣтямъ еще до ихъ рожденія! Вы удивились бы точности суда Божія, Который благословляетъ дѣтей въ родителяхъ и родителей въ дѣтяхъ, и отдаетъ грѣхи отцевъ на чада (Исход. 34, 7): и, помышляя о семъ, со благоговѣніемъ проходили бы служеніе, ввѣренное вамъ отъ Того, изъ Негоже всяко отечество на небесѣхъ и на земли именуется (Ефес. 3, 15).

Исполнилось время чревоношенія. Рожденный сынъ въ крещеніи наименованъ Варфоломеемъ.

Вскорѣ мать, а по ней и другіе, примѣтили во /с. 4/ младенцѣ опять нѣчто необыкновенное, чѣмъ или ознаменовывались въ немъ предшествовавшія расположенія матери, или проявляемы были сѣмена будущихъ его расположеній. Когда мать насыщалась тучною пищею, — младенецъ не бралъ сосцевъ ея. То же случалось въ среды и пятки. Приписывали сіе болѣзни; но дитя не страдало, а то же явленіе возобновлялось.

Когда Варѳоломей достигъ седьмаго лѣта возраста, родители отдали его учиться чтенію, вмѣстѣ съ старшимъ братомъ его Стефаномъ, и съ младшимъ Петромъ. Братья обучались успѣшно: а Варѳоломей далеко отставалъ отъ нихъ. Учитель наказывалъ его; сверстники укоряли; родители увѣщавали; онъ самъ со слезами молился Богу: но грамота не давалась. Надобно было, чтобы отрокъ, о которомъ были столь добрыя предзнаменованія, раннимъ опытомъ научился, никакого успѣха, никакого знанія, никакой способности не приписывать себѣ, но единственно Отцу свѣтовъ, отъ Котораго свыше сходитъ всякое даяніе благое, и всякій даръ совершенный (Іак. I, 17), и смиряться подъ крѣпкую руку Его (1 Петр. 5, 6).

Въ одинъ день отецъ послалъ Варѳоломея искать коней. На полѣ, подъ дубомъ, увидѣлъ онъ незнакомаго старца, черноризца, пресвитера, имѣющаго благоговѣйный и ангелоподобный видъ, стоящаго въ молитвѣ и проливающаго слезы. Отрокъ поклонился, и сталъ вблизи, ожидая окончанія молитвы. Окончивъ молитву, старецъ обратился къ нему, и спросилъ: что тебѣ надобно, чадо? Я учуся грамотѣ, отвѣтствовалъ отрокъ, но неумѣю; помолись за /с. 5/ меня Богу, отче святый, чтобы я могъ изучиться грамотѣ. Старецъ воздѣлъ руки, возвелъ очи на небо, принесъ молитву, и далъ отроку часть просфоры, сказавъ: сіе дается тебѣ въ знаменіе благодати Божіей и разумѣнія Святаго Писанія. Потомъ, утѣшивъ его надеждою, и давъ ему наставленіе, старецъ хотѣлъ идти въ путь свой. Отрокъ палъ къ ногамъ его, и сталъ звать его къ родителямъ своимъ, сказавъ при томъ: родители мои очень любятъ такихъ, какъ ты, отче. Старецъ согласился, и, войдя въ домъ родителей Варѳоломеевыхъ, началъ молитвословіе часовъ, а отроку велѣлъ говорить псаломъ. Тщетно изумленный отрокъ отрицался неумѣніемъ: старецъ настоялъ, чтобы онъ говорилъ слово Божіе безъ сумнѣнія; и отрокъ, взявъ отъ него благословеніе, началъ читать правильно и внятно.

Прежде нежели старецъ оставилъ домъ, родители, усматривая въ немъ духовную силу и прозорливость, разсказали ему, какимъ образомъ сынъ ихъ, будучи во чревѣ матери, троекратно прокричалъ въ церкви, и просили разрѣшить ихъ недоумѣніе о семъ необыкновенномъ приключеніи. Въ отвѣтъ на сіе старецъ сказалъ, между прочимъ, загадочное слово, — что надлежитъ отроку содѣлаться обителію Святыя Троицы, и, сказавъ сіе, вышелъ, и мгновенно скрылся.

Получивъ столь нечаянно совершенный успѣхъ въ ученіи, Сергій прилѣпился къ церковному Богослуженію и чтенію священныхъ книгъ; и съ юныхъ лѣтъ началъ являть въ жизни плоды ученія, не такъ какъ многіе долголѣтніе ученые, которыхъ /с. 6/ ученіе цвѣтетъ въ словахъ, но въ дѣлахъ не созрѣваетъ. Не приставалъ онъ къ суетнымъ дѣтскимъ играмъ, смѣхотворству и сквернословію; онъ возрасталъ и преуспѣвалъ въ страхѣ Божіемъ. По нѣкоторомъ времени воспріялъ онъ строгій постъ: въ среды и пятки не вкушалъ ничего, а въ прочіе дни питался хлѣбомъ и водою. Часто цѣлыя ночи проводилъ безъ сна въ молитвѣ. Благоразумная мать старалась умѣрить строгость его поста, представляя ему, что тѣло его еще растетъ. Но онъ ей отвѣтствовалъ: не вы ли сказали мнѣ, что я еще въ колыбели въ среду и въ пятокъ постился? Слышавъ сіе, могу ли я теперь не понудить себя воспрянуть къ Богу, дабы Онъ избавилъ меня отъ грѣховъ моихъ? По семъ продолжалъ укрощать плоть свою воздержаніемъ и трудами для сохраненія чистоты душевной и тѣлесной.

Все сіе происходило въ Ростовѣ. Тамъ первыя искры Божественнаго желанія начали возжигать сей великій свѣтильникъ; но не тамъ надлежало ему разгорѣться. Ему предназначено было просіять въ мрачной пустынѣ, и отсюда свѣтить и престольному граду и всѣмъ предѣламъ Россіи. Посмотримъ, какъ перенесенъ онъ сюда невидимою рукою Божія промысла.

Хотя Кириллъ, отецъ Блаженнаго Сергія, былъ изъ числа знатныхъ и богатыхъ бояръ въ Ростовѣ; но по времени, отъ разныхъ приключеній, особенно же отъ угнетенія татаръ, пришелъ въ скудость. Наконецъ, тягости и притѣсненія отъ воеводъ Великаго Князя Московскаго Іоанна Даниловича принудили его, подобно многимъ другимъ, навсегда /с. 7/ удалиться изъ Ростовской области со всѣмъ семействомъ. Убѣжищемъ избралъ онъ Радонежъ; потому что Великій Князь отдалъ его во владѣніе меньшему сыну своему Андрею, и его намѣстникъ поселяющимся въ семъ мѣстѣ доставлялъ великое облегченіе. Такимъ образомъ Кириллъ поселился въ Радонежѣ, при церкви Рождества Христова, гдѣ нынѣ село Городокъ.

Два сына его вступили въ супружество: но Варѳоломей, или иначе Сергій, просилъ у него позволенія вступить въ иноческое житіе. — Помедли, говорили, ему родители, — мы стары, немощны и скудны; братья твои заботятся о своихъ женахъ; хорошо, что ты печешься, како угодити Богови; только послужи намъ немного, и проводи насъ во гробъ, тогда исполнишь свое желаніе. — Благодатный сынъ повиновался.

Поучительный примѣръ и благоразумія родительскаго, и послушанія сыновняго! Кириллъ и Марія не усиливаются погасить возгарающееся въ сынѣ своемъ Божественное желаніе, и связать его мірскими узами, какъ дѣлаютъ многіе родители вѣка сего: но только, представляя ему свою нужду, втайнѣ же вѣроятно болѣе помышляя о юности его, даютъ ему случай болѣе испытать самого себя, и укрѣпиться въ намѣреніи, дабы онъ, возложивъ руку на рало, уже вспять не озирался. Но и Варѳоломей не уподобляется дѣтямъ вѣка сего, изъ коихъ многія, даже въ обыкновенныхъ мірскихъ дѣлахъ, не хотятъ покорить воли своей волѣ родителей: онъ знаетъ достоинство того, чего желаетъ; однако соглашается до времени томиться неисполненнымъ желаніемъ, /с. 8/ дабы сохранить повиновеніе родителямъ и чрезъ то наслѣдовать ихъ благословеніе.

По нѣкоторомъ времени Кириллъ и Марія и сами пожелали вступить въ монастыри, и живъ не долго въ монашескомъ чинѣ, отошли къ Богу. Варѳоломей принялъ сіе, какъ и поданный провидѣніемъ Божіимъ знакъ къ исполненію своего намѣренія. Сопроводивъ родителей молитвами и милостынями, онъ оставилъ земное наслѣдіе ихъ младшему брату своему Петру, а самъ пошелъ искать единственно небеснаго наслѣдія.

Между тѣмъ старшій братъ его Стефанъ, живъ немногіе годы въ супружествѣ, имѣлъ два сына Климента и Іоанна, (изъ коихъ послѣдній подъ именемъ Ѳеодора былъ послѣ Архимандритомъ Симонова монастыря, а наконецъ Архіепископомъ Ростовскимъ); по кончинѣ же супруги воспріялъ монашеское житіе въ Покровскомъ Хотьковѣ монастырѣ.

Пришедши къ Стефану, Варѳоломей просилъ его идти съ собою искать мѣста для пустынножительства, и убѣдилъ его. Послѣ долгаго хожденія по лѣсамъ, полюбилось имъ одно мѣсто, въ густомъ лѣсу, имѣющее и малую воду въ низкихъ мѣстахъ, удаленное не только отъ жилищъ, но и отъ путей человѣческихъ. Сотворивъ молитву, они начали рубить лѣсъ и, поставили келлію и малую деревянную церковь, которая потомъ и освящена во имя Святыя Троицы, по благословенію Преосвященнаго Ѳеогноста, Митрополита Всероссійскаго. Вотъ начало Свято-Троицкія лавры, толико послѣ именемъ Преподобнаго Сергія прославленныя!

Стефанъ, по освященіи Церкви, не долго оста/с. 9/вался въ пустынѣ, которая представляла одни труды и недостатки: поелику ничто для безбѣднаго прожитія не было устроено, и не было ни посѣтителей, ни приношеній. Онъ отшелъ въ Москву, и тамъ вступилъ въ Богоявленскій монастырь, гдѣ былъ сотрудникомъ въ клиросномъ пѣніи святому иноку Алексію, въ послѣдствіи времени Митрополиту Московскому, а послѣ Игуменомъ сего монастыря и духовнымъ отцемъ Великаго Князя Сѵмеона.

Но юный пустынникъ не поколебался въ своемъ намѣреніи. Только и не спѣшилъ онъ облещися въ Ангельскій образъ. Будучи юноша возрастомъ, но мужъ умомъ, онъ почиталъ неосновательнымъ дѣломъ обязать себя обѣтами монашества, прежде нежели крѣпко искуситъ себя во всякомъ упражненіи, трудѣ и подвигѣ монашескія жизни. Исполнивъ же сіе по силѣ и разумѣнію, предался онъ наконецъ давно питаемому желанію Ангельскаго образа; и, призвавъ нѣкоего Игумена Митрофана, пріялъ отъ него постриженіе на двадцать четвертомъ году жизни своей, мѣсяца Октября въ седьмый день, на память святыхъ мучениковъ Сергія и Вакха, почему, сообразно съ обыкновеніемъ тогдашняго времени, и наречено ему имя: Сергій.

Утѣшивъ и подкрѣпивъ новаго инока молитвою и словомъ Божіимъ, Игуменъ удалился; и Сергій остался на новомъ иноческомъ поприщѣ безъ предшественника и безъ сверстника, безъ наставника и безъ помощника, съ единымъ Богомъ вездѣ сущимъ и никогда не оставляющимъ тѣхъ, которые для Него все оставили. Сколь ни вѣрна сія помощь, /с. 10/ но испытавшіе знаютъ, какимъ трудностямъ подвержена иноческая жизнь въ совершенномъ уединеніи, трудностямъ, которыхъ и повѣствованію съ трудомъ иногда вѣрятъ не испытавшіе. Сколько браней предлежитъ уединенному подвижнику прежде нежели достигнетъ онъ безмятежной страны безстрастія, и вкуситъ сладость пустыни! Гладъ, жажда, хладъ, страхъ звѣрей, опасеніе погибнуть отъ скудости, тягость плоти, уныніе души, смущеніе и разсѣяніе мыслей, даже невинное, повидимому, отдохновеніе и, естественный сонъ суть враги, съ которыми онъ сражаться долженъ. Наипаче же невидимые враги, когда примѣчаютъ, что человѣкъ, оставивъ міръ, и презрѣвъ плоть, усиливается проникнуть въ область духовную, къ общенію съ небесными Силами и Самимъ Богомъ: тогда, чтобы воспрепятствовать ему, съ неимовѣрною дерзостію на него устремляются, такъ что не только издалеча пускаютъ въ него разжженныя стрѣлы противныхъ помысловъ, но, такъ сказать, вторгаясь въ предѣлы его воображенія и чувствъ, представляютъ ему странные образы и нелѣпыя мечтанія. Не избѣжалъ сихъ нападеній и ревностный подвижникъ Сергій, но и принималъ ихъ безтрепетно, и отражалъ неутомимо. Неоднократно во время нощной молитвы ему представлялись ужасныя видѣнія, угрожавшія ему смертію, а мѣсту — разрушеніемъ; слышался шумъ и вопль: бѣги отсюда; не надѣйся здѣсь жить! Но мужественный подвижникъ не страшился сихъ суетныхъ прещеній, воспоминая слово Писанія: не убоишися отъ страха нощнаго, и отъ стрѣлы летящія во дни, отъ вещи во тмѣ приходящія, отъ /с. 11/ сряща и бѣса полуденнаго (Псал. 90, 5, 6). Пользуясь частымъ чтеніемъ душеполезныхъ книгъ, зналъ онъ искусство духовной брани, которому одинъ изъ опытныхъ духовныхъ воиновъ поучаетъ, говоря: Іисусовымъ именемъ бій ратники. Крѣпкою, но смиренною, неразсѣянною и слезною молитвою Преподобный Сергій разрушалъ пустынные страхи и мечтанія: видя же надъ собою покрывающую благодать, день и нощь прославлялъ Бога, не оставляющаго жезла грѣшныхъ на жребій праведныхъ (Псал. 124, 3). Что касается до брани противу плоти съ ея страстями и пожеланіями: онъ обучилъ себя сей брани еще до вступленія въ пустыню, и потому въ пустынножительствѣ его, какъ знаменія непрестанныхъ побѣдъ, видны были долговременныя пощенія, неослабные труды, крѣпкія стоянія на молитвѣ, частыя колѣнопреклоненія, бдѣнія всенощныя.

Страхъ звѣрей, какъ кажется, былъ для Преподобнаго послѣднимъ изъ страховъ; такъ что, увидѣвъ однажды предъ хижиною своею большаго медвѣдя, и примѣтя, что онъ не столько свирѣпъ сколько гладенъ, Сергій сжалился надъ звѣремъ, и, вынесши кусокъ хлѣба, предложилъ ему сей пустынный обѣдъ, вмѣсто стола, на пнѣ или на колодѣ. Звѣрь полюбилъ страннопріимство пустынника и, часто приходя къ келліи, ожидалъ обыкновеннаго угощенія. И Преподобный съ своей стороны привыкъ миловать звѣря, такъ что дѣлилъ съ нимъ послѣдній кусокъ, а иногда и весь отдавалъ ему, какъ не разумѣющему поста, а самъ оставался безъ пищи. Такъ упражнялъ онъ себя въ отреченіи отъ /с. 12/ самыхъ необходимыхъ потребностей; а можетъ быть, въ семъ мирномъ обращеніи съ свирѣпою тварію, съ назиданіемъ души своей, созерцалъ онъ слѣды первоначальнаго повиновенія всѣхъ тварей невинному человѣку.

Впрочемъ не долго Преподобный могъ жить въ любезномъ своемъ одиночествѣ. Какъ благоуханный цвѣтъ, хотя и кроется въ дикой травѣ, однако не можетъ укрыться, потому что его благоуханіе о немъ далеко возвѣщаетъ: такъ Блаженный Сергій, хотя крылся отъ всякаго человѣка во глубинѣ лѣсовъ, между дикими звѣрями, однако не могъ укрыться; потому что благоуханіе святаго житія его услышали нѣкоторые люди, имѣющіе очищенное чувство духовное, или покрайней мѣрѣ ищущіе очищенія, и начали приходить къ нему, и просить позволенія жить близъ него. Сперва онъ не принималъ ихъ, представляя имъ трудности пустыннаго житія и крайнюю скудость мѣста; но какъ они не отступали отъ него и обѣщали все претерпѣвать съ помощію Божіею: тогда онъ поступилъ по слову Спасителя: грядущаго ко Мнѣ не изжену вонъ (Іоан. 6, 37). Мало-по-малу собралось до двѣнадцати братій. Построены келліи. Обнесена не пространная ограда. Въ Церкви ежедневно совершаемы были: полунощница, утреня, часы, вечерня и повечеріе, а часто и сверхъ сихъ — молебныя пѣнія. Для совершенія же Литургіи призываемъ былъ Пресвитеръ или Игуменъ отъинуды; ибо своего еще не было.

По смиренномудрію Преподобный Сергій не хотѣлъ принять сана ни игуменскаго, ни пресвитерскаго; онъ управлялъ только посредствомъ своего /с. 13/ примѣра; и точно, по слову Христову, былъ первый тѣмъ, что былъ всѣмъ слуга (Марк. 9, 35). Три или четыре келліи построилъ онъ своими руками; рубилъ дрова и приносилъ къ келліямъ; мололъ въ жерновахъ; пекъ хлѣбы; варилъ пищу; шилъ одежду и обувь; воду въ двухъ водоносахъ на своемъ рамѣ носилъ на гору и поставлялъ у келліи каждаго.

Когда, по прошествіи нѣсколькихъ лѣтъ, пришелъ въ монастырь Преподобнаго Сергія Игуменъ Митрофанъ, — тотъ самый, отъ котораго онъ пріялъ постриженіе, — Сергій возрадовался было потому особенно, что была нужда въ Игуменѣ. Но Митрофанъ, будучи старъ, въ непродолжительномъ времени скончался.

Между тѣмъ со дня на день болѣе всѣ чувствовали нужду имѣть Игумена. Сообщая сіе чувство одинъ другому, братія, собрались вмѣстѣ и, пришедши къ Преподобному Сергію, говорили: Отче! не можемъ жить безъ Игумена; желаемъ, чтобы ты былъ намъ Игуменъ, наставникъ душамъ и тѣламъ нашимъ, дабы мы приходили къ тебѣ съ покаяніемъ, и, открывая предъ тобою грѣхи свои, всякій день, принимали отъ тебя прощеніе; дабы видѣли тебя совершающимъ святую Литургію, и отъ честныхъ рукъ твоихъ пріобщались Божественныхъ Таинъ. Отрицался Сергій; но братія настояли, представляя ему, что для него и пришли на сіе мѣсто. Но какъ онъ все не соглашался, съ глубокимъ уничиженіемъ изъясняясь, что ему только надлежитъ плакать о своихъ грѣхахъ; тогда они видя, что не могутъ преклонить его къ своему желанію кротостію и ласкою, со слезами и угрозами приступали къ нему, и гово/с. 14/ рили: если ты не хочешь пещися о душахъ нашихъ и быть намъ Пастыремъ: то мы всѣ принуждены будемъ оставить сіе мѣсто, и нарушить обѣтъ нашъ; тогда мы будемъ блуждать, какъ овцы безъ Пастыря, а ты дашь отвѣтъ нелицепріятному Судіи — Богу.

Прекрасная распря! — распря едва ли не превосходнѣйшая нежели самое согласіе, когда смиреніе старѣйшаго сражается съ покорностію младшихъ! Единственная брань, въ которой ни одна сторона не теряетъ, а обѣ пріобрѣтаютъ въ каждомъ сраженіи. Какъ благополучны былибъ общества, если бы такимъ образомъ члены ихъ препирались между собою за сохраненіе подчиненности, а не за домогательство власти!

Наконецъ побѣдило братолюбіе. Желаю, сказалъ Преподобный, лучше учиться, нежели учить; лучше повиноваться, нежели начальствовать: но боюсь суда Божія; не знаю, что угодно Богу; воля Господня да будетъ.

Взявъ съ собою два старца, Сергій отправился къ Аѳанасію, Епископу Волынскому, который въ то время, въ отсутствіе Святаго Алексія, Митрополита Всероссійскаго, въ Царьградъ, управлялъ Переяславлемъ. Представъ предъ него, Сергій просилъ у него Игумена. Я слышалъ о тебѣ, сказалъ Святитель; ты будешь Игуменомъ въ обители Святыя Троицы. Еще покушался было Сергій отрицаться: но Святитель, — ты не имѣешь послушанія! — сказалъ ему, и симъ словомъ обезоруживъ его, вскорѣ поставилъ во Пресвитера и Игумена.

Братія новаго Игумена, или паче давняго своего наставника, встрѣтили съ радостію: а онъ, во/с. 15/шедши въ Церковь, палъ на землю со слезами, помышляя о важности своего служенія и призывая вышнюю помощь. По молитвѣ, обратясь къ братіи, словомъ Божіимъ побуждалъ ихъ не ослабѣвать въ подвигахъ ради царствія небеснаго, и какъ имъ преподалъ благословеніе, такъ и себя поручилъ ихъ молитвамъ, исповѣдуя свою немощь.

Впрочемъ, получивъ начальство, не перемѣнилъ онъ своего поведенія. И въ семъ состояніи не многими словами училъ онъ братію, но наипаче былъ для нихъ образомъ въ дѣлахъ своихъ. Каждый день совершалъ литургію. Въ Церкви на всякомъ молитвословіи являлся прежде всѣхъ: и отнюдь не восклонялся на стѣну, что знаменовало мысль, въ Богомысліи водруженную, и духъ не побѣждаемый лѣностію тѣла. По прежнему продолжалъ служить братіи въ домашнихъ дѣлахъ: дѣлалъ свѣчи, варилъ кутію; особенно же просфоры приготовлялъ самъ, не допуская никого изъ братіи въ семъ участвовать. Одежду носилъ изъ такой ткани, которую, какъ негодную, отвергали прочіе, и притомъ по большей части ветхую, покрытую заплатами и напоенную потомъ, такъ что люди, которые, какъ говоритъ присловіе, встрѣчаютъ по одеждѣ, увидѣвъ Его, не хотѣли вѣрить, чтобы то былъ знаменитый Игуменъ Сергій.

Въ началѣ игуменства Сергіева, около трехъ лѣтъ, число братій, кромѣ его, не было ни больше ни меньше двѣнадцати: такъ что если одинъ умиралъ, или выходилъ изъ обители, тотчасъ являлся другой, и прежнее число возстановлялось. Первый, пришедшій сверхъ сего числа, былъ Архимандритъ /с. 16/ Симонъ, который, слышавъ о житіи Преподобнаго Сергія, оставилъ свое настоятельство въ Смоленскѣ, чтобы жить въ послушаніи у него; и своимъ имѣніемъ способствовалъ ему создать церковь, пространнѣйшую прежней. Съ сего времени число братіи возрастало.

Одно изъ правилъ порядка, учрежденнаго Преподобнымъ Сергіемъ въ своей обители, было то, чтобы послѣ повечерія, кромѣ крайней нужды, братія не ходили изъ келліи въ келлію, и не бесѣдовали другъ съ другомъ; но, каждый въ своей келліи, упражнялись въ молитвѣ и рукодѣліи. Для наблюденія за симъ, по совершеніи своей келейной молитвы, въ глубокій вечеръ, особенно въ долгія ночи, обходилъ онъ тайно всѣ келліи братіи. И если находилъ кого въ молитвѣ, или съ книгою, или за рукодѣліемъ, о таковомъ радовался, благодарилъ Бога, и молился о его утвержденіи. А если слышалъ празднословящихъ: ударялъ въ дверь, или въ окно, чтобы прекратить непозволенную бесѣду, и удалялся. На утро же, призвавъ къ себѣ таковыхъ, входилъ съ ними въ назидательный разговоръ, и, не обличая, приводилъ ихъ къ смиренному признанію въ прегрѣшеніи; а непризнательныхъ обличалъ и облагалъ эпитиміей.

Другое, достойное примѣчанія, правило Преподобнаго было то, чтобы, въ случаѣ недостатка потребнаго для пропитанія, братія не ходили изъ монастыря по деревнямъ и селамъ просить, но съ терпѣніемъ, оставаясь въ монастырѣ, просили и ожидали милости отъ Бога. Трудное правило и для такой обители, которая не вдали отъ селенія, /с. 17/ кольми паче для сей, которая болѣе пятнадцати лѣтъ находилась въ такомъ положеніи, что къ ней едва по узкой и прерывающейся тропинкѣ можно было пробраться! Но Сергій вѣровалъ, и было по его вѣрѣ; уповалъ, и упованіе не посрамляло его.

Случалось, что недоставало вина для совершенія Литургіи, ѳѵміама для кажденія и воска для свѣчь; тогда зажигали березовую или сосновую лучину, и при семъ освѣщеніи совершали утреннюю или всенощную службу.

Поелику монастырь образовался изъ пустынножительства, и совершеннаго общежитія не было еще учреждено: то случалось, что недостатокъ въ пропитаніи постигалъ Игумена прежде всѣхъ. Нѣкогда случилось, что у него не было ни хлѣба, ни соли; и во всемъ монастырѣ оказывалась скудость въ пищѣ. Три дня провелъ Сергій безъ пищи, а на разсвѣтѣ четвертаго пришелъ къ одному изъ братіи, именемъ Даніилу, и сказалъ ему: я услышалъ, что ты хочешь пристроить сѣни къ твоей келліи; построю я тебѣ ихъ, чтобы руки мои не были безъ дѣла. Работа сія не дорого тебѣ станетъ; мнѣ хочется гнилаго хлѣба, а у тебя онъ есть. Въ самомъ дѣлѣ, у Даніила было не мало кусковъ хлѣба, которые онъ откладывалъ за гнилостію, и онъ вынесъ ихъ. Побереги, сказалъ Сергій, до девятаго часа; я не беру платы прежде работы. Сказавъ сіе, началъ долбить столпы, тесать доски, и къ вечеру совсѣмъ построилъ сѣни. Тогда взявъ гнилой хлѣбъ, какъ уреченную плату, по молитвѣ благословилъ его, и началъ ѣсть съ одною водою, даже и безъ соли.

/с. 18/ Уже и нѣкоторые изъ братіи не ѣли по два дни. Терпѣніемъ Игумена подкрѣплялось и ихъ терпѣніе, но нѣкоторые и возроптали. Слушаясь тебя, говорилъ одинъ изъ таковыхъ Сергію, мы умираемъ и съ голода; завтра же пойдемъ отсюда, чтобы никогда не возвращаться. Посему Преподобный собралъ всю братію, и увѣщавалъ ихъ не изнемогать въ искушеніи. Онъ приводилъ имъ на память слова Спасителя: ищите прежде Царствія Божія и правды Его, и сія вся приложатся вамъ. Воззрите на птицы небесныя, яко не сѣютъ, ни жнутъ, ни собираютъ въ житницы, и Отецъ вашъ небесный питаетъ ихъ: кольми паче васъ маловѣри! (Матѳ. 16, 26. 30. 33). Обнадеживалъ ихъ, что претерпѣніе искушенія вознаградится сугубою пользою, и наконецъ сказалъ: вѣрую, что Богъ не оставитъ мѣста сего и живущихъ въ немъ. И подлинно, по вѣрѣ и Праведника, вскорѣ послѣ сего безвѣстный Христолюбецъ прислалъ на имя Сергія и живущихъ съ нимъ братій и множество хлѣба и другихъ снѣдей, и сіе возобновлялось три дня сряду. Видите, что Богъ не оставляетъ сего мѣста, и не оставитъ рабовъ Своихъ соиночествующихъ намъ, говорилъ Сергій братіямъ и не прежде прикоснулся къ принесенной пищѣ, какъ совершивъ съ ними молебное и благодарственное пѣніе милующему и питающему Богу.

Многократно, и въ другихъ случаяхъ, когда или назиданіе братіи, или общее человѣколюбіе требовало, вѣра Преподобнаго Сергія являлась съ тою силою, какую присвояетъ ей Спаситель, когда го/с. 19/воритъ: вся, елика еще воспросите въ молитвѣ, вѣрующіе, пріимете (Матѳ. 21, 22).

Неоднократно братія жаловались ему, что далеко ходить за водою, и даже нѣкоторые говорили: для чего на такомъ мѣстѣ создалъ онъ Обитель? На сіе преподобный отвѣтствовалъ: я хотѣлъ здѣсь безмолвствовать одинъ; Богу угодно было воздвигнуть здѣсь обитель; но дерзайте въ молитвѣ! Если Онъ въ безводной пустынѣ далъ воду непокоривому народу Еврейскому; то презритъ ли васъ, работающихъ Ему здѣсь день и нощь? Послѣ сего, взявъ одного брата, пошелъ въ дебрь подъ монастыремъ и, нашедъ немного дождевой воды, произнесъ надъ нею молитву. Съ тѣхъ поръ на семъ мѣстѣ оказался источникъ. Братія начали было называть его Сергіевымъ; но смиренный Чудотворецъ, узнавъ сіе, строго запретилъ имъ, сказавъ: не я, но Господь далъ сію воду намъ недостойнымъ.

Нѣкто изъ живущихъ въ окрестностяхъ монастыря имѣлъ одного сына, и сынъ сей занемогъ. Отецъ принесъ отрока въ монастырь, и просилъ Святаго Сергія помолиться надъ нимъ. Но когда еще Святый готовился совершать молитву, отрокъ, отъ жестокаго припадка, испустилъ духъ. Пораженный отецъ пошелъ приготовить гробъ; а Святый, сжалясь надъ нимъ, началъ молиться надъ отрокомъ. Когда же отецъ возвратился съ гробомъ, Святый сказалъ ему: сынъ твой не умеръ; припадокъ, случившійся съ нимъ на дорогѣ отъ стужи, прошелъ. Отецъ, увидѣвъ сына, палъ къ ногамъ Святаго, изъявляя ему благодарность за воскрешеніе сына: но Святый удержалъ его, и повелѣлъ /с. 20/ ему молчать, подъ опасеніемъ, что лишится отрока. По времени сдѣлалось сіе извѣстнымъ отъ ученика Сергіева.

Нѣкоторый знатный человѣкъ, жившій на Волгѣ, впалъ въ изступленіе ума и неукротимое бѣснованіе. Ближніе, слышавъ о дѣйствіи молитвъ Преподобнаго Сергія, привели страждущаго въ монастырь. Когда Преподобный, совершивъ молебствіе, знаменовалъ его крестомъ, бѣснуемый, крича дикимъ голосомъ, что онъ въ пламени, бросился въ воду, и съ сей минуты возвратилъ смыслъ и здравіе.

Слава о духовныхъ подвигахъ Сергія и о данной ему благодати со дня на день распространялась, а потому и мѣсто его пребыванія становилось открытѣе. Во дни Великаго Князя Іоанна Іоанновича окрестные лѣса просѣчены; проложены пути; заведены новыя селенія. Народъ и вельможи приходили просить молитвъ Сергія; монашествующіе оставляли прежнія свои обители и приходили жить подъ его наставленіемъ. Сергій, видя надъ обителію своею благословлящую руку Божію, тѣмъ съ большимъ дерзновеніемъ молился о преспѣяніи братіи.

Однажды, въ глубокій вечеръ, во время молитвы, услышалъ онъ голосъ, который звалъ его: Сергій! Сотворивъ молитву, открылъ онъ окно и увидѣлъ необыкновенный свѣтъ съ небеси. Сергій! говорилъ прежній голосъ: Господь пріялъ молитву твою о чадахъ твоихъ! При семъ увидѣлъ Преподобный множество прекрасныхъ птицъ. Голосъ продолжалъ: такъ умножится стадо учениковъ твоихъ; и послѣ /с. 21/ тебя не оскудѣютъ послѣдующіе стопамъ твоимъ! Преподобный, въ удивленіи и радости, пожелалъ имѣть свидѣтеля сего чудеснаго явленія, какъ такого, которое касалось до всего братства, и позвалъ Симона, о которомъ выше говорено, который и успѣлъ еще видѣть нѣкоторые останки явленія.

По нѣкоторомъ времени пришли къ Преподобному Сергію посланные отъ Патріарха Константинопольскаго, и принесли ему въ благословеніе крестъ, парамандъ и схиму и посланіе Патріарха. Не къ иному ли вы посланы? сказалъ смиренномудрый Сергій, и, повелѣвъ упокоить посланныхъ, самъ отправился немедленно къ Святителю Алексію, и донесъ ему о случившемся. Святитель повелѣлъ читать посланіе, и читано слѣдующее:

«Божіею милостію Архіепископъ Константина града Вселенскій Патріархъ Киръ Филоѳей: о Святѣмъ Дусѣ сыну и сослужебнику нашего смиренія Сергію. Благодать и миръ, и наше благословеніе да будетъ съ вами. Слышахомъ убо еже по Бозѣ житіе твое добродѣтельно, и зѣло похвалихомъ и прославихомъ Бога. Но едина главизна еще недостаточествуетъ ти, яко не общее житіе стяжасте. Понеже вѣси, Преподобне, и самый Богоотецъ Пророкъ Давидъ, иже вся обсязавый разумомъ, ничто же ино тако возможе похвалити, точію: се нынѣ что добро, или что красно, но еже жити братіи вкупѣ (Псал. 132, 1). Потому же и азъ совѣтъ благъ даю вамъ, яко да составите общее житіе, и милость Божія, и наше благословеніе да есть съ вами».

/с. 22/ Что же повелишь, Святый Владыко? вопрошалъ Сергій Алексія, по прочтеніи посланія. Митрополитъ и съ своей стороны совѣтовалъ поступить по совѣту Патріарха: и съ сего времени учреждено въ обители Преподобнаго Сергія совершенное общежитіе. Распредѣлены общежительныя должности; а имѣть собственность или что нибудь называть своимъ запрещено всѣмъ; положено всему быть общему.

Когда такимъ образомъ довершилось благоустроеніе обители: то и число учениковъ возрасло паче прежняго и всякое обиліе въ ней водворилось. Чтобы избытокъ не привелъ за собою нерадѣнія, иль инаго порока, но послужилъ къ умноженію благословенія, мудрый распорядитель ввелъ въ Обители страннопріимство, питаніе нищихъ и подаяніе просящимъ. Учрежденіе сіе почиталъ онъ столь важнымъ для обители, что не обинулся подкрѣпить оное особеннымъ предреченіемъ. Если, говорилъ онъ братіямъ, сію мою заповѣдь сохраните безъ роптанія, то и по отхожденіи моемъ отъ житія сего, Обитель сія весьма распространится.

Казалось, что уже Обитель Сергіева отвсюду крѣпко утверждена и отъ всякой превратности безопасна. Но кто знаетъ, что родитъ наступающій день? О, какъ нужно бодрствовать, чтобы наружный миръ и утвержденіе не превратились во всегубительство посредствомъ таящихся во глубинѣ сердца страстей и злыхъ помысловъ! Вдругъ возревѣла буря, которая сорвала было благодатный покровъ съ сей обители, и едва не разрушила самыхъ ея основаній.

/с. 23/ Въ одинъ субботній день Святый Сергій былъ во олтарѣ, совершая тамъ вечернюю службу, а братъ его Стефанъ (который, какъ видно, паки пришелъ въ Обитель Сергія), стоялъ на лѣвомъ клиросѣ. Кто тебѣ далъ эту книгу? спросилъ Стефанъ канонарха. Сей отвѣтствовалъ, что далъ Игуменъ. Неизвѣстно отъ чего помыслъ гнѣва и властолюбія поколебалъ Стефана. Кто здѣсь Игуменъ? сказалъ онъ. Не я ли первый основалъ сіе мѣсто? И другія произнесъ немирныя слова, которыя Святый Сергій, будучи во олтарѣ, слышалъ.

Игуменство не привлекало, а тяготило Сергія; и онъ воспользовался случаемъ оставить оное, не желая управлять нежелающими его правленія и можетъ быть, тяготясь славою, и желая глубокаго уединенія, по первоначальному своему обыкновенію. Окончивъ вечерню, онъ, не заходя въ келлію, вышелъ изъ монастыря, и удалился на мѣсто, называемое Киржачъ, гдѣ вскорѣ собралось къ нему немало братіи и основанъ монастырь.

Не нужно сказывать, въ какое уныніе приведена была Троицкая Обитель нечаяннымъ удаленіемъ Святаго Сергія. Братія искали его всюду. Узнавъ же, что онъ отшелъ въ дальнюю пустыню и намѣренъ строить монастырь, утѣшались тѣмъ, что или онъ къ нимъ возвратится, или они къ нему переселиться могутъ. А какъ онъ не возвращался, то нѣкоторые пошли къ Святителю Алексію, и молили его возвратить имъ Пастыря. Немедленно Святитель послалъ къ Сергію двухъ Архимандритовъ, убѣждая его возвратиться въ Троицкій монастырь. Сергій, узнавъ отъ нихъ волю /с. 24/ Архипастыря, а отвѣтствовалъ имъ: скажите господину моему Митрополиту: все исшедшее изъ устъ твоихъ, яко отъ устъ Христовыхъ, и пріемлю, и оставивъ, по благословенію Святителя, въ новоустроенномъ монастырѣ Настоятелемъ ученика своего Романа, возвратился въ Троицкій.

Возвращеніе сіе было торжествомъ взаимной любви учениковъ и наставника. Они вышли на встрѣчу ему съ радостными славословіями къ Богу; цѣловали его руки, ноги и самую одежду; онъ также радовался духовно, видя несомнительный опытъ ихъ свободнаго и усерднаго послушанія.

Доселѣ мы видѣли Преподобнаго Сергія, какъ благочестиваго пустынножителя и образователя благоучрежденной Обители. Въ семъ родѣ людей міръ обыкновенно не думаетъ видѣть дѣятельныхъ членовъ Отечества и мужей государственныхъ. Житіе Сергія даетъ намъ теперь случай облегчить сіе заблужденіе міра примѣромъ Преподобнаго, и показать въ немъ и возвѣщаемую Апостоломъ истину, что благочестіе на все полезно есть обѣтованіе имѣюще живота нынѣшняго и грядущаго (1 Тим. 4, 8).

Во дни Великаго Князя Димитрія Іоанновича, Князь Ордынскихъ татаръ Мамай подвигнулъ всю орду на землю Россійскую. Великій Князь, признавая въ Преподобномъ Сергіи могущественную вѣру и самый даръ пророчества, пришелъ къ нему, и вопрошалъ: противостать ли сильному и ужасному врагу? Преподобный, по благословеніи и молитвѣ, сказалъ ему: Должно тебѣ, Государь, попещись о врученномъ тебѣ отъ Бога Христоименитомъ стадѣ, и съ помощію Его получить побѣду. Притомъ далъ /с. 25/ ему двухъ иноковъ, Александра Пересвѣта и Андрея Ослебя. Сверхъ сего, когда Великій Князь, вышедъ противъ татаръ и узнавъ о превосходствѣ непріятельскихъ силъ, вновь колебался недоумѣніемъ, на что рѣшиться: внезапно пришелъ посланный отъ Преподобнаго Сергія съ посланіемъ, въ которомъ онъ поощрялъ Великаго Князя безъ сомнѣнія идти на непріятеля, и обнадеживалъ Божіею помощію. Все войско было симъ ободрено, и даннымъ на Дону сраженіемъ получена славная надъ Мамаемъ побѣда, которая содѣлалась началомъ освобожденія Россіи отъ порабощенія татарскаго. Между тѣмъ Преподобный въ самое время битвы, стоя съ братіею на молитвѣ, къ утѣшенію ихъ возвѣщалъ имъ у объ успѣхѣ битвы, и даже наименовалъ убіенныхъ, и принесъ о нихъ молитву. Великій Князь, возвратясь съ побѣдою, поспѣшилъ къ Преподобному съ благодарностію за совѣтъ и подкрѣпленіе, и ущедрилъ обитель его, давъ села на ея содержаніе.

Любовь и вѣра сего Князя къ Преподобному была такъ велика, что онъ имѣлъ Сергія воспріемникомъ своихъ дѣтей отъ Святаго Крещенія. Мысль, достойная мужа, разумѣющаго силу христіанскихъ установленій — избирать въ воспріемника испытаннаго духовнаго наставника и молитвенника.

Благочестіе и слава благочестія Сергіева совокупно способствовали тому, что Обитель его содѣлалась разсадникомъ благочестія и для многихъ другихъ мѣстъ. Еще при жизни его многіе монастыри устроены его учениками, какъ-то: Андроникомъ — Андроніевъ, по волѣ Святителя Алексія; Ѳеодоромъ — Симоновъ; Саввою, по волѣ Великаго Князя /с. 26/ Димитрія, въ память побѣды надъ Мамаемъ, — Саввинъ въ Звенигородѣ; Григоріемъ — Голутвинъ въ Коломнѣ; Аѳанасіемъ — Высоцкій въ Серпуховѣ.

Готовился было сему великому свѣтильнику Церкви и Отечеству и высшій свѣщникъ: но непреложный жребій его былъ — изъ пустыни свѣтитъ престоламъ, а не съ престола свѣтитъ Церкви и царству.

Блаженный Митрополитъ Алексій, видя себя изнемогающимъ и приближающимся къ смерти, призываетъ Блаженнаго Сергія, и повелѣваетъ принести для него драгоцѣнный крестъ, а Преподобный отрекается отъ сего дара, говоря: прости меня, Владыко! я отъ юности не носилъ злата, тѣмъ паче въ старости желаю въ нищетѣ оставаться. Святитель, въ изъясненіе своего дара, открываетъ ему, что намѣренъ поставить его во Епископа, и симъ образомъ приготовить ко вступленію на свое мѣсто въ Митрополита. Преподобный еще сильнѣе отрекается отъ сего, не только съ глубокимъ уничиженіемъ, но даже съ нѣкоторою скорбію. Святитель старается убѣдить его всеобщимъ желаніемъ — отъ великодержавныхъ до послѣднихъ, и преклонить словомъ Божіимъ; но Преподобный и говоритъ рѣшительно: Владыко святый! если не хочешь отгнать меня, не говори о семъ еще мнѣ недостойному. Прозорливый Святитель, усмотрѣвъ, что дальнѣйшее настояніе заставитъ Сергія удалиться въ безвѣстную пустыню, и чрезъ то совсѣмъ скроется свѣтильникъ, и премѣнилъ рѣчь на душеспасительную бесѣду, и, утѣшивъ его, отпустилъ въ монастырь.

Кто можетъ изъяснить сію священную прю? Духовный, говоритъ Апостолъ, востязуетъ убо вся, а /с. 27/ самъ той ни отъ единаго востязуется (1 Кор. 2, 15). Мы только знаемъ отъ того же Апостола, что коемуждо дается особенное явленіе Духа на пользу (1 Кор. 12, 17); и одинъ даръ нельзя перемѣнить на другой по произволу.

Святитель Алексій вскорѣ скончался, и Державные вновь просили Преподобнаго Сергія принять Архіерейскій жезлъ: но онъ остался непреклоненъ.

На престолъ Архіерейскій вступилъ нѣкто, Архимандритъ Новоспасскій, Михаилъ, и дерзнулъ прежде посвященія облечься въ нѣкоторыя Святительскія одежды, а на Преподобнаго началъ вооружаться, почитая его соперникомъ. Но Блаженный, услышавъ о семъ, сказалъ ученикамъ: Михаилъ не получитъ желаемаго, и Царяграда не увидитъ. И подлинно, Михаилъ на пути въ Царьградъ умеръ.

Долго было бы повѣствовать о многихъ другихъ знаменіяхъ, въ которыхъ, по разнообразной потребности утѣшенія и назиданія, разнообразно являлась сущая съ Блаженнымъ Сергіемъ благодать Духа Господня; напримѣръ, какъ нѣкогда, сидя съ братіею на трапезѣ, вдругъ всталъ онъ, и поклонился съ молитвою, и узнано достовѣрно, что онъ тѣмъ отдавалъ цѣлованіе Стефану, Епископу Пермскому, проходившему мимо Обители въ нѣкоторомъ разстояніи по пути въ Москву; какъ иногда во время его священнодѣйствія, видѣли Ангела, съ нимъ служащаго, а иногда огнь, окружающій Святую трапезу, и входящій во святую чашу, ко времени пріобщенія.

Но не должно умолчать объ одномъ чудесномъ видѣніи, которое не только блаженнаго Сергія исполнило, но и всѣхъ пребывающихъ на мѣстѣ семъ /с. 28/ непрестанно исполнять должно радостію, надеждою и благодареніемъ Богу. Однажды, въ глубокую ночь, предъ иконою Богоматери пѣлъ онъ акаѳистъ, и, часто взирая на Ея образъ, молилъ Ее о хадатайствѣ предъ Сыномъ Ея и Богомъ, да призритъ на мѣсто сіе. Окончивъ молитву, сѣлъ для отдохновенія; но вдругъ сказалъ ученику своему Михею: бодрствуй, чадо! мы будемъ имѣть чудесное посѣщеніе. Едва онъ сказалъ сіе, какъ слышанъ былъ гласъ: Пречистая грядетъ! Святый, услышавъ, вышелъ въ сѣни, и се осіялъ его свѣтъ паче солнечнаго, и онъ узрѣлъ Преблагословенную Дѣву, сопровождаемую Апостолами Петромъ и Іоанномъ. Святый палъ ницъ; но Благая Матерь прикоснулась къ нему, и одушевляла его словами благодати: не бойся, молитва твоя о ученикахъ твоихъ и о мѣстѣ семъ услышана; при тебѣ и по тебѣ Я неотступна буду отъ Обители твоей, и буду покрывать ее. Когда видѣніе, кончилось, и Святый пришелъ въ себя, то увидѣлъ ученика лежащаго, какъ мертваго, и поднялъ его. Скажи, Отче, вопрошалъ Михей, что за чудное видѣніе? душа моя едва не разрѣшилась отъ тѣла. Но Сергій не могъ еще говорить отъ движенія духа; только лице его цвѣло радостію. По краткомъ времени повелѣлъ онъ призвать двухъ благоговѣйныхъ мужей изъ братіи, Исаака и Симона, и возвѣстилъ имъ общую радость и надежду. Всѣ вмѣстѣ совершили они молебное пѣніе Богоматери; Святый же всю ночь пробылъ безъ сна, внимая умомъ Божественному видѣнію.

Наконецъ приближилось время Блаженному Сергію прейти и къ некончаемому Божественному видѣ/с. 29/нію на небесахъ. Преставленіе свое провидѣлъ онъ за шесть мѣсяцевъ, и, призвавъ братство, поручилъ его ученику своему Преподобному Никону; а самъ вступилъ въ совершенное безмолвіе. Въ Сентябрѣ мѣсяцѣ почувствовалъ онъ болѣзнь, и, призвавъ паки братію, далъ имъ послѣднія наставленія. Предъ самымъ разрѣшеніемъ отъ тѣла, пріобщился Святыхъ Тайнъ, и съ молитвою предалъ духъ свой Богу, въ лѣто отъ Рождества Христова 1392, Сентября въ 25 день, живъ 78 лѣтъ. Въ минуту разрѣшенія, благоуханіе разлилось отъ тѣла его, и лице его, какъ образъ очищеннаго духа, было чисто и свѣтло.

Чрезъ тридцать лѣтъ послѣ того, какъ освященное тѣло его положено было въ землю, по общему закону сыновъ человѣческихъ, обрѣлось оно нетлѣннымъ, и со священнымъ торжествомъ открыто Іюля въ 5 день. При открытіи гроба вновь разлилось благоуханіе; и самыя одежды на тѣлѣ Святаго оказались неповрежденными, не смотря на влажность мѣста, гдѣ онъ погребенъ былъ. Съ тѣхъ поръ честный гробъ пребываетъ открытымъ источникомъ благодатныхъ исцѣленій.

Пробѣжимъ теперь мыслію отъ перваго начала сея Богоспасаемыя Обители до настоящихъ ея временъ, и подивимся съ благоговѣніемъ, какъ далеко простираться можетъ благословеніе одного человѣка! Сколько благъ пріобрѣла она и даровала другимъ благодатію, данною основателю ея! Сколько прошла опасностей его молитвами! Кромѣ чудесъ, совершаемыхъ надъ нѣкоторыми въ особенности, не оскудѣвающихъ и въ наши скудныя чудодѣйственною вѣрою времена, сколько общественныхъ /с. 30/ событій, въ которыхъ дивнымъ образомъ ознаменовалось надъ симъ мѣстомъ благословеніе Сергія!

Во время самозванцевъ, когда въ плѣну была Москва и почти вся Россія, Лавра сія не только не пала отъ долговременной осады, но и падающее Отечество поддерживала, и наконецъ увидѣла заключеніе мира подъ своими стѣнами.

Въ смутные дни царствованія Петра Великаго, не разъ въ стѣнахъ Обители сея обрѣталъ Онъ безопасность жизни, отъ которой столько зависѣла судьба Россіи. Образъ Святаго Сергія, написанный на доскѣ гроба его, сопутствовалъ Петру въ походахъ долговременной и опасной войны Шведской.

Въ 1771 году, когда смертоносная язва пожирала жителей и Москвы, и прилежащаго сей Обители селенія, не смотря на то, что Обитель ежедневно была отверста для молящихся, ни одного изъ принадлежащихъ ей не коснулась зараза.

Наконецъ и въ страшную годину нашествія Галловъ, когда прогнѣванный грѣхами нашими Богъ и древнюю Столицу, и самые храмы ея предалъ на попраніе неистовымъ, и ближайшіе грады, Дмитровъ и Богородскъ, гораздо менѣе важные для корыстолюбивыхъ враговъ, были заняты войскомъ ихъ, ни одна нога нечестивыхъ не допущена ступить на Святое мѣсто сіе, — недопущена не силою оружія, но силою невидимою и безвѣстною.

Буди препрославленъ Единый Тріѵпостасный Боже, дивный во Святыхъ Своихъ! Пробави еще милость Твою на мѣстѣ семъ! Отверзай еще благодѣтельную руку Твою молящимся при стопахъ Свя/с. 31/таго, съ вѣрою, надеждою и любовію! Путь праведника Твоего да свѣтитъ причастникамъ званія его, земнаго и небеснаго, и чрезъ сію Обитель да приводитъ ихъ къ обителямъ Твоего вѣчнаго Свѣта! Простирай чрезъ него выну дѣйственное благословеніе на Церковь и Отечество наше, да будетъ слава благости Твоей во вѣки Аминь.

Источникъ: Житіе Преподобнаго и Богоноснаго Отца нашего Сергія, Радонежскаго и всея Россіи чудотворца, почерпнутое изъ достовѣрныхъ источниковъ, читанное въ Лаврѣ его на всенощномъ бдѣніи Іюля 5 дня, 1822 года. — СПб.: Русская Скоропечетня (П. С. Нахимова), 1878. — С. 1-31.

Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.