Церковный календарь
Новости


2017-10-18 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 16-я (1939)
2017-10-18 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 15-я (1939)
2017-10-18 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). "Православіе и религія будущаго". Глава 2-я (1991)
2017-10-18 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). "Православіе и религія будущаго". Глава 1-я (1991)
2017-10-18 / russportal
"Печерскій Патерикъ". Житіе преп. Николая Святоши, кн. Черниговскаго (1967)
2017-10-18 / russportal
"Печерскій Патерикъ". Житіе препод. Аѳанасія, затворника Печерскаго (1967)
2017-10-17 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 14-я (1939)
2017-10-17 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 13-я (1939)
2017-10-17 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). "Православіе и религія будущаго". Введеніе (1991)
2017-10-17 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). "Православіе и религія будущаго". Предисловіе (1991)
2017-10-17 / russportal
"Кіево-Печерскій Патерикъ". Житіе препп. Кукши и Пимена постника (1967)
2017-10-17 / russportal
"Кіево-Печерскій Патерикъ". Житіе преподобного Никона сухаго (1967)
2017-10-16 / russportal
И. С. Шмелевъ. «Лѣто Господне». Покровъ (1948)
2017-10-16 / russportal
И. С. Шмелевъ. «Лѣто Господне». Крестный ходъ. "Донская" (1948)
2017-10-16 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 12-я (1939)
2017-10-16 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 11-я (1939)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 19 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 9.
Церковная письменность

ОТВѢТЪ ПРОТЕСТАНТАМЪ
ОБЕРЪ-ПРОКУРОРА СВЯТ. СѴНОДА К. П. ПОБѢДОНОСЦЕВА
О ПОЛОЖЕНІИ ЛЮТЕРАНЪ ВЪ ПРИБАЛТІЙСКОМЪ КРАѢ.

Адресъ Евангелическаго Союза
Его Императорскому Величеству Александру ІІІ, Императору Всероссійскому.

Ваше Величество!

Нижеподписавшіеся, представители различныхъ отраслей Евангелическаго Союза, съ чувствомъ глубочайшаго почтенія обращаются къ Вашему Императорскому Величеству, повергая къ стопамъ Вашимъ нижеслѣдующую просьбу.

Не безъизвѣстно Вашему Величеству, что одною изъ главнѣйшихъ цѣлей Евангелическаго Союза служило всегда попеченіе о нуждахъ христіанъ во всемъ мірѣ, дабы всѣ имѣли возможность свободно слѣдовать своему вѣроисповѣданію по совѣсти каждаго и по обрядамъ той церкви, къ коей принадлежитъ каждый.

Съ 1849 года, и неоднократно, Евангелическій Союзъ являлся ходатаемъ за свободу совѣсти и богослуженія передъ многими правительствами и Государями Европы. По милости Бога — Царя царствующихъ и Господа господствующихъ, усилія наши въ Швеціи, въ Италіи, въ Тосканѣ, въ Германіи, въ Испаніи, въ Турціи и въ Австріи послужили почти всюду къ распространенію великаго начала религіозной свободы на тѣхъ, кои до того ею не пользовались.

Евангелическому Союзу не отказывали въ благоволеніи и Императоры, предшественники Вашего Величества, и благосклоннымъ пріемомъ въ замкѣ Бергъ, въ 1857 и 1870 годахъ, и заявленіемъ бывшаго канцлера Имперіи по иностраннымъ дѣламъ кн. Горчакова, въ 1871 году, при пріемѣ во Фридрихсруэ, отъ имени Его Величества Императора Александра II. Это даетъ намъ надежду, что и нынѣ Императоръ Всероссійскій не откажетъ насъ выслушать.

Въ 1864 году Его Величество Императоръ Александръ II приказалъ произвесть изслѣдованіе по жалобамъ на стѣсненіе религіозной свободы въ Балтійскихъ губерніяхъ. На основаніи его Августѣйшій Родитель Вашего Величества отмѣнилъ для сихъ губерній примѣненіе церковнаго закона относительно предбрачныхъ подписокъ въ смѣшанныхъ бракахъ. Генералъ-губернатору этого края поручено наблюдать за исполненіемъ Высочайшей воли, и ограждать протестантскихъ пасторовъ отъ всякаго преслѣдованія.

Съ тѣхъ поръ, подъ вліяніемъ обстоятельствъ, о коихъ судить не дѣло Евангелическаго Союза и коихъ одни послѣдствія для него очевидны, старинное законодательство относительно смѣшанныхъ браковъ вступило снова въ силу, лютеранскимъ пасторамъ положено препятствіе въ назиданіи паствы, наконецъ, всѣ тѣ, кои, безъ достаточнаго испытанія, отвергли рели/с. 166/гію отцовъ своихъ для перехода въ православное исповѣданіе — лишены права возвратиться къ прежней вѣрѣ, подъ страхомъ наказанія на основаніи уголовнаго закона, вновь возстановленнаго въ дѣйствіи.

Умоляемъ Ваше Величество повѣрить нашему рѣшительному заявленію, что мы далеки отъ всякой мысли о какомъ-либо вмѣшательствѣ въ дѣла, касающіяся до правленія или политики Вашего Императорскаго Величества. Мы знаемъ, что въ Россіи существуютъ законы, воспрещающіе членамъ православной церкви переходить въ другія исповѣданія. Но, осмѣливаясь просить Ваше Величество объ отмѣнѣ этихъ законовъ, мы этою самою просьбою думаемъ воздать высочайшую хвалу тому чувству справедливости, коимъ одушевленъ Августѣйшій Сынъ Освободителя 20 милліоновъ изъ рабства, Сынъ Монарха, дозволившаго свободное распространеніе слова Божія во всей Имперіи.

Ходатайствуя за религіозную свободу, мы нисколько не думаемъ нарушать начало церковнаго авторитета и никоимъ образомъ не выражаемъ той мысли, что всѣ мнѣнія (въ дѣлѣ вѣры) имѣютъ одинаковую цѣну. Наше завѣтное желаніе состоитъ въ томъ, чтобы всякій, имѣющій преимущества быть подданнымъ Вашего Величества, могъ свободно чтитъ Бога по своей совѣсти и повелѣнію Божію во святомъ Его словѣ, чтобы каждый изъ подданныхъ Вашихъ могъ свободно воспитывать дѣтей своихъ въ вѣрѣ отцовъ, чтобы духовные пастыри христіанскихъ церквей неправославнаго исповѣданія могли безпрепятственно исполнять относительно своей паствы всѣ обязанности своего званія, наконецъ, чтобы всѣ тѣ, кои, не давая себѣ отчета въ важности рѣшенія, записались въ списки православной церкви, могли, безъ опасенія, возвратиться въ лоно прежней своей церкви, если изъявятъ свободное къ тому желаніе.

Мы увѣрены, что начало терпимости ко всѣмъ вѣроисповѣданіямъ, равно какъ и начало свободы совѣсти — твердо и въ убѣжденіи Вашего Императорскаго Величества. Посему-то Евангелическій Союзъ законно хранитъ надежду, что зданіе, коего основы столь славно заложены покойнымъ Императоромъ Николаемъ и Его Августѣйшимъ Сыномъ, будетъ увѣнчано Вашимъ Величествомъ, и что Вамъ благоугодно будетъ даровать своимъ подданнымъ величайшее изъ благъ — возможность чтить Бога Христіанскаго по совѣсти каждаго и по обрядамъ той церкви, къ коей принадлежитъ каждый, — и не только въ Балтійскомъ краѣ, но и во всѣхъ частяхъ обширной Имперіи, гдѣ Имя Вашего Величества съ любовію чтится милліонами людей, ежедневно призывающихъ въ молитвѣ благословеніе Божіе на Священную Главу Императора и Отца своего.

Состоя членами различныхъ церквей, но объединяемые одною вѣрой въ Іисуса Христа, Спасителя нашего, во Святомъ Духѣ, мы молимъ Отца Небеснаго склонить сердце Вашего Величества къ милосердію, да удостоитъ выслушать нашу просьбу и употребить еще разъ высочайшее право Монаршей власти, приказавъ, да царствуютъ миръ, правда и свобода во всѣхъ семействахъ и во всѣхъ племенахъ Имперіи.

Съ глубочайшимъ почтеніемъ,

Вашего Императорскаго Величества покорные слуги.       

Отъ имени Швейцарскаго отдѣла: Г. Эдуардъ Навилль, президентъ Швейцарскаго центральнаго комитета; Евг. Миттендорфъ, секретарь.

Отъ имени Голландскаго отдѣла: ба/с. 167/ронъ де-Вассенеръ де-Катвикъ, президентъ; графъ де-Биландтъ, секретарь.

Отъ имени Датскаго отдѣла: Валь, президентъ; Олафъ Гансенъ, секретарь.

Отъ имени Англійскаго отдѣла: Польвартъ, президентъ; Фильдъ, секретарь; Арнольдъ, секретарь.

Отъ имени отдѣла Сѣверо-Американскаго: Доджъ, президентъ; Филиппъ Шаффъ, почетный секретарь; І. Стронтъ, генеральный секретарь.

Отъ имени Сѣверо-Германскаго отдѣла: Андрей графъ Бернсторфъ, президентъ; Евгеній Бауманъ, пасторъ, секретарь.

Отъ имени отдѣла Восточно-Германскаго: Ѳедоръ Кристлибъ, профессоръ богословія, президентъ; Даммонъ, пасторъ, секретарь.



Письмо Оберъ-Прокурора Святѣйшаго Сѵнода
къ Эдуарду Навиллю, президенту Швейцарскаго центральнаго комитета Евангелическаго Союза.

Государь Императоръ Всероссійскій благоизволилъ передать мнѣ адресъ, посланный Вами изъ Женевы въ Копенгагенъ на Высочайшее Его Императорскаго Величества Имя.

Его Императорское Величество, въ неусыпной заботливости о благѣ всѣхъ своихъ подданныхъ, въ особенности же о наивысшемъ благѣ — религіи, не отдѣляетъ въ Своемъ сердцѣ Своихъ подданныхъ Прибалтійскаго края и питаетъ къ нимъ тѣ же возвышенныя чувства и благія намѣренія, которыми проникнуты были Незабвенные Родитель и Дѣдъ Его, столь справедливо цѣнимые Вами въ настоящемъ дѣлѣ.

Правительство Его Императорскаго Величества, неуклонно слѣдуя указаніямъ Верховнаго Вождя своего, питаетъ твердую надежду, что принятыя въ отношеніи Прибалтійскаго края мѣры постепенно водворятъ въ этомъ краѣ общее спокойствіе, столь долго возмущаемое историческимъ врагомъ его, именно, съ одной стороны стремленіемъ одного, малочисленнаго, класса къ абсолютному господству въ цѣломъ краѣ и полною солидарностью съ нимъ лютеранскаго духовенства, съ другой стороны стѣсненіемъ въ краѣ всякихъ попытокъ къ единенію съ общимъ отечествомъ его — Русскимъ Государствомъ, въ особенности съ православною церковію. Впрочемъ, считаю излишнимъ излагать здѣсь сущность тѣхъ недоразумѣній, которыя смущаютъ нынѣ лютеранскіе умы въ Европѣ, и ограничиваюсь сообщеніемъ Вамъ переписки моей по этому предмету съ единовѣрцами вашими, изъ которой Вы ознакомитесь съ существомъ настоящаго дѣла.

Но Вы идете гораздо далѣе Вашихъ Швейцарскихъ собратій. Васъ озабочиваетъ положеніе не только лютеранства въ Прибалтійскомъ краѣ, но и всѣхъ христіанскихъ исповѣданій въ Россіи. Вы желаете полной свободы для этихъ исповѣданій. Только глубокій откликъ найдетъ эта Ваша высоко христіанская забота въ сердцѣ русскаго Государя и всего русскаго народа. Россія хранитъ глубокое убѣжденіе, что нигдѣ въ Европѣ инославныя и даже нехристіанскія исповѣданія не пользуются столь широкою свободою, какъ посреди русскаго народа. Увы, въ Европѣ не хотятъ признать этой истины. Почему? Потому единственно, что тамъ къ понятію о свободѣ исповѣданія примѣшалось безусловное право пропаганды его. И вотъ источникъ Вашихъ сѣтованій на наши законы о совращеніяхъ изъ православія и объ отпаденіяхъ отъ него! Въ этихъ законахъ, ограждающихъ господствующее въ Россіи исповѣданіе и устраняющихъ посягательство на спокойствіе его, Европа видитъ ограниченіе свободы для другихъ исповѣданій, даже преслѣдованіе ихъ! Я не буду входить принципіально въ вопросъ, /с. 168/ какая существуетъ связь между свободою исповѣданія и правомъ прозелитизма его, и почему огражденіе одного исповѣданія отъ прозелитизма нѣкоторыми признается за стѣсненіе свободы другаго исповѣданія. Этотъ отвлеченный вопросъ завелъ бы насъ слишкомъ далеко и на своемъ теоретическомъ полѣ едва ли привелъ бы къ желаннымъ результатамъ. Я приглашаю Васъ на болѣе прочную почву, историческую, на которой получаются болѣе явственныя рѣшенія по этому предмету.

Провидѣнію угодно было поставить Русское государство на широкомъ открытомъ пространствѣ между Ураломъ и Карпатами, гдѣ лицомъ къ лицу встрѣчаются двѣ, столь разнородныя и важнѣйшія, части свѣта, Европа и Азія. Въ тиши и неизвѣстности для исторіи таились русскія племена, пока Высшая рука, правящая судьбами исторіи, не вызвала ихъ на стражу на пути великаго переселенія народовъ — въ то именно время, когда долженъ былъ закончиться періодъ этого переселенія, чтобы дать христіанской Европѣ возможность мирно начать созданіе новой, христіанской, культуры. Русское государство призывалось къ высокой миссіи въ человѣчествѣ — твердо стоять на стражѣ между двумя частями свѣта, не склоняясь ни на ту ни на другую сторону, пока перстъ Божій не укажетъ поры для мирной встрѣчи Востока съ Западомъ въ духѣ христіанскихъ и культурныхъ идей.

Россія исполнила свой долгъ. Ни дикія орды хазаровъ, печенѣговъ и половцевъ, ни тучи монголовъ не проникли въ Западную Европу, не затруднили христіанскаго и культурнаго роста ея. Міръ мусульманскій, столь долго торжествовавшій надъ усиліями ея въ лицѣ крестоносцевъ, не только остановленъ въ своемъ движеніи на міръ христіанскій, но и обезсиленъ силою Россіи. Что же дало Россіи эту силу въ исполненіи своего великаго долга въ человѣчествѣ? Ничто другое, кромѣ ея самобытности и твердой устойчивости въ своихъ собственныхъ началахъ, въ независимости ни отъ Азіи, ни отъ Западной Европы. Что было бы съ Россіей, если бы она, окруженная съ Востока и Запада многими десятками народностей и исповѣданій и постепенно давая имъ пріютъ у себя, колебалась въ недоумѣніи между одними и другими? Что было бы и съ Западной Европой, если бы Россія стала ареной для соперничества этихъ народностей и исповѣданій, особенно въ тотъ періодъ, когда мусульманскій міръ сталъ твердою ногою на Босфорѣ, имѣя крѣпкіе опорные пункты въ царствахъ Казанскомъ, Астраханскомъ и Крымскомъ, а весь Западъ Европы запылалъ продолжительными религіозными войнами, то озаряясь кострами инквизиціи, то омрачаясь кровавыми «ночами» и «вечернями»? Только полная духовная самобытность спасала Россію среди этого коловорота религіозныхъ и политическихъ порывовъ на Востокѣ и на Западѣ. Не тѣмъ ли болѣе она должна была тщательно охранять неприкосновенность своихъ духовныхъ началъ, выростившихъ и укрѣпившихъ ея самобытность? Да, въ православной вѣрѣ Россія обрѣла спасавшее ее духовное начало, ею одушевлялась она въ исполненіи своего великаго призванія, въ ней находила опору противъ соблазновъ со всѣхъ сторонъ и увлеченій и надежду посреди бѣдствій и унынія, съ нею росла, крѣпла и исполняла свое назначеніе въ человѣчествѣ. Охрана православной вѣры отъ колебаній и отъ покушеній на нее, съ какой бы то ни было стороны, составляетъ важнѣйшій историческій долгъ ея, потребность жизни ея.

При такомъ естественномъ ходѣ своего развитія, чтó встрѣчала Россія со /с. 169/ стороны западныхъ исповѣданій, рано устремившихся на Востокъ, внутрь ея самой? Уже крестоносцы, столь восторженно двинувшіеся съ своихъ мѣстъ въ чистыхъ порывахъ освобожденія гроба Господня и на первыхъ же шагахъ промѣнявшіе эту возвышенную цѣль на завладѣніе Византіей и попраніе восточнаго православія, ясно показали, что религіозныя стремленія запада Европы глубоко пропитаны политическими страстями и чужды духа религіозной терпимости. Настали затѣмъ смутныя времена для Европы. Продолжительныя кровавыя войны раздирали ее отъ края до края. На знамени этихъ войнъ начертана была свобода вѣры, а подъ этимъ знаменемъ боролись мірскія стремленія: государства распадались, поднимались отдѣльныя націи, появлялись отдѣльныя народныя группы, возникали новыя государства, выступали. На сцену политическія честолюбія, и вся эта картина войнъ представила такую помѣсь религіозныхъ стремленій и мірскихъ вожделѣній, въ которой съ трудомъ разбираются и самые возвышенные умы. Это была тяжелая школа для христіанскаго духа, западныхъ исповѣданій.

Въ этой-то смѣси религіозныхъ и политическихъ стремленій западныя исповѣданія одновременно появились и въ Россіи. Католицизмъ избралъ для себя ареною западныя русскія области. Католицизмъ проникся здѣсь полонизмомъ, открылъ непримиримую войну противъ православія, истреблялъ всѣ русскія начала во имя польскаго владычества и подъ своимъ знаменемъ водилъ польскія полчища въ самое сердце Россіи. Мы доселѣ не знаемъ въ этихъ областяхъ и въ цѣлой Россіи католичества, чуждаго духа вражды къ ней и старанія оторвать отъ нея исконныя ея западныя области. Увы, одновременно съ католицизмомъ, въ томъ же духѣ мірскихъ стремленій Россія узнала и лютеранство въ лицѣ бывшихъ ливонскихъ рыцарей, залегшихъ ей дорогу къ Балтійскому морю. Истребляя все, что напоминало католицизмъ, новые эти лютеране, бароны и пасторы, со всею энергіей отдались существенному наслѣдію отъ него — мірскому исключительному властвованію въ краѣ, возбужденію литовскихъ и финскихъ племенъ противъ Россіи преслѣдованіемъ православія, какъ символа единенія съ ней. И доселѣ идетъ здѣсь борьба со стороны потомковъ рыцарей за исключительное господство въ краѣ, и доселѣ лютеранство, подобно прежнему католичеству, прикрываетъ эту мірскую борьбу знаменемъ религіи и, подавляя всякія попытки со стороны туземцевъ къ единенію съ Россіей, стѣсняя свободу совѣсти, въ то же время распространяетъ по Европѣ вопли о насиліи лютеранской совѣсти, смущаетъ спокойныя лютеранскія общины въ другихъ частяхъ Имперіи, повсюду держитъ лютеранскіе умы въ тревогѣ. Если бы лютеранская Европа могла отрѣшиться отъ дѣйствія этихъ воплей и безъ предубѣжденія взглянуть на текущую дѣйствительность въ деревняхъ и колоніяхъ этого края, въ усадьбахъ бароновъ и пасторовъ, она убѣдилась бы вмѣстѣ съ нами, чего стоитъ здѣсь для туземца свобода перехода изъ лютеранства въ православіе, убѣдилась бы, что православіе здѣсь не нападаетъ, а себя защищаетъ въ этой тяжелой для него борьбѣ съ лютеранствомъ.

Да, къ прискорбію для христіанскаго чувства, еще не настало время для мирной встрѣчи христіанскихъ идей Востока и Запада, западныя исповѣданія у насъ еще не свободны отъ мірскихъ видовъ, отъ посягательства на могущество и даже цѣлость Россіи. Россія не можетъ дозволить имъ пропаганды отторженія единовѣрныхъ сыновъ своихъ /с. 170/ въ религіозные станы, еще не сложившіе стараго своего оружія противъ нея. Она заявляетъ объ этомъ открыто, прямо, въ своихъ законахъ, ввѣряя себя суду Высшему, правящему судьбами царствъ.

Но можетъ быть въ самой Западной Европѣ, гдѣ нѣтъ законовъ объ отпаденіяхъ отъ господствующей вѣры и о совращеніяхъ изъ нея, откуда раздаются противъ Россіи жалюбы по поводу этихъ законовъ, можетъ быть, въ ней самой отдѣльныя исповѣданія вполнѣ освободились отъ мірскихъ искушеній и свобода совѣсти ничѣмъ не возмущается? Увы, въ нашъ вѣкъ такою полною свободою пользуется только переходъ отъ вѣры къ безвѣрію. Я совершенно понимаю, что гдѣ-нибудь въ благодатной тиши, напр., подъ обаяніемъ грандіозно-мирной и чарующей прелести береговъ Женевскаго озера, или у величественнаго, на вѣки скованнаго въ своихъ грозныхъ порывахъ, вѣчно однотоннаго рейнскаго водопада, духъ человѣческій спокойно отдается созерцанію мирнаго величія и благости Творца всѣхъ, и бѣгутъ отъ него треволненія страстей, не щадящихъ совѣсти ближняго. Къ сожалѣнію, не то за предѣлами этихъ тихихъ пріютовъ. Нѣтъ въ Европѣ законовъ о совращеніяхъ и отпаденіяхъ отъ господствуюцей вѣры, но есть силы, гораздо болѣе глубокія и широкія, насквозь пропитанныя нетерпѣніемъ къ другимъ исповѣданіямъ, въ особенности же къ православной вѣрѣ, при которыхъ ссылка на отсутствіе законовъ объ отпаденіяхъ и совращеніяхъ — одни жалкія слова. Западная цивилизація, воспитанная въ духѣ и преданіяхъ Рима, не зная православной церкви, не понимая ея, отъ нея отвращается, унижаетъ ее, какъ принадлежность нисшей расы, какъ символъ нисшей или варварской цивилизаціи. Провозглашаютъ свободу для всѣхъ вѣроисповѣданій и для всякаго племени, въ принципѣ, но когда коснется дѣло до примѣненія этого принципа, изъ него исключаются православные — илоты западной цивилизаціи... Я не буду перебирать здѣсь этого наслѣдія Западной Европы отъ старыхъ религіозныхъ кровавыхъ раздоровъ, укажу только на свѣжіе примѣры, въ католическомъ мірѣ — на процессъ Добрянскаго и Наумовича въ Австріи, въ лютеранскомъ — на поведеніе Дрезденскаго евангелическаго союза Густава Адольфа по поводу ходатайства австрійскихъ славянъ о восточной славянской литургіи [1].

Считаю наиболѣе приличнымъ закончить настоящее мое письмо словами знаменитаго Эрнеста Навиля, которыми оканчиваетъ онъ свое краснорѣчивое сочиненіе о вѣчной жизни: «Настоящія обстоятельства призываютъ христіанъ къ инымъ, болѣе важнымъ спорамъ, чѣмъ споры взаимные. Въ наше время, болѣе чѣмъ во всякое /с. 171/ другое, благодаря религіозной свободѣ, легко различить основанія Евангелія. Эти основанія, допускаемыя всѣми христіанскими вѣроисповѣданіями, подвержены нынѣ открытымъ нападеніямъ въ движеніи современной мысли. Первая обязанностъ христіанъ, кажется, есть обязанность соединиться для защиты ихъ общей вѣры противъ напора ученій атеизма и матеріализма. Великій духовный споръ нашего времени есть борьба вѣрующихъ въ вѣчную жизнь съ тѣми, которые отрицаютъ ее».

Прините, и проч.

С.-Петербургъ, 31 января 1888 г.

Примѣчаніе:
[1] Повидимому, отъ лютеранства, выросшаго на протестѣ противъ чуждаго и непонятнаго народу языка въ богослуженіи, слѣдовало бы ожидать сочувственнаго, или по крайней мѣрѣ безпристрастнаго отношенія къ возникшему нынѣ во всемъ славянскомъ мірѣ требованію — славянской литургіи. Но вотъ какъ сильно выросшее на лютеранской почвѣ сѣмя нетерпимости къ православію и къ самобытности славянскаго племени: противъ Славянъ лютеранство выступаетъ бойцомъ за сохраненіе литургіи латинской! На какомъ основаніи? Это можно видѣть изъ слѣдуюшаго отзыва ортодоксально лютеранской газеты «Allgemeine evangelisch-lutherische Кirchenzeitung» 1888 г. № 4. «Съ евангелической точки зрѣнія представляется вполнѣ удовлетворительнымъ этотъ исходъ движенія о введеніи славянской литургіи (т. е. отказъ римской куріи), — такъ какъ греко-русская церковь, съ ея бездушнымъ обрядомъ и низкою степенью образованія въ духовенствѣ, стоитъ несравненно ниже римской церкви; притомъ расположена она совсѣмъ не дружественнѣе римской къ церкви евангелической, что доказывается нынѣшнею варварскою политикой (brutale Vorgang) въ нѣмецкомъ Прибалтійскомъ краѣ, гдѣ руссофильствомъ и поповствомъ ведется истинно опустошительная война противъ германства и лютеранства, изъ ненависти и зависти къ высшей культурѣ и высшей нравственности» (Прим. ред.).

Источникъ: Адресъ Евангелическаго Союза Его Императорскому Величеству Александру ІІІ, Императору Всероссійскому. — Письмо Оберъ-Прокурора Святѣйшаго Сѵнода къ Эдуарду Навиллю, президенту Швейцарскаго центральнаго комитета Евангелическаго Союза. // «Прибавленія къ Церковнымъ Вѣдомостямъ», издаваемымъ при Святѣйшемъ Правительствующемъ Сѵнодѣ. Еженедѣльное изданіе. № 7. — 13 Февраля 1888 года. — СПб.: Типографія и литографія В. В. Комарова, 1888. — С. 165-171.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.