Церковный календарь
Новости


2017-12-13 / russportal
"Церковныя Вѣдомости" № 14-15. (1/14-15/28 октября) 1922 года
2017-12-12 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 8-я (1904)
2017-12-12 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 7-я (1904)
2017-12-12 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 6-я (1904)
2017-12-12 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 5-я (1904)
2017-12-12 / russportal
Указъ Архіер. Сѵнода РПЦЗ отъ 30 авг. 1938 г. о порядкѣ произнесенія поминовеній
2017-12-12 / russportal
"Церковныя Вѣдомости" № 12-13. (1/14-15/28 сентября) 1922 года
2017-12-11 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 4-я (1904)
2017-12-11 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 3-я (1904)
2017-12-11 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 2-я (1904)
2017-12-11 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 1-я (1904)
2017-12-10 / russportal
Отвѣтъ Зарубежн. Церк. Собора Августѣйшему Главѣ Россійскаго Имп. Дома (1939)
2017-12-10 / russportal
Высочайшее привѣтствіе Августѣйшаго Главы Россійскаго Императ. Дома (1939)
2017-12-10 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Наканунѣ войны". Глава 30-я (1939)
2017-12-10 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Наканунѣ войны". Глава 29-я (1939)
2017-12-10 / russportal
Дѣянія 2-го Всезарубежнаго Собора РПЦЗ 1938 г. О Соборѣ (1939)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 13 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Церковная письменность

ПРЕПОДОБНЫЙ СЕРАФИМЪ, САРОВСКІЙ ЧУДОТВОРЕЦЪ.
ДИВѢЕВСКАЯ ТАЙНА И ПРЕДСКАЗАНІЯ О ВОСКРЕСЕНІИ РОССІИ.
(Издано Комитетомъ Русской Правосл. Молодежи Заграницей. New York, 1981).

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.
[Изъ книги Е. Поселянина «Преп. Серафимъ, Саровскій чудотворецъ».]

Легенда о старцѣ Серафимѣ Саровскомъ, Императорѣ Александрѣ I и Императрицѣ Елисаветѣ Алексѣевнѣ.

I.

Таинственное въ исторіи обладаетъ могущественною притягательною силой... Кто изъ насъ не знаетъ людей, которые готовы были бы на боль/с. 146/шія жертвы для того, чтобы разрѣшить, напримѣръ, вопросъ не только о Димитріи Самозванцѣ, но и о какой-нибудь Желѣзной Маскѣ.

Къ интереснѣйшимъ загадкамъ русской исторіи принадлежатъ народныя легенды, сложившіяся вокругъ личности Императора Александра I.

Въ весьма цѣнной статьѣ А. В. Половцова, появившейся въ Московскихъ Вѣдомостяхъ послѣ безвременной кончины Н. К. Шильдера, есть въ высшей степени любопытныя указанія на таинственную связь Александра I съ личностью загадочною — Ѳеодора Кузьмича, котораго народная молва нарекаетъ Александромъ I, рѣшившимся будто бы оставить царскій вѣнецъ, чтобы въ земномъ уничиженіи спасать свою душу. О томъ, какъ относился Шильдеръ къ этой легендѣ, можно сказать, что онъ, вѣря, не вѣрилъ, — и не вѣря, вѣрилъ ей.

Пишущему эти строки довелось слышать, мало кому, вѣроятно, извѣстный разсказъ о мнимомъ таинственномъ свиданіи Императора Александра I съ великимъ старцемъ Серафимомъ, разсказъ, отчасти соотвѣтствующій знаменитой легендѣ о Ѳеодорѣ Кузьмичѣ.

Разсказъ этотъ переданъ мнѣ нынѣ покойнымъ М. П. Гедеоновымъ, человѣкомъ весьма интересовавшимся вопросами религіи и жизнью такихъ людей, какъ отецъ Серафимъ, и обладавшимъ многими свѣдѣніями, никогда не оглашенными въ печати. Ему, въ свою очередь, разсказывалъ объ /с. 147/ этомъ офицеръ-морякъ Д., впослѣдствіи принявшій монашество. Д. же слышалъ объ этомъ въ Саровѣ отъ инока весьма престарѣлаго, который самъ-де былъ свидѣтелемъ этого событія и умеръ вскорѣ послѣ того, какъ передалъ о немъ Д., бывшему тогда еще морякомъ.

Какъ мнѣ лично ни кажется разсказъ этотъ маловѣроятнымъ, я рѣшаюсь передать его, какъ интересную легенду о столь интересныхъ лицахъ.

Въ 1825 году, или въ одинъ изъ ближайшихъ къ этой эпохѣ годовъ, старецъ Серафимъ однажды обнаружилъ будто бы какое-то безпокойство, замѣченное монахомъ, разсказывавшимъ объ этомъ впослѣдствіи моряку Д. Онъ, точно, ожидалъ какого-то гостя, прибралъ свою келью, собственноручно подмелъ ее вѣникомъ. Дѣйствительно, подъ вечеръ въ Саровскую пустынь прискакалъ на тройкѣ военный и прошелъ въ келью отца Серафима. Кто былъ этотъ военный, никому не было извѣстно; никакихъ предварительныхъ предупрежденій о пріѣздѣ незнакомца сдѣлано не было.

Между тѣмъ великій старецъ поспѣшилъ навстрѣчу гостя на крыльцо, поклонился ему въ ноги и привѣтствовалъ его словами: «Здравствуй, великій государь!» Затѣмъ, взявъ пріѣзжаго за руку, отецъ Серафимъ повелъ его въ свою келью, гдѣ заперся съ нимъ. Они пробыли тамъ вдвоемъ въ уединенной бесѣдѣ часа 2-3.

Когда они вмѣстѣ вышли изъ кельи, и посѣ/с. 148/титель отошелъ уже отъ крыльца, старецъ сказалъ ему вслѣдъ:

Сдѣлай же, Государь, такъ, какъ я тебѣ говорилъ.

Такова легенда.

Гедеоновъ объяснялъ, что та душевная тягота, которую Государь испытывалъ, взойдя, послѣ 1812 года, на вершину человѣческой славы, но не найдя въ этой земной славѣ душевнаго удовлетворенія; тѣ разочарованія въ государственныхъ системахъ, въ людяхъ, всѣ эти страданія и разочарованія усталаго его сердца, отъ которыхъ Александръ искалъ духовнаго лѣкарства, — привели его въ Саровъ, гдѣ отецъ Серафимъ вложилъ-де въ него мысль о томъ, чтобы подвигомъ земного уничиженія утолить жажду его, рвавшейся къ Богу и томившейся въ міру души.

Гедеоновъ добавлялъ еще, что пріѣхалъ Александръ I въ Саровъ изъ Нижняго, и что, будто-бы, дѣйствительно, Императоръ разъ изъ Нижняго исчезъ на 1-2 сутокъ неизвѣстно куда (?). Онъ вспомнилъ, будто ему дѣйствительно довелось читать, что, или ѣдучи въ Таганрогъ, или за нѣсколько лѣтъ до того, Александръ былъ въ Нижнемъ.

На мои нѣкоторыя возраженія, напримѣръ, что Государю незачѣмъ было тайно ѣхать въ Саровъ, и что его исчезновеніе на цѣлыя сутки или болѣе изъ Нижняго не могло бы остаться незамѣченнымъ, Гедеоновъ отвѣчалъ, что интересное событіе этого тайнаго посѣщенія вполнѣ-де соотвѣт/с. 149/ствовало характеру Александра. Государь не только-де любилъ таинственность, но и былъ пріученъ къ ней обстоятельствами своей молодости.

При этомъ Гедеоновъ сослался на интересные разсказы о времени императора Павла — Кутлубицкаго, бывшаго генералъ-адъютантомъ при Павлѣ (Русскій Архивъ, 1866 г.), гдѣ передается, какъ Кутлубицкій передъ коронаціей былъ посланъ съ порученіемъ Государя въ Москву. Вернулся Кутлубицкій въ Петербургъ въ десятомъ часу вечера и былъ принятъ Государемъ. Когда онъ уходилъ отъ Государя, камеръ-лакей успѣлъ ему шепнуть, что имѣетъ до него тайное порученіе и въ другой комнатѣ передалъ ему просьбу Наслѣдника зайти къ нему тотчасъ по возвращеніи изъ Москвы, хотя бы ночью. Черезъ нѣсколько минутъ онъ былъ принятъ Александромъ Павловичемъ въ очень оригинальной обстановкѣ. Въ спальной теплилась лишь лампадка, а Наслѣдникъ лежалъ въ постели и спросилъ его, зачѣмъ Государь посылалъ его въ Москву. Кутлубицкій открылъ это лишь тогда, когда Наслѣдникъ поклялся на образъ сохранить эту тайну.

Далѣе, — продолжалъ Гедеоновъ защищать свой разсказъ, — извѣстно, какъ любилъ Александръ бесѣды со знаменитыми «старцами». Дошелъ до насъ его интересный разговоръ съ извѣстнымъ своимъ благочестіемъ намѣстникомъ Кіево-Печерской Лавры Антоніемъ (скончался въ санѣ архіепископа Воронежскаго). Въ Кіевѣ ночью онъ посѣтилъ слѣпого старца, прозорливаго Вассіана, который сразу назвалъ его /с. 150/ по имени; предъ послѣднимъ отъѣздомъ изъ Петербурга онъ посѣтилъ схимника, жившаго въ Александро-Невской Лаврѣ. Это послѣднее посѣщеніе произвело такое впечатлѣніе на современное общество, что есть старинныя гравюры, воспроизводящія это посѣщеніе. Нечего ужъ говорить о сношеніяхъ съ Фотіемъ, котораго Государь видалъ тайно.

Весьма, поэтому, понятно, утверждалъ Гедеоновъ, что Государь могъ сильно желать свиданія и бесѣды съ отцомъ Серафимомъ.

Тогда я спросилъ:

Вѣдь отецъ Серафимъ жилъ въ отдаленнѣйшей, глухой пустыни. Какъ же могъ Государь услышать о немъ?

У собесѣдника моего на все, повидимому, былъ заготовленъ отвѣтъ. Онъ сталъ объяснять такъ:

Человѣкъ, бывшій повѣреннымъ духовныхъ стремленій Государя, князь А. Н. Голицынъ, которому невозможно было не знать объ отцѣ Серафимѣ, едва ли бы сталъ, вслѣдствіе своего ясно выраженнаго протестантствующаго направленія, говорить Государю объ отцѣ Серафимѣ. Но Государь могъ слышать о немъ и отъ другихъ. Въ числѣ лицъ, упоминаемыхъ въ жизнеописаніяхъ отца Серафима, какъ его посѣтителяхъ, находимъ довольно именъ русской знати, нѣкоторые изъ которыхъ сами были на виду, другіе же, живя въ помѣстьяхъ, могли, тѣмъ не менѣе, имѣть связи, друзей и родныхъ при Дворѣ. Въ числѣ лицъ, имѣвшихъ отношенія къ Сарову и Дивѣеву, Ге/с. 151/деоновъ упомянулъ представителей родовъ князей Голициныхъ, Ладыженскихъ, Татищевыхъ, Корсаковыхъ, Извольскихъ, Сипягиныхъ, Колычевыхъ, Чемодановыхъ, Муравьевыхъ, Еропкиныхъ, князей Енгалычевыхъ, Михайловскихъ-Данилевскихъ.

Весьма изобрѣтательный въ предположеніяхъ, Гедеоновъ указывалъ, что въ теченіе нѣсколькихъ лѣтъ Государя въ его частыхъ по Россіи путешествіяхъ, при крайне ограниченной свитѣ, сопровождалъ, вмѣстѣ съ генералъ-адъютантомъ, княземъ Волконскимъ, флигельадъютантъ Михайловскій-Данилевскій, часто имѣвшій случаи бесѣдовать съ Государемъ и не могшій не знать о Саровѣ, такъ какъ неподалеку, въ Пензенской губерніи, лежали помѣстья его жены, и въ Саровъ ѣздили ея родные (Чемодановы), а впослѣдствіи и дѣти Данилевскаго.

Во всякомъ случаѣ, отъ тѣхъ или другихъ лицъ, но Государь — такъ выходило изъ словъ Гедеонова — могъ слышать объ отцѣ Серафимѣ и, вѣроятнѣе всего, и слышалъ о немъ.

Онъ говорилъ еще, что изображеніе отца Серафима висѣло всегда у упомянутаго выше генерала Кутлубицкаго. Наконецъ, у отца Серафима былъ разъ великій князь Михаилъ Павловичъ, — правда, уже по кончинѣ своего старшаго брата, именно въ 1826 году — тоже совпаденіе, по мнѣнію Гедеонова, не безынтересное [1].

/с. 152/ Я передалъ здѣсь разсказъ, какъ его слышалъ, и высказалъ тѣ соображенія, на которыя опирался мой мистическій собесѣдникъ, и которыя все-таки мнѣ казались недостаточными.

Что отецъ Серафимъ по прозорливости своей зналъ заранѣе о пріѣздѣ Государя, если бы Государь пришелъ къ нему, и что онъ сразу назвалъ его, это, конечно, наименѣе возбуждаетъ сомнѣнія.

Отецъ Серафимъ обладалъ необыкновеннымъ даромъ прозорливости. Онъ очень часто называлъ по имени лицъ, которыя въ первый разъ его видѣли; исповѣдуя, вслухъ говорилъ человѣку всѣ его грѣхи съ дѣтства, видѣлъ чужое будущее, такъ же ясно, какъ свое прошлое, написалъ поздравленіе Воронежскому архіепископу Антонію съ открытіемъ мощей святителя Митрофана, когда объ этомъ ничего не было извѣстно, предсказалъ событія Крымской войны, отдѣленной двумя десятками лѣтъ отъ его кончины («на Россію возстанутъ три державы и сильно изнурятъ ее, но Богъ помилуетъ ее за православіе»).

Такъ что казалось бы страннымъ не то, что онъ узналъ Государя, а то, если бы онъ не узналъ Его.

Не будучи въ состояніи вѣрить этой легендѣ, я, тѣмъ не менѣе, мечталъ: какъ бы хорошо было, еслибъ это дѣйствительно случилось, еслибъ Императоръ Александръ принялъ благословеніе старца Серафима и бесѣдовалъ съ нимъ. Такъ иногда, увидѣвъ счастливый сонъ, мы жаждемъ, чтобъ это было дѣйствительностью, даже если сонъ относится къ прошлому.

/с. 153/ Что-то таинственное связываетъ Преподобнаго Сергія и отца Серафима, быть можетъ, величайшаго послѣ Преподобнаго Сергія праведника Русскаго народа, или даже равнаго ему. Отецъ Серафимъ родился близъ храма Преподобнаго Сергія, легъ въ могилу съ финифтяною иконой Преподобнаго Сергія, положенною, по его завѣщанію, ему на грудь; наконецъ, если кто, то именно отецъ Серафимъ представляетъ собою такое же удивительное, чрезвычайное, выходящее изъ всякихъ рамокъ явленіе въ духовной жизни Русской земли, какъ Преподобный Сергій, стоящій столь особнякомъ среди святыхъ русскихъ. И вотъ, какъ нѣкогда съ Преподобнымъ Сергіемъ близки были вожди Русскаго народа, также хочется вѣрить въ близость къ «убогому Серафиму», величайшему изъ людей отечественной Церкви за послѣдніе вѣка, — современнаго ему вождя Русскаго народа и носителя идеаловъ этого народа...

II.

Теперь легенда объ Императрицѣ Елисаветѣ Алексѣевнѣ, которая мнѣ кажется совершенно уже невѣроятною.

Какъ подробно ни описываютъ ея кончину въ городѣ Бѣлевѣ, Тульской губерніи, по пути изъ Таганрога въ Петербургъ, куда она спѣшила для свиданія съ Императрицей-матерью, — въ смерти /с. 154/ ея любители таинственности находятъ что-то загадочное.

Въ половинѣ 80-хъ годовъ [XIX в.] въ Русской Старинѣ, кажется, была помѣщена интересная статья о кончинѣ Императрицы, съ указаніемъ на то, что многое въ этой кончинѣ было страннаго. Нѣкоторые же современники, начитавшіеся, вѣроятно, романовъ съ тайнами и превращеніями, шли дальше: они утверждали, что Императрица вовсе и не умирала въ Бѣлевѣ, что она осталась жива, и такъ же, какъ царственный ея супругъ, посвятила себя духовнымъ подвигамъ.

Мнѣ пришлось слышать слѣдующій разсказъ отъ одного почтеннаго старика, весьма заслуженнаго человѣка, съ большимъ родствомъ, страстнаго защитника легенды о Ѳеодорѣ Кузьмичѣ.

Будучи мальчикомъ и проводя лѣто въ деревнѣ, Тульской губерніи, онъ какъ-то былъ въ Бѣлевѣ, гдѣ его сводили посмотрѣть домъ, въ которомъ скончалась Императрица Елисавета Алексѣевна.

Чрезъ нѣкоторое время онъ увидѣлъ свою бабушку г-жу Л–ну, которой разсказалъ о томъ, чтó видѣлъ въ Бѣлевѣ.

Бабушка слушала-слушала его разсказъ, потомъ наклонилась къ нему и прошептала: «Знай, голубчикъ, что никакой Императрицы въ Бѣлевѣ не умирало. Императрица Елисавета Алексѣевна жива».

Что же сказать на это, кромѣ того, что почтенная старушка давала много свободы своему воображенію!

/с. 155/ Изъ совершенно другого источника я слышалъ и о дальнѣйшей части легенды: объ участи императрицы Елисаветы Алексѣевны.

Въ 1834 году въ Тихвинѣ появилась неизвѣстная странница, подъ именемъ Вѣры Александровны, проведшая затѣмъ 25 послѣднихъ лѣтъ своей жизни въ подвигѣ молчальничества въ Новгородскомъ Сырковомъ монастырѣ (Свѣдѣнія о жизни ея находятся въ главѣ «Молчальница Вѣра Александровна», во второмъ изданіи моей книги Русскіе подвижники XIX вѣка). Тайну ея происхожденія знала лишь столь приближенная къ царской семьѣ и благочестивая графиня Анна Алексѣевна Орлова-Чесменская. Сохранился портретъ Вѣры Александровны въ гробѣ, а лица съ сильнымъ воображеніемъ утверждаютъ, что между нею и Императрицей Елисаветой Алексѣевной такое же сходство, какое эти же лица находятъ между Ѳеодоромъ Кузьмичемъ и Императоромъ Александромъ I.

Самое имя: «Вѣра», знаменующее то, ради чего предпринятъ былъ столь великій подвигъ, и отчество, совпадающее съ именемъ Императора, — наводятъ этихъ легковѣрныхъ предполагателей на нѣкоторыя мысли. Говорили мнѣ, что въ Петербургѣ начинаютъ интересоваться личностью Вѣры Александровны и что недавно въ Петербургъ были затребованы фотографіи съ немногихъ, оставшихся послѣ Вѣры Александровны, вещей.

Я лично не вижу ни малѣйшей черты въ томъ /с. 156/ немногомъ, что извѣстно о жизни Вѣры Александровны, говорящей въ защиту этой, по меньшей мѣрѣ, смѣлой легенды. Что Вѣра Александровна, какъ можно было судить по ея внѣшности, привычкамъ, манерамъ, была женщина высшаго круга, это несомнѣнно, но это еще ровно ничего не доказываетъ, такъ же какъ и сказанныя разъ ея молчаливыми устами слова: «Я прахъ земли. Но родители мои были такъ богаты, что я горстью выносила золото для раздачи бѣднымъ. Крещена я на Бѣлыхъ Берегахъ». Наконецъ, можно указать на то, что Вѣра Александровна была лѣтъ на 20 моложе Императрицы. — А портретъ? Мы не узнаемъ въ гробу хорошо намъ извѣстныхъ лицъ. Какъ же судить по покойницѣ, надѣясь узнать въ ней женщину, которой мы знаемъ лишь портреты, сдѣланные за нѣсколько десятковъ лѣтъ до того!

Пишущій эти строки не счелъ возможнымъ, по маловѣроятности ихъ, даже упомянуть объ этихъ слухахъ при составленіи статей въ названной выше книгѣ. И сейчасъ привожу ихъ не въ видѣ исторической справки, не въ видѣ смѣлаго историческаго предположенія, а совсѣмъ съ иною цѣлью.

Уже одно появленіе такихъ слуховъ показываетъ, какъ высоко культурные кружки русскаго вѣрующаго общества ставили нравственную личность Александра I и его столь же мало, какъ онъ самъ, разгаданной, обвѣянной какою-то таинственною прелестью, супруги. Самыя невѣроят/с. 157/ныя легенды вѣрно, однако, отражаютъ взгляды современниковъ и потомства на лицъ, окружаемыхъ легендами.

Примѣчаніе:
[1] О томъ, какъ любила отца Серафима императрица Александра Ѳеодоровна, было недавно помѣщено свидѣтельство Д. Ѳ. Тютчевой въ Русскомъ Архивѣ.

Источникъ: Преподобный Серафимъ, Саровскій чудотворецъ. Дивѣевская тайна и предсказанія о воскресеніи Россіи. — New York: Изданіе Комитета Русской Православной Молодежи Заграницей, 1981. — С. 145-157.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.