Церковный календарь
Новости


2018-07-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 1-я (1922)
2018-07-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 41-я (1922)
2018-07-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 40-я (1922)
2018-07-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 39-я (1922)
2018-07-18 / russportal
Н. А. Соколовъ. Убійство въ Алапаевскѣ Вел. Кн. Елизаветы Ѳедоровны (1925)
2018-07-17 / russportal
С. Павловъ. Екатеринбургское злодѣяніе 17-го іюля 1918 года (1947)
2018-07-16 / russportal
В. К. Абданкъ-Коссовскій. Страшная годовщина 17 іюля 1918 г. (1942)
2018-07-16 / russportal
Поиски отвѣта на вопросъ о судьбѣ останковъ Царской Семьи (1995)
2018-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 38-я (1922)
2018-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 37-я (1922)
2018-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 36-я (1922)
2018-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 35-я (1922)
2018-07-15 / russportal
Н. А. Соколовъ. "Убійство Царской Семьи". Глава 16-я (1925)
2018-07-15 / russportal
Н. А. Соколовъ. "Убійство Царской Семьи". Глава 15-я (1925)
2018-07-14 / russportal
И. А. Ильинъ. "Путь духовнаго обновленія". Гл. 4-я. Разд. 4-й (1962)
2018-07-14 / russportal
И. А. Ильинъ. "Путь духовнаго обновленія". Гл. 4-я. Разд. 3-й (1962)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - пятница, 20 iюля 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 7.
Церковная письменность

СЛОВА РЕКТОРА С.-ПЕТЕРБУРГСКОЙ ДУХОВНОЙ АКАДЕМІИ АРХИМАНДРИТА ѲЕОФАНА.
(Изданіе 1-е. СПб., 1859).

СЛОВО
въ день перенесенія мощей Святаго Благовѣрнаго Великаго Князя Александра Невскаго и тезоименитства Его Императорскаго Величества Благочестивѣйшаго Государя Императора Александра Николаевича.

Обращаясь нынѣ съ молитвами къ Св. Благовѣрному Великому Князю Александру Невскому, мы возносимся мысленно въ обители небесныя, и не можемъ ке созерцать тамъ вмѣстѣ съ нимъ и всѣ другіе лики святыхъ, перешедшихъ туда отъ земли и радующихся тамъ радостію неизглаголанною. Тамъ святители наши, іереи и иноки, князья и княгини, бояре и воины, — цѣлый облакъ освященныхъ, которыхъ возродила и воспитала православная Церковь наша, и которые, осѣняя насъ и намъ всячески вспомоществуя, призываютъ и насъ неуклонно держаться пути, ими пройденнаго и приведшаго ихъ къ такому блаженному концу. Какъ утѣшительно и воодушевительно такое созерцаніе!

/с. 218/ Нисходя оттуда мыслію на землю, — къ тѣмъ временамъ, когда они жили на ней подобно намъ, новымъ преисполняешься утѣшительнымъ помышленіемъ. Какъ свѣтло сіяло повсюду благочестіе во дни отцевъ нашихъ! Тогда какъ бы небо было на землѣ (въ Кіевѣ въ одно время было до 30 чудотворцевъ), и путемъ житія небеснаго шли всѣ безпрепятственно. Тогда всѣ порядки, всѣ отношенія житейскія и обычаи такъ были устроены, что и не хотящихъ невольно располагали къ добру. Благочестіе не укрывалось; стыдно было не быть благочестивымъ, и нечестіе не смѣло открыто являться на стогнахъ градовъ и весей.

Обращаясь послѣ этого къ себѣ самимъ, къ нашему времени, спросишь, — такъ ли идутъ дѣла у насъ и среди насъ? Мы, наслѣдники достоянія отцевъ нашихъ, славившихся во всемъ мірѣ благочестіемъ, хранимъ ли этотъ залогъ, какъ слѣдуетъ? Отцы наши, хваля Бога, могли говорить съ Апостоломъ: нынѣ ближайшее къ намъ спасеніе; можетъ ли похвалиться этимъ преимуществомъ наше время, во многомъ другомъ превосходящее времена прошедшія? И вообще какой духъ господствуетъ нынѣ? — Предлагаемъ сей вопросъ не изъ любопытства и не по страсти все осуждать, а потому, что каковъ духъ времени, таковы большею частію бываемъ и мы, и слѣдовательно или спасаемся или гибнемъ по вліянію его.

/с. 219/ Говорятъ, что всякое время имѣетъ свой духъ, предполагая, что много духовъ, какъ много временъ. Но богопросвѣщенный умъ Апостола видитъ только два духа: духъ міра и духъ, иже отъ Бога. Мы же, говоритъ, не духа міра сего пріяхомъ, но духа, иже отъ Бога... Какой же изъ сихъ двухъ господствуетъ нынѣ? Смотря на то, что дѣлается вокругъ насъ, можемъ рѣшительно отвѣтить: нынѣ начинаетъ господственно водворяться среди насъ духъ міра, тотъ духъ, который побѣжденъ Господомъ нашимъ Іисусомъ Христомъ и долженъ быть побѣждаемъ силою Его и чрезъ насъ. Воды потопнаго нечестія устремляются на насъ и готовы поглотить всѣхъ насъ. Будемъ же трезвиться и бодрствовать.

Не подумалъ бы кто, что, говоря такъ, мы устрашаемъ васъ призраками, представляемъ небывалыя опасности, указываемъ врага, сильнаго можетъ быть гдѣ нибудь въ другомъ мѣстѣ, но не у насъ. Далъ бы Богъ, чтобы это было такъ! И да удалится отъ насъ этотъ пагубный духъ на край свѣта, и да не помянется имя его среди насъ! Но посмотрите, что дѣлается вокругъ, и увидите, что врагъ уже лицемъ къ лицу предстоитъ намъ, уже врывается въ ряды воинства нашего и производитъ въ немъ сильное смятеніе и опустошеніе.

Ибо что такое есть духъ міра?

1) Духъ міра есть духъ вражды на Бога. Такъ /с. 220/ говоритъ Апостолъ Іаковъ: не вѣсте ли, яко любы міра вражда Богу есть: иже бо хощетъ другъ быти міру, врагъ Божій бываетъ (4, 4). Вражда на Бога — какое страшное слово! Духъ человѣка не можетъ вынесть такого расположенія. Съ сознаніемъ бытія Бога, — всесильнаго и вседержащаго, вооружаться противъ Него свойственно только сатанѣ и полчищамъ его. Въ сердцѣ же человѣка такъ глубоко напечатлѣно благоговѣніе къ Богу, что, отказываясь работать Ему, онъ скорѣе забываетъ Его, или старается увѣрять себя, что нѣтъ Его, нежели, вѣруя въ бытіе Его, рѣшится возставать противъ Него. Зная сіе, врагъ нашъ и не пугаетъ людей такими отчаянными внушеніями; а сначала все устрояетъ такъ, чтобы только вытѣснить изъ памяти ихъ всякое помышленіе о Богѣ и, научая ихъ дѣйствовать противно волѣ Божіей, держать въ обманчивомъ убѣжденіи, что они не вооружаются противъ Него. Потомъ отъ богозабвенія уже переводитъ онъ ихъ къ нежеланію имѣть Бога, а отсюда къ сомнѣніямъ и окончательному невѣрію. Въ забывшей Бога душѣ сознаніе отуманивается дымомъ суеты, сердце развращается всякаго рода порочными склонностями и страстями, голова набивается вздорными понятіями отъ слушанія вздорныхъ рѣчей и читанія пустыхъ книгъ. Въ душѣ же развратившейся естественно желаніе, чтобъ не было ни Бога судіи и /с. 221/ воздаятеля, ни времени суда — будущей жизни, ни даже лица судимаго — души безсмертной. Къ усомнившемуся и колеблющемуся является на помощь суемудріе, умѣющее все толковать посвоему, и безбожіе водворяется въ умѣ и сердцѣ міролюбца. Такова пагубная ловитва душъ нашихъ въ сѣти богоборнаго духа міра. Между міролюбцами не ищите боголюбцевъ.

И вотъ вкусившіе духа міра о Богѣ и вещахъ божественныхъ не помышляютъ, не говорятъ, не пишутъ; а живутъ такъ, какъ бы не было Бога: у нихъ почитается даже не приличнымъ поминать объ этомъ въ кругу своемъ. Есть между ними классъ людей съ очищенными, какъ говорятъ они, понятіями, которые не считаютъ зазорнымъ при случаѣ отпустить острое словцо на счетъ святыхъ убѣжденій нашихъ и дѣлъ благочестія, которые каждый мѣсяцъ выпускаютъ въ печать огромные томы, читаемые десятками тысячъ, гдѣ о всемъ разсуждаютъ кромѣ Бога, все рѣшаютъ безъ участія высшей силы премудрой и благой и на все рѣшаются, не чувствуя нужды въ божестненномъ содѣйствіи и въ молитвенномъ къ Богу обращеніи, гдѣ если, по страху, не изрыгаютъ открыто хульнаго невѣрія и безбожія, то не боятся разными изворотами рѣчей вливать ядъ сомнѣнія и колебанія въ вѣрѣ въ не опытныя души. Дивно ли, что среди ихъ распространяется холодность къ вѣрѣ /с. 222/ и св. Церкви, небреженіе о св. уставахъ ея, отчужденіе отъ нихъ, желаніе отмѣнить и уничтожить ихъ потому только, что они такъ сильно возвѣщаютъ о Богѣ и будущей жизни; дивно ли, что такъ обще у нихъ забвеніе о Богѣ Творцѣ и Промыслителѣ, преступное помышленіе, что можно быть и безъ Бога (т. е. все понять, изъяснить и устроить), что даже нѣтъ Бога, а все строится само собою?

Есть ли это гдѣ нибудь между нами, братіе? Если есть, то духъ міра начинаетъ водворяться среди насъ.

2) Духъ міра есть духъ взаимнаго между людьми охлажденія, раздѣленія и враждованія, въ противоположность искреннему и глубокому единенію, долженствующему царствовать между истинными христіанами. Когда кто, увлекшись духомъ міра, отпадаетъ умомъ и сердцемъ отъ Бога, то естественно останавливается на себѣ самомъ и, поставляя себя цѣлію, все окружающее — и вещи и лица обращаетъ въ средство для своихъ цѣлей. Себялюбіе (эгоизмъ) есть неточное начало жизни по духу міра. Кто хотя мало вкуситъ сего духа, начинаетъ уже все привлекать къ одному себѣ, особиться отъ другихъ, жить и дѣйствовать независимо, — господственно. Оттого холодность и равнодушіе другъ къ другу, взаимное опасеніе и подозрительность, общій страхъ, держащій всѣхъ въ /с. 223/ оборонительномъ положеніи, происки и подыски для заготовленія отпоровъ предполагаемымъ подрывамъ личныхъ выгодъ, — эта непрерывная скрытная брань при видимомъ призракѣ взаимностей и согласія, требуемыхъ приличіемъ, — составляютъ характеристическія черты живущихъ по духу міра. Оттого, — далѣе, куда проникаетъ духъ міра, тамъ общество становится грудою песка, безъ внутренней связи, держимаго въ одномъ мѣстѣ внѣшними огородками и готоваго разсыпаться, какъ скоро не станетъ сихъ послѣднихъ. И въ немъ твердятъ объ общинности (коммерческой или филантропической); но это — призракъ единенія, который, при первомъ столкновеніи интересовъ, тотчасъ исчезаетъ и послѣ неудовольствій и негодованій превращается въ открытую непріязнь и вражду.

И вотъ вы видите, что и у насъ, среди тѣхъ, кои увлечены духомъ міра, распространяется взаимная холодность, изсякаетъ братская любовь, начинаютъ раздѣляться мужъ съ женою, дѣти съ родителями, домы подкапываются подъ домы, роды подъ роды, и сословія вооружаются противъ сословій: — міряне хладѣютъ къ духовенству, низшіе классы къ высшимъ, гражданскіе чины къ воинскимъ, свѣтско-ученые къ духовно-ученымъ и обратно... всюду проходитъ раздѣленіе... Господи! Это ли ученики Твоя, къ которымъ сказалъ /с. 224/ Ты: о семъ увѣдятъ, яко мои ученицы есте, аще любовь имате между собою!

Такъ ли это у насъ, братіе? Если такъ, то согласимся, что духъ міра начинаетъ одолѣвать насъ!

3) Духъ міра есть духъ всестороннихъ похотствованій: ибо все еже въ мірѣ, похоть плоти, похоть очесъ и гордость житейская, говоритъ Апостолъ (1 Іоан. 2, 15. 16). Онъ здѣсь какъ-бы самъ лично, или по крайней мѣрѣ въ своихъ представителяхъ, наиболѣе осязательныхъ, наиболѣе обольстительныхъ. Когда, отпадши отъ Бога, останавливается кто на себѣ и себя поставляетъ цѣлію, то кажется, будто онъ становится господиномъ и владыкою; а на дѣлѣ онъ превращается въ раба своихъ чувственныхъ потребностей и страстей, которыя, съ неудержимостію лютыхъ звѣрей, вопіютъ объ удовлетвореніи и влекутъ его, какъ связаннаго невольника, къ своимъ любимымъ предметамъ, не позволяя ему придти въ себя и опомниться, чтобъ видѣть, откуда и куда стремится онъ. Глазъ требуетъ разнообразія цвѣтовъ, картинъ естественныхъ и искуственныхъ, ухо — пріятныхъ звуковъ, пѣнія и музыки, вкусъ — разнообразія яствъ усладительныхъ, осязаніе — мягкихъ тканей и легкихъ одеждъ, другія потребности — другихъ удовольствій, которымъ конца нѣтъ; все это разнообразится подъ вліяніемъ тщеславія, сладострастія и житейской гордыни, — и все вхо/с. 225/дитъ въ тонъ, въ условіе жизни, въ законъ, прикрываясь естественностію, которой будто ни въ чемъ отказать нельзя и не слѣдуетъ. И вотъ у насъ повсюду открыты гульбища, зрѣлища, театры, музыкальные вечера, домашнія представленія, живыя картины, концерты, балы, фейерверки, увеселительные сады, куда всѣхъ приглашаютъ безъ различія пола и возраста, безъ различія воскресныхъ дней, праздниковъ и постовъ. Сотни рукъ заняты описаніемъ и живописнымъ изображеніемъ всего этого въ сотняхъ листовъ, газетъ и журналовъ, гдѣ наперерывъ стараются представить все это въ самыхъ привлекательныхъ и обольстительныхъ краскахъ. Все это предъ очами нашими. Видите ли, какъ одолѣваетъ насъ духъ міра и, совлекая съ насъ цѣломудренную одежду житія христіанскаго, облекаетъ въ срамныя рубища похотливыхъ дѣлъ и обычаевъ.

4) Духъ міра, наконецъ, есть духъ гоненія и преслѣдованія всего святаго, небеснаго и божественнаго. Аще отъ міра бысте были, міръ убо свое любилъ бы: якоже избрахъ васъ отъ міра, сего ради ненавидитъ васъ міръ, говоритъ Господь. Враждующій на Бога міръ не можетъ терпѣть ничего, что носитъ печать божественнаго происхожденія и напоминаетъ о Богѣ; потому тѣснитъ и гонитъ изъ своей области дѣла вѣры и благочестія. Князь міра какъ бы издалъ тайное повелѣніе, /с. 226/ чтобъ никто но смѣлъ являться въ его царствѣ съ такими дѣлами. И вотъ всѣ, хотя и нехотя, слушаютъ его и боятся открыто обнаруживать вѣру свою. Гоненіе на дѣла вѣры — въ православномъ царствѣ!! Удивительно; однакожъ это такъ есть. Кто-то гонитъ ихъ и преслѣдуетъ повсюду, хотя никто не можетъ указать опредѣлительио самаго гонителя. Ибо посудите, что дѣлается среди насъ и даже нами самими?! Вы идете по улицѣ, встрѣчаете храмъ Божій, желали бы остановиться и сотворить крестное знаменіе; но руки не служатъ вамъ, и вы минуете Церковь Божію такъ. Не чувствуете ли, что кто-то связалъ васъ стыдомъ и не позволилъ вамъ обнаружить своего благоговѣнія къ храму Божію? Не стѣсненіе ли это? — Иному случается сидѣть въ бесѣдѣ, въ кругу людей образованныхъ, онъ желалъ бы начать рѣчь о Богѣ и дѣлахъ Божіихъ, но боится даже намекнуть о томъ. Кто-то вяжетъ языкъ и налагаетъ молчаніе на уста его. Не запретъ ли это какой-то? Иной берется описывать какое-либо происшествіе: видитъ ясно руку Божію, дѣйствовавшую въ немъ, но не имѣетъ смѣлости выставить это на видъ и скрываетъ истину Божію, боясь кого-то. Не гоненіе ли это? Иной желалъ бы освятить какое либо предпріятіе церковнымъ молитвословіемъ; но боится сдѣлать это гласно; потому или совсѣмъ оставляетъ сіе освященіе, или дѣлаетъ его тайно, /с. 227/ чтобъ не видали. Иной желаніемъ желаетъ поговѣть и пріобщиться Св. Таинъ — даже въ постъ; но боится совершить это святое дѣло открыто, потому или прячется съ нимъ, или отъ неустойчивости оставляетъ его. Есть лица, которыя стыдятся въ храмъ Божій ходить, и пришедши въ храмъ, — держать себя какъ прилично христіанину. Что же все это, какъ не гоненіе? — Если съ дѣлами вѣры и благочестія боятся явиться въ обществѣ предъ всѣми, — это значитъ, что онѣ тамъ исключены изъ числа дѣлъ позволительныхъ, что ихъ преслѣдуютъ, гонятъ. Гонитель невидимъ; но гоненіе видимо и всѣми испытывается. Кто же сей невидимый? Это — духъ міра, наводящій на всѣхъ тайный страхъ. Князь міра грозитъ всякому, ктобы дерзнулъ явиться въ его области не съ его дѣлами. И вотъ всѣ, по магическому слову: что скажутъ, — не зная, кто и что скажетъ, — боятся открыто обнаруживать въ дѣлахъ святую вѣру свою. А слова и дѣла по духу міра открыто являются на стогнахъ града. Ихъ творить не стыдятся и не боятся; они, какъ у себя — дома (Пс. 54, 10. 11). Не очевидно ли, что духъ міра одолѣваетъ насъ и мы преклоняемся предъ нимъ? Но такъ ли этому слѣдуетъ быть среди насъ, къ которымъ сказалъ Господь: дерзайте, яко азъ побѣдихъ міръ? И гдѣ же побѣда, побѣдившая міръ, — вѣра наша?!

Вотъ, братія, какая тлетворная образуется во/с. 228/кругъ насъ атмосфера! Все это вы знаете, видите, испытываете. Сознаемъ же и опасность своего положенія, — опасность того, что въ такомъ обиліи размножаются вокругъ насъ пагубныя стихіи духа міра, и будемъ трезвиться и бодрствовать. Прелесть міра никогда не приступаетъ къ своимъ жертвамъ въ своемъ собственномъ видѣ отвратительномъ и подъ своимъ собственнымъ именемъ мерзкимъ; а всегда облекается въ какую нибудь привлекательную одежду. Иное здѣсь прикрывается высшимъ образованіемъ и тономъ, другое — сознаніемъ своего достоинства и необходимостію стоять за себя, иное — требованіями естества или вѣка, то — условіями жизни, это — отрѣшенностію отъ предразсудковъ и проч. Правда, и эти маски не столько благообразны, чтобы могли плѣнить разсудительнаго, и эти покровы не столько непрозрачны, чтобы сквозь нихъ нельзя было увидѣть мерзостей міра. Но онѣ могутъ обаять. Духъ міра обуморителенъ. Въ дѣйствіяхъ своихъ онъ походитъ на такой заразительный воздухъ, который отнимаетъ сознаніе и поражаетъ на смерть прежде, чѣмъ успѣетъ кто ощутить пагубное его прпраженіе. Будемъ же внимательны! Удалимся изъ среды сей и нечистотѣ ея не позволимъ себѣ прикасаться.

Удалимся не тѣломъ, а духомъ; ибо иначе надлежало бы намъ оставить землю, когда все ка/с. 229/жется преисполнено тѣмъ же духомъ, — удалимся не бѣгая, а противостоя. Живя вмѣстѣ съ людьми, исполненными мірскаго духа, мы не можемъ не встрѣчаться съ симъ духомъ лицемъ къ лицу; но будемъ встрѣчать его не съ покорностію послушныхъ рабовъ и не съ малодушіемъ безсильныхъ и отчаянныхъ, а съ ревностію истинныхъ христіанъ. Къ борьбѣ призываетъ насъ Господь. Да не устрашаютъ насъ трудности и неудобства сего подвига. Не забудемъ, что и всякое время имѣетъ свои удобства и неудобства ко спасенію. Но ни неудобства не отнимаютъ спасенія, ни удобства не даютъ его сами собою. Все зависитъ отъ склоненія нашей воли и отъ влеченій нашего сердца. Пусть нынѣ преобладаетъ во всемъ духъ міра, и надъ всѣми почти вокругъ насъ господственно возвышается князь міра, все же онъ господствуетъ надъ хотящими покаряться ему и тиранствуетъ надъ тѣми, которые добровольно отдаютъ себя ему въ рабство. Не похочемъ, и онъ не преодолѣетъ насъ; воспротивимся, и онъ отступитъ отъ насъ. И чѣмъ болѣе будетъ насъ, сопротивляющихся ему, тѣмъ болѣе будетъ сокращаться область его среди насъ; и еслибъ всѣ мы единодушно возстали и сказали сему обольстительному духу міра: отойди отъ насъ, путей твоихъ вѣдать не хочемъ; то и слѣдовъ его не осталось бы ни въ нашихъ семействахъ, ни въ нашихъ го/с. 230/родахъ и весяхъ, ни во всемъ царствѣ нашемъ. Станемъ же, братія, препоясавъ чресла наши истиною, — въ бронѣ правды, со щитомъ вѣры, въ шлемѣ упованія спасенія и съ мечемъ слова Божія, и мужественно начнемъ брань съ духомъ міра, всюду разливающимся и все поглотить старающимся. Этому духу богозабвенія и невѣрія противопоставимъ хожденіе въ очистительномъ страхѣ Божіемъ, живую вѣру и жизнь по вѣрѣ, храня умы свои отъ колебаніи и сомнѣній и сердце отъ страстныхъ увлеченій, молясь о просвѣщеніи и тѣхъ, которые имѣютъ уже несчастіе быть запутанными въ обольстительныя и призрачныя сѣти богоборнаго и невѣрующаго міра. Духу мірскаго взаимовхлажденія и раздѣленія противопоставимъ братскую любовь другъ къ другу, безъ различія званій и состояній, — любовь въ Господѣ нашемъ Іисусѣ Христѣ, возлюбившемъ насъ и за насъ Себя предавшемъ, какъ дѣти одного Отца, единымъ Духомъ въ единой купели отрожденные, единою нетлѣнною пищею — тѣломъ и кровію Господа питаемые, въ единой оградѣ церкви содержимые и едиными несомнѣнными надеждами одушевляемые. Этой всесторонней похотливости плотской противопоставимъ трезвенность, воздержаніе во всемъ и приличное христіанамъ самоумерщвленіе, вѣруя, что рай нашъ не на землѣ, а на небѣ, гдѣ возсѣдитъ одесную Бога Господь и Спаситель нашъ /с. 231/ и ждетъ къ Себѣ всѣхъ, труждающихся въ храненіи жизни по духу Его. Эту малодушную робость и несмѣлость ходить открыто въ дѣлахъ вѣры и благочестія прогонимъ непоколебимою увѣренностію въ нашей правотѣ, вѣруя, что мы ходимъ и воинствуемъ подъ знаменемъ Того, который болій есть, нежели иже въ мірѣ, и въ упованіи на котораго Церковь, воодушевляя всѣхъ насъ, поетъ: дерзайте убо, дерзайте людіе Божіи: ибо Той побѣдитъ враги, яко всесиленъ.

Но не въ одномъ личномъ удаленіи отъ духа міра и сопротивленіи ему должны состоять добрые труды наши. Намъ надобно помыслить и о будущемъ. Какъ сами мы получили часть добра, приготовленнаго нашими предшественниками, такъ и мы въ свою очередь должны позаботиться о томъ, чтобы приготовить доброе наслѣдіе родамъ послѣдующимъ. Какъ это? Чрезъ воспитаніе молодаго живущаго среди насъ поколѣнія въ духѣ вѣры и благочестія, противоположномъ духу міра. Князь міра, оставляя твердыхъ и опытныхъ мужей и старцевъ, свое око смертоносное и тлетворное обращаетъ преимущественно на юношество, чтобъ, растливши его, и въ настоящемъ разширить область свою, и на будущее подготовить себѣ усердныхъ дѣлателей. Но гдѣ болѣе опасности отъ врага, тамъ надо устроять и крѣпости. Обратите же, братія, все ваше вниманіе /с. 232/ на воспитаніе дѣтей и предохраните ихъ отъ увлеченія духомъ міра. Зло, о которомъ говоримъ, пока еще не такъ всеобъемлюще. Оно растетъ и будетъ расти отъ поколѣнія въ поколѣніе отъ того, что успѣваетъ въ юныя лѣта заражать людей порчею, которую трудно уже бываетъ исцѣлить подъ старость. Напротивъ оно должно умаляться, сокращаться въ объемѣ и со всѣмъ прекратиться, если, оставляя сходить со сцены жизни устарѣлыхъ міролюбцевъ, мы будемъ предохранять отъ сей заразы по крайней мѣрѣ юныхъ, укрѣпляя ихъ въ вѣрѣ и добродѣтели. Да дастъ Господь родителямъ, воспитателямъ и всѣмъ, въ рукахъ которыхъ воспитаніе нашего юношества, сіе благое помышленіе и ревность привести его въ исполненіе. Однимъ этимъ, и надобно сказать, этимъ только однимъ и можно изгнать изъ среды насъ внѣдрившійся уже между нами разрушительный духъ міра.

Паче же всего прольемъ слезы молитвы къ подателю всякаго добраго дара — Богу и Господу нашему Іисусу Христу, побѣдителю міра, да воздвигнетъ Онъ среди насъ дѣлателей благихъ, ревнителей вѣры и благочестія, и да изведетъ ихъ на дѣланіе свое, чтобы и живымъ словомъ, и писаніями, и дѣлами они просвѣщали умы наши, благоустроили жизнь нашу и прогоняли обаятельное опьяненіе, навѣваемое на насъ лестчимъ ду/с. 233/хомъ міра. Благочестивѣйшему же Государю нашему Императору Александру Николаевичу, столько пекущемуся о благѣ нашемъ, да даруетъ, соотвѣтственную доброму произволенію Его, мудрость и силу предохранять насъ и воспитаніе наше и порядки жизни нашей отъ сего тлетворнаго духа, молитвами Св. Благовѣрнаго Великаго Князя Александра Невскаго и всѣхъ святыхъ. Аминь.

Источникъ: Слова С. Петербургской Духовной Академіи ректора Архимандрита Ѳеофана. — СПб.: Въ типографіи Главнаго Штаба Его Императорскаго Величества по Военно-Учебнымъ Заведеніямъ, 1859. — С. 217-233.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.