Церковный календарь
Новости


2017-04-23 / russportal
«Слѣдованная Псалтирь». Каѳисма 6-я (1874)
2017-04-23 / russportal
«Слѣдованная Псалтирь». Каѳисма 5-я (1874)
2017-04-23 / russportal
Прав. Іоаннъ Кронштадтскій. Пять поученій въ недѣлю Ѳомину (1894)
2017-04-23 / russportal
Прот. Григорій Дьяченко. Восемь поученій въ недѣлю Антипасхи (1900)
2017-04-22 / russportal
Прот. Григорій Дьяченко. «Праздн. отдыхъ». Недѣля св. Пасхи (Сл. 16-е)
2017-04-22 / russportal
Прот. Григорій Дьяченко. «Праздн. отдыхъ». Недѣля св. Пасхи (Сл. 15-е)
2017-04-22 / russportal
Прот. Григорій Дьяченко. «Праздн. отдыхъ». Недѣля св. Пасхи (Сл. 14-е)
2017-04-22 / russportal
Прот. Григорій Дьяченко. «Праздн. отдыхъ». Недѣля св. Пасхи (Сл. 13-е)
2017-04-22 / russportal
Книга «Златоустъ». Слово 69-е, въ недѣлю 3-ю по Пасхѣ (1910)
2017-04-22 / russportal
Книга «Златоустъ». Слово 68-е, въ недѣлю новую Антипасхи (1910)
2017-04-21 / russportal
"Тріодь Цвѣтная". Служба въ субботу 2-й седмицы по Пасхѣ (1864)
2017-04-21 / russportal
"Тріодь Цвѣтная". Служба въ пятокъ 2-й седмицы по Пасхѣ (1864)
2017-04-20 / russportal
Прот. Григорій Дьяченко. «Праздн. отдыхъ». Недѣля св. Пасхи (Сл. 12-е)
2017-04-20 / russportal
Прот. Григорій Дьяченко. «Праздн. отдыхъ». Недѣля св. Пасхи (Сл. 11-е)
2017-04-20 / russportal
"Тріодь Цвѣтная". Служба въ четвертокъ 2-й седмицы по Пасхѣ (1864)
2017-04-20 / russportal
"Тріодь Цвѣтная". Служба въ среду 2-й седмицы по Пасхѣ (1864)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - воскресенiе, 23 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 25.
Бѣлое Движеніе

Ген.-маіоръ М. М. Зинкевичъ († 1945 г.)

Зинкевичъ Михаилъ Михайловичъ (1883-1945), русскій военачальникъ, генералъ-маіоръ, герой Русско-японской и Первой міровой войнъ, активный участникъ Бѣлаго движенія на Югѣ Россіи въ годы Гражданской войны. Сынъ генерала. Окончилъ Владимірскій Кіевскій кадетскій корпусъ (1900), Константиновское артиллерійское училище (1902) и Николаевскую академію Генеральнаго Штаба (1910); занималъ рядъ штабныхъ должностей. Участвовалъ въ Русско-японской войнѣ въ рядахъ 6-й Восточно-Сибирской стрѣлковой артиллерійской бригады; за боевыя отличія награжденъ тремя орденами, въ томъ числѣ орденомъ св. Анны 4-й степени съ надписью «за храбрость». Поручикъ (1905), штабсъ-капитанъ (1909), капитанъ (1910). Въ декабрѣ 1915 г. произведенъ въ подполковники и назначенъ и. д. начальника штаба Сибирской казачьей бригады на Кавказскомъ фронтѣ. Въ 1916-1917 гг. — полковникъ и начальникъ штаба той же бригады. Награжденъ орденомъ Св. Георгія 4-й степени (май 1918). Въ Добровольческой арміи съ 1918 г. Участникъ 2-го Кубанскаго похода въ составѣ 2-й дивизіи генерала Боровскаго (помощникъ командира Партизанскаго пѣхотнаго полка). Въ 1920 г. — генералъ-маіоръ и помощникъ начальника Алексѣевской пѣхотной дивизіи. Послѣ 1922 г. — въ Галлиполи, инспекторъ классовъ Николаевскаго кавалерійскаго училища, командиръ Алексѣевского пѣхотнаго полка въ г. Перникъ въ Болгаріи. Возглавлялъ болгарскій отдѣлъ Общества галлиполійцевъ, издавалъ журналъ «Галлиполійскій Вѣстникъ». Во время Второй міровой войны — командиръ батальона въ 5-м полку Русскаго Охраннаго корпуса въ Югославіи. Скончался 10 (23) февраля 1945 г. отъ ранъ, полученныхъ въ бою съ титовскими партизанами въ районѣ города Бусовача къ сѣверу отъ Сараево. Соч.: «Основаніе и путь Добровольческой арміи, 1917-1930» (Софія, 1930).

Сочиненія генералъ-маіора М. М. Зинкевича

Основаніе и путь Добровольческой Арміи (1917-1930).
Докладъ ген.-маіора Зинкевича по случаю годовщины Основанія Добровольческой Арміи и 10-й годовщины Галлиполи.

I. Основаніе Добровольческой Арміи.

Бывшій Верховный Главнокомандующій Генералъ Михаилъ Васильевичъ Алексѣевъ, съ самаго начала революціи ведшій борьбу съ разваломъ Арміи и русской государственности со свойственными ему безстрашіемъ, кипучей энергіей, широкимъ государственнымъ умомъ и горячимъ сердцемъ патріота, въ концѣ октября убѣдился, что въ Петроградѣ ему дѣлать нечего и онъ рѣшилъ, согласно ранѣе намѣченнаго плана, ѣхать на Донъ. Въ сопровожденіи своего адъютанта ротмистра Шапрона, онъ, 2 ноября, прибылъ въ Новочеркасскъ и въ тотъ же день приступилъ къ организаціи вооруженной силы, которой суждено было сыграть столь значительную роль въ исторіи борьбы съ большевиками. Этотъ день 2/15 ноября 1917 года мы считаемъ днемъ основанія Добровольческой Арміи.

Генералъ Алексѣевъ предполагалъ воспользоваться юго-восточнымъ раіономъ, въ частности Дономъ, какъ богатой и обезпеченной собственными вооруженными силами базой, для того, чтобы собрать тамъ оставшіеся стойкими элементы — офицеровъ, юнкеровъ, ударниковъ, быть можетъ — старыхъ солдатъ и организовать изъ нихъ армію, необходимую для водворенія порядка въ Россіи. Онъ зналъ, что казаки въ то время не желали итти впередъ для выполненія этой широкой государственной задачи, но надѣялся, что «собственное свое достояніе и территорію защищать будутъ».

Обстановка на Дону оказалась необыкновенно сложной. Революціонная волна захватила не только иногороднихъ, составлявшихъ 48 процентовъ населенія Донской области, но и казачество. А съ каждымъ днемъ по мѣрѣ прибытія съ сѣверо-запада фронтовыхъ казаковъ и съ юго-востока солдатской массы съ Кавказскаго фронта, положеніе становилось все хуже и хуже.

Донское Правительство располагало силой единственно только въ видѣ небольшого отряда доблестнаго есаула Чернецова, главнымъ образомъ изъ учащейся молодежи, все остальное только митинговало, сговаривалось съ большевиками или переходило на ихъ сторону. Атаманъ Калединъ, въ общемъ сочувствовавшій идеѣ Алексѣева, однако былъ безсиленъ оказать ему помощь, какъ въ силу общей обстановки, такъ и въ силу небольшихъ правъ, данныхъ конституціей края атаману. Онъ былъ всего лишь предсѣдателемъ въ засѣданіяхъ правительства. А отношеніе правительственныхъ круговъ лучше всего характеризуется слѣдующими резолюціями 3-го круга: «пусть Добровольческая Армія существуетъ; но, если она пойдетъ противъ народа, она должна быть расформирована». Постановленіе съѣзда иногороднихъ требовало: «разоруженія и роспуска Добровольческой Арміи, борющейся противъ наступающаго войска революціонной демократіи». Съ большимъ трудомъ удалось войсковому правительству выработать соглашеніе, по которому Добровольческая Армія, существующая въ цѣляхъ защиты Донской Области отъ большевиковъ, и въ цѣляхъ борьбы за Учредительное Собраніе, должна находиться подъ контролемъ объединеннаго правительства и, въ случаѣ установленія наличности въ этой арміи элементовъ контръ-революціонныхъ, таковые элементы должны быть немедленно удалены за предѣлы Области». Учитывая эту обстановку, Атаманъ при первомъ же свиданіи съ Алексѣевымъ, выслушавъ просьбу «дать пріютъ русскому офицерству» отвѣтилъ принципіальнымъ согласіемъ, но просилъ Алексѣева не задерживаться въ Новочеркасскѣ болѣе недѣли и перенести свою дѣятельность куда-нибудь за предѣлы Области — въ Ставрополь или Камышинъ.

Не обезкураженный такимъ пріемомъ и полнымъ отсутствіемъ какихъ бы то ни было средствъ престарѣлый, больной бывшій Верховный Главнокомандующій многомилліонной Русской Арміей и распоряжавшійся милліарднымъ военнымъ бюджетомъ, теперь бѣгалъ, скрывая свое дѣло отъ революціонныхъ глазъ, хлопоталъ и волновался, чтобы достать десятокъ кроватей, нѣсколько пудовъ сахару и хоть какую-нибудь ничтожную сумму денегъ, чтобы пріютить, обогрѣть и накормить бездомныхъ, гонимыхъ людей. Колыбелью Добровольческой Арміи было помѣщеніе одного изъ лазаретовъ на Барачной улицѣ въ Новочеркасскѣ куда подъ видомъ выздоравливающихъ помѣщались первые добровольцы. А деньги — 400 рублей на «Алексѣевскую организацію», это все, что въ ноябрѣ мѣсяцѣ удѣлило русское общество своимъ защитникамъ.

Большимъ несчастьемъ для дѣла послужило то, что обстановка не позволяла Алексѣеву, а послѣ ему же съ Корниловымъ, отдать во всеуслышаніе по всей Россіи приказъ офицерству явиться на Донъ. Этого приказа офицерство ждало, а вмѣсто этого пользовалось только слухами о какихъ-то формированіяхъ на Дону. Какъ стекались первые добровольцы вы знаете. Знаете, какъ уходили изъ совѣтскихъ тюремъ, разваливавшихся войсковыхъ частей, отъ большевицкой «свободы» и самостійной нетерпимости. Знаете сколько риска, сколько преградъ надо было преодолѣть, чтобы попасть туда, гдѣ по слухамъ находятся популярные вожди. Приходили измученные, оборванные, но не упавшіе духомъ. Прибылъ небольшой кадръ Георгіевскаго полка и училищъ изъ Кіева, а въ концѣ декабря и и Корниловскій полкъ въ составѣ 500 офицеровъ и солдатъ.

Приказы Каледина о выдачѣ изъ складовъ расформированныхъ частей запаса оружія и снаряженія не выполнялись. Первыя два орудія юнкера артиллерійскаго училища выхватили изъ рукъ солдатъ 39 артиллерійской бригады, находившейся въ Ставропольской губерніи и привезли въ Ростовъ, вторыя два орудія купили въ Донской батареѣ, напоивъ казаковъ, два орудія взяли для похоронъ и «затеряли». Одна экспедиція за орудіями стоила ея участникамъ тюрьмы.

6-го декабря пріѣхалъ Корниловъ послѣ своего легендарнаго побѣга изъ Быховской тюрьмы. Послѣ нѣкотораго довольно болѣзненнаго періода переговоровъ были распредѣлены роли: 1) Генералъ Алексѣевъ — гражданское управленіе, внѣшнія сношенія и финансы. 2) Генералъ Корниловъ — власть военная. 3) Генералъ Калединъ — управленіе Донской Областью. Верховная власть — тріумвиратъ изъ указанныхъ трехъ лицъ.

Цѣли, поставленныя Добровольческой Арміи, впервые были обнародованы въ воззваніи 27 декабря.

«Созданіе организованной вооруженной силы, которая могла бы быть противопоставлена надвигающейся анархіи и нѣмецко-большевистскому нашествію... Первая непосредственная цѣль, — отстоять рука объ руку съ доблестнымъ казачествомъ Югъ и Юго-Востокъ Россіи... Новая Армія должна создать условія, при которыхъ хозяинъ земли русской, — ея народъ, — выявитъ черезъ посредство учредительнаго собранія державную волю свою».

Во всѣ времена въ Гражданскихъ войнахъ первенствующее значеніе играло наличіе вождей. Алексѣевъ и Корниловъ наилучшимъ образомъ этому удовлетворяли. Затѣмъ необходимо созданіе кадровъ. Прекрасные офицеры юнкера, учащіеся, немного солдатъ, вѣрившіе безпредѣльно вождямъ, шедшіе почти на вѣрную смерть во имя спасенія Родины, съ глубокой ненавистью къ большевикамъ — вотъ кадръ. И въ подпискѣ, которую давали добровольцы говорилось, что они обязуются честнымъ словомъ служить въ «организаціи по возсозданію кадровъ Русской Арміи». Оставалось только найти пополненіе живой силой и плацдармъ для формированіи и операцій.

Однако событія развивались. Когда въ ночь на 26 ноября въ Ростовѣ и Таганрогѣ власть перешлавъ руки большевиковъ и Калединъ рѣшилъ ихъ выбить, то казаки не пошли, а дѣло сдѣлали Добровольцы и группа казаковъ-офицеровъ вмѣстѣ съ двумя орудіями донского генерала Назарова.

Добровольческая Армія переходитъ въ Ростовъ въ количествѣ 600 человѣкъ. Большевики докончивъ дѣло Временнаго Правительства по развалу Императорской Арміи, вычеркнувъ слово Россія, предавая ея интересы на каждомъ шагу, потворствуя низкимъ инстинктамъ массъ, превратили великую страну въ тьму насилія, возведеннаго въ законъ, въ свободу убійствъ, грабежей, надругательствъ надъ всѣмъ святымъ. И это во имя свободы, во имя человѣческихъ правъ! Все культурное, все, что имѣло связь съ великимъ прошлымъ подлежало просто истребленію. Слово «патріотъ» сдѣлано смѣшнымъ, враждебнымъ. Вотъ почему доблестное, многострадальное русское офицерство подлежало истребленію въ первую голову, въ чемъ дѣятельно помогали имъ нѣмцы. Извѣстно участіе ихъ, въ частности, въ организаціи германскимъ генеральнымъ штабомъ, черезъ маіора ф. Вельке покушенія на убійство генераловъ Алексѣева, Каледина и М. Богаевскаго. И естественна спѣшка, съ которой большевики вели наступленіе противъ неожиданно выросшаго очага борьбы съ ними въ видѣ Добровольческой Арміи. Наступленіе велось на Новочеркасскъ и Ростовъ со всѣхъ сторонъ вновь сформированными красными частями, коимъ помогали возставшіе въ самомъ расположеніи Добровольческой Арміи въ Таганрогѣ, Ростовѣ. 20 января 1918 года Чернецовъ погибъ и съ его смертью отлетѣлъ духъ его соратниковъ. 29 января покончилъ свою жизнь великій патріотъ Россіи и Дона Генералъ Калединъ. Этотъ выстрѣлъ, какъ искупительная жертва казачества, произвелъ потрясающее впечатлѣніе, но въ тѣ дни не далъ реальныхъ результатовъ. Казачество не поднялось. 1-го января большевики заняли Батайскъ, 9-го января, прикрывавшіе Ростовъ, наши части были оттѣснены къ самому Ростову. Ростовскіе рабочіе подняли возстаніе. Городъ обстрѣливался артиллерійскимъ огнемъ съ разныхъ сторонъ, въ томъ числѣ и съ юга, со стороны Батайска. Въ этотъ день ген. Корниловъ отдалъ приказъ отходить за Донъ, въ станицу Ольгинскую. Съ наступленіемъ темноты 9-го февраля 1918 года Добровольческая Армія въ составѣ всего около 4.000 человѣкъ выступила на востокъ, въ направленіи на станицу Аксайскую.

II. I-й Кубанскій походъ.

Начался первый кубанскій походъ. Вотъ какими словами начинаетъ ген. Деникинъ описаніе этого легендарнаго похода: «Мы уходили. За нами слѣдомъ шло безуміе. Оно вторгалось въ оставленные города безшабашнымъ разгуломъ, ненавистью, грабежами и убійствами. Тамъ остались наши раненые, которыхъ вытаскивали изъ лазаретовъ на улицу и убивали. Тамъ брошены наши семьи, обреченные на существованіе, полнаго вѣчнаго страха передъ большевистской расправой, если какой-нибудь непредвидѣнный случай раскроетъ ихъ имя...

Мы начинали походъ въ условіяхъ необычайныхъ: кучка людей, затерянныхъ въ широкой донской степи, посреди бушующаго моря, затопившаго родную землю; среди нихъ два верховныхъ главнокомандующихъ русской арміей, главнокомандующій фронтомъ, начальники высшихъ штабовъ, корпусные командиры, старые полковники... Съ винтовкой, съ вещевымъ мѣшкомъ черезъ плечо, заключавшимъ скудные пожитки, шли они въ длинной колоннѣ, утопая въ глубокомъ снѣгу... Уходили отъ темной ночи и духовнаго рабства въ безвѣстныя скитанія... За синей птицей. Пока есть жизнь, пока есть силы, не все потеряно. Увидятъ «свѣточъ», слабо мерцающій, услышатъ голосъ, зовущій къ борьбѣ — тѣ, кто пока еще не проснулись...

Въ этомъ весь глубокій смыслъ Перваго Кубанскаго Похода. Не стоитъ подходить съ холодной аргументаціей политики и стратегіи къ тому явленію, въ которомъ все! — въ области духа и творимаго подвига. По привольнымъ степямъ Дона и Кубани ходила Добровольческая Армія — малая числомъ, оборванная, затравленная, окруженная — какъ символъ гонимой Россіи и русской государственности. На всемъ необъятномъ просторѣ страны оставалось только одно мѣсто, гдѣ открыто развѣвался трехцвѣтный національный флагъ, — это ставка Корнилова...».

Я не буду подробно описывать Первый Кубанскій походъ. Для этого нѣтъ у меня достаточныхъ красокъ, чтобы обрисовать и тотъ героизмъ, которымъ отъ верха до низа была пропитана горсточка въ 4.000 человѣкъ, и ту необыкновенную по тяжести обстановку, въ которой велись бои, походы, опять бои въ самой гущѣ большевистской стихіи. И вмѣстѣ съ тѣмъ я обязанъ сказать о нихъ. Схема движенія поможетъ вспомнить походъ. (См. №1). Остановлюсь лишь на нѣкоторыхъ этапахъ его. Уже съ первыхъ шаговъ въ станицѣ Аксайской пришлось припугнуть населеніе, чтобы получить право пройти черезъ нее. До ст. Ольгинской шли, чтобы оторваться отъ ростовскихъ большевиковъ. Въ Ольгинской на военномъ совѣтѣ — два теченія: 1) итти въ Сальскіе зимовники и переждать тамъ пока Донъ не возстанетъ противъ большевиковъ (ген. Корниловъ и походный атаманъ ген. Поповъ, выполнившій этотъ планъ со своимъ отрядомъ въ 1500 — 2000 казаковъ) и 2) итти на Кубань, на соединеніе съ Кубанскими казаками, въ Екатеринодаръ, боровшимся противъ большевиковъ. Посылка «разъѣзда» изъ двухъ ген.-лейт.: Лукомскаго и Ронжина. Переформированіе частей. (См. таблицу № 1).


Таблица № 1.       

Составъ Добровольческой Арміи къ началу 1-го Кубанскаго похода:

1-й Офицерскій полкъ (Ген. Марковъ) — изъ 3-хъ офицерскихъ батальоновъ, Кавказскаго дивизіона и морской роты.

Юнкерскій б-нъ (Генералъ Боровскій) — изъ прежняго Юнкерскаго б-на и Ростовскаго полка.

Корниловскій ударный полкъ (Полк. Нѣженцевъ). Въ полкъ влиты части б. Георгіевскаго полка и партизанскаго отряда полк. Симановскаго.

Артиллерійскій дивизіонъ (Полк. Икишевъ) — изъ четырехъ батарей по два орудія. Командиры: Міончинскій, Шмидтъ, Ерогинъ, Третьяковъ.

Чехо-Словацкій инженерный б-нъ, подъ «управленіемъ» штатскаго инженера Краля и подъ командой капитана Нѣметчика.

Конные отряды:

       а) Полк. Глазенапа — изъ донскихъ партизанскихъ отрядовъ;

       б) Полк. Гершельмана — регулярный;

       в) Подполк. Корнилова — изъ б. частей Чернецова.

Всего:

       4.000 бойцовъ, 8 орудій, 600 снарядовъ и 200 патроновъ на человѣка.



До Егорлыцкой шли медленно по невылазной грязи, многіе босикомъ. Корниловъ идетъ пѣшкомъ. 88 верстъ идутъ въ 6 дней. Егорлыцкая встрѣтила привѣтливо, но уже въ Лежанкѣ Ставропольской губерніи первый большой бой со значительными силами большевиковъ на хорошей позиціи. Короткій ударъ Офицерскаго и Корниловскаго полковъ и большевики, до того увѣренные въ побѣдѣ, бѣгутъ въ паникѣ. 23-го вступили въ предѣлы Кубани. 25-го, у Новолеушковской, перешли желѣзную дорогу и вошли въ треугольникъ желѣзныхъ дорогъ, что постоянно было на руку большевикамъ, имѣвшимъ возможность оперировать ими, перебрасывая войска и бронепоѣзда. 1-го марта, послѣ форсированныхъ маршей съ боями, дошли до ст. Березанской. Отъ Ростова всего прошли 250 верстъ, обходя и легко опрокидывая большевитскіе отряды. 2-го и 4-го марта крайне напряженный бой у Кореновской и Выселокъ съ 10 тысячами красноармейцевъ съ бронепоѣздами и многочисленной артиллеріей. Армія потеряла 400 человѣкъ. Большевики дрались упорно, но были разбиты. Здѣсь Армію ожидалъ тяжелый ударъ. Носившійся ранѣе слухи о взятіи большевиками Екатеринодара, подтвердились. 1-го марта Покровскій съ кубанскими добровольцами оставилъ городъ и ушелъ на югъ. Рѣшено двинуться въ раіонъ черкесскихъ ауловъ, въ предгорья Кавказскаго хребта, чтобы «отдохнуть, устроиться и выждать болѣе благопріятныхъ обстоятельствъ» (слова Корнилова). Судьба рѣшила иначе. Вмѣсто отдыха, въ которомъ такъ нуждалась Армія — непрерывные жестокіе бои и ледяной походъ. 5-го марта свернули на югъ и 6-го разыгрался бой у Устъ-Лабинской. Бой у Устъ-Лабы перевелъ Армію въ Закубанье. Уже съ Кореновской пришлось столкнуться не съ тылами, а съ фронтомъ Екатеринодарской арміи большевиковъ, а къ югу вступить въ раіонъ, разоренный большевиками и вблизи отъ Екатеринодара, откуда слѣдили за движеніями добровольцевъ, преграждая путь на каждомъ шагу. Особенно тяжелые бои у Филипповской и Рязанской увеличили число раненыхъ. Въ аулѣ Шунджѣ и Рязанской, 14 и 15 марта произошло радостное событіе: соединеніе съ отрядомъ Покровскаго въ 2½ – 3 тысячи штыковъ и сабель. Общее воодушевленіе. Рѣшеніе брать Екатеринодаръ, переправившись черезъ Кубань по паромной переправѣ у Елизаветинской. Ледяной походъ у Новодмитріевской. Необыкновенно удачная переправа на 2 паромахъ черезъ Кубань, на виду у большевиковъ и, наконецъ пятидневный бой и штурмъ Екатеринодара съ 27 по 31 марта. Бой шелъ по численности одного противъ десяти. Не хватало патроновъ и снарядовъ. Подготовка атаки — 10-15 снарядовъ. Бой шелъ съ высочайшимъ напряженіемъ, предѣлъ коего смерть, — какъ доблестнаго полк. Нѣжинцева, командира Корниловскаго полка, или тяжелое раненіе. Легко раненые, какъ генералы Казановичъ, Писаревъ и многіе другіе, не оставляли строя. Не хватило не духа, а просто людей. 31 марта 1918 года знаменательнайшая дата въ исторіи бѣлаго движенія — былъ убитъ генералъ Корниловъ. Можно ли еще сейчасъ оцѣнить всю важность для нашего дѣла потери этого врожденнаго вождя, вѣра въ котораго была безпредѣльной и двигала людей на чудеса?. Имя его заставляло людей стекаться къ нему со всѣхъ концовъ Россіи и идти за нимъ безпрекословно. Каково же было настроеніе добровольцевъ въ разгаръ самаго тяжелаго боя, когда они узнали о смерти Корнилова? И едва-ли не самымъ большимъ показателемъ высокаго духа Добровольческой Арміи было то, что они перенесли это несчастье съ честью.

Замѣнившій ген. Корнилова ген. Деникинъ рѣшаетъ бросить безнадежный штурмъ Екатеринодара и спасти остатки Арміи. Отходъ черезъ Елизаветинскую на Гначбау переходъ черезъ желѣзную дорогу у Медвѣдовской съ подвигомъ ген. Маркова, поднявшимъ духъ Арміи и далѣе на Дядьковскую, гдѣ Армія впервые смогла отдохнуть на дневкѣ, переходъ черезъ желѣзную дорогу у тѣхъ же Выселокъ и далѣе 10-12 апрѣля въ Ильинскую и Успенскую, гдѣ Армія получила отдыхъ. Къ этому времени выяснилось возстаніе казаковъ на Дону. Открылись новыя перспективы. 25-го Армія идетъ на Сосыку добывать себѣ вооруженіе, а 30-го апрѣля располагается на отдыхъ у Мечетинской и Егорлыцкой, отправивъ раненыхъ въ Новочеркасскъ и выставивъ заслоны отъ большевиковъ и нѣмцевъ, занявшихъ къ этому времени Ростовъ. Первый Кубанскій походъ окончился. Вожди и кадры сохранились, получивъ вѣру въ себя и боевой опытъ въ гражданской войнѣ. Армія сдѣлала въ 80 дней по основному маршруту 1050 верстъ. Изъ 80 дней 44 дня вела бои. Вышла въ составѣ 4.000 человѣкъ, вернулась въ составѣ 5.000, потерявъ убитыми вождя и 400 начальниковъ и воиновъ и получивъ пополненіе въ видѣ отряда Покровскаго и изъ попутныхъ станицъ. Вопросъ о раненыхъ былъ условнымъ, кто могъ носить оружіе, несмотря на раненіе, шли въ строй. Боевое снаряженіе все время добывалось цѣною крови и къ концу похода имѣло тѣ же 600-700 снарядовъ и 150-200 патроновъ на человѣка, что и въ началѣ похода. Въ этотъ же періодъ дѣлаетъ свой замѣчательный походъ отрядъ Дроздовскаго, пройдя съ боями 61 день, съ 7 марта по 21 апрѣля, изъ Дубоссаръ къ Ростову, по всему Югу Россіи, болѣе тысячи верстъ на соединеніе съ Корниловымъ, во время появившись подъ Новочеркасскомъ въ критическій для Донцовъ моментъ и рѣшивъ участь этого многострадальнаго города.

III. Обстановка и постановка цѣли для 2-го Кубанскаго похода. Походъ.

Въ мою задачу не входитъ подробное изложеніе политической обстановки, при которой работала Добровольческая Армія. Это сдѣлаетъ историкъ. Объ идеологіи Добровольческой Арміи скажетъ другой докладчикъ. Ограничусь лишь тѣми положеніями, которыя непосредственно вліяли на постановку цѣлей и дѣйствій Добровольческой Арміи.

Въ апрѣлѣ Донъ возсталъ противъ большевиковъ. Въ маѣ почти вся территорія Войска, кромѣ самыхъ сѣверо-западныхъ и юго-западныхъ окраинъ, была очищена отъ нихъ. 28 апрѣля 1918 года образовался Кругъ Спасенія Дона, выбравшій 3-го мая атаманомъ ген.-лейт. Краснова съ почти неограниченной властью. Въ Ростовѣ появились нѣмцы. На Кубани казаки звали назадъ Добровольческую Армію, помочь имъ свергнуть большевиковъ. Какъ измѣнилась обстановка за три мѣсяца! А между тѣмъ... Добровольческая Армія не нашла въ Атаманѣ Красновѣ такого союзника, какого хотѣла. Камнемъ преткновянія явилось отношеніе къ нѣмцамъ. Въ то время, какъ вожди Добровольческой Арміи не допускали никакой возможности для себя сношеній съ нѣмцами, атаманъ велъ съ ними переговоры, добивался ихъ помощи. Да и могъ ли онъ не имѣть связи съ нѣмцами, когда они (нѣмцы) въ союзѣ, уже вполнѣ обозначившимся, съ большевиками, могли бы легко свести на нѣтъ въ самомъ зародышѣ всю огромную и плодотворную работу атамана по организаціи власти въ краѣ и созданію своей арміи. Атаманъ былъ связанъ своей территоріей, въ то время какъ Добровольческая Армія не была ею связана и сохраняла въ полной чистотѣ, какъ и сумѣла сохранить до сихъ поръ, свою независимость и отъ внѣшнихъ силъ и отъ политическихъ партій. Два большихъ русскихъ патріота, обще-россійскаго, великодержавнаго масштаба, Алексѣевъ и Красновъ съ трудомъ договаривались. Практически это свелось къ тому, что Добровольческая Армія получала отъ Дона лишь въ незначительной части необходимые ей жизненно средства, а боевые припасы ей опять пришлось добывать дорогой цѣной — цѣной крови.

И въ стратегическомъ отношеніи взгляды на дальнѣйшую работу Добровольческой Арміи не сошлись. Красновъ упорно настаивалъ на движеніи Добровольческой Арміи на Царицынъ съ его богатыми запасами, возможностью связи съ Заволжьемъ и обезпеченіемъ восточной границы Дона. Алексѣевъ и Деникинъ считали это движеніе безцѣльнымъ, ибо Заволжье на давало достаточно широкой оперативной базы (Сибирской Арміи еще не было и близко) и ставило въ очень рискованное положеніе Армію, которую легко могли прижать къ Волгѣ и ликвидировать нѣмцы и большевики. Командованіе Добровольческой Арміей поставило себѣ ближайшей частной задачей освобожденіе Задонья и Кубани, что давало: «Обезпеченіе всего южнаго 400 верстнаго фронта Донской Области; свободную отъ нѣмецкаго вліянія обезпеченную и богатую базу для движенія на сѣверъ; притокъ укомплектованія воинственныхъ и надежныхъ элементовъ; открывало пути къ Черному морю — связь съ союзниками въ случаѣ побѣды; косвенно содѣйствовало освобожденію Терека».

Положеніе сторонъ къ 1 іюня было слѣдующее: всего въ Добровольческой Арміи состояло 5 полковъ пѣхоты, 8 конныхъ полковъ, 5 съ половиной батарей, общей численностью 8½ – 9 тысячъ человѣкъ штыковъ и сабель и 21 орудіе. Въ первый періодъ операціи арміи былъ подчиненъ отрядъ донскихъ ополченій полковника Быкадорова, силою около 3½ тысячъ при 8 орудіяхъ; отрядъ этотъ дѣйствовалъ по долинѣ Маныча.


Таблица № 2.       

Составъ Добровольческой Арміи къ началу 2-го Кубанскаго похода:

       1-я Дивизія (Генералъ Марковъ):

1-й Офицерскій пѣхотный полкъ;

1-й Кубанскій стрѣлковый полкъ;

1-й Конный полкъ;

1-я Отдѣльная легкая батарея (3 орудія);

1-я Инженерная рота.

       2-я Дивизія (Генералъ Боровскій):

Корниловскій Ударный полкъ;

Партизанскій пѣхотный полкъ;

Улагаевскій пластунскій батальонъ;

4-й Сводно-Кубанскій полкъ;

2-я Отдѣльная легкая батарея (3 орудія);

2-я Инженерная рота.

       3-я Дивизія (Полковникъ Дроздовскій):

2-й Офицерскій Стрѣлковый полкъ;

2-й Конный полкъ;

3-я Отдѣльная легкая батарея (6 орудій);

Конно-горная батарея (4 орудія);

Мортирная батарея (2 мортиры);

3-я Инженерная рота.

       1-я Конная Дивизія (генералъ Эрдели):

1-й Кубанскій казачій полкъ;

1-й Черкесскій конный полкъ;

1-й Кавказскій казачій полкъ;

1-й Черноморскій казачій полкъ.

       1-я Кубанская Казачья бригада (Генералъ Покровскій):

2-й Кубанскій казачій полкъ;

3-й Кубанскій казачій полкъ;

Взводъ артилиеріи (2 орудія).

       Кромѣ того: Пластунскій баталіонъ, оцна гаубица и броне-автомобили «Вѣрный», «Корниловецъ» и «Доброволецъ».

       Всего въ арміи состояло: 5 полковъ пѣхоты, 8 конныхъ полковъ, 5 съ половиной батарей, общей численностью 8.500-9.000 штыковъ и сабель и 21 орудіе.



Большевики въ трехъ главныхъ группахъ общей численностью въ 80-100 тысячъ человѣкъ при многочисленой артиллеріи съ большимъ количествомъ снарядовъ располагались:

1. Армія Сорокина. 30-50 тысячъ, при 80-90 орудіяхъ и 2 бронепоѣздахъ, въ раіонѣ Азовъ – Кущевка – Сосыка.

2. Въ раіонѣ Тихорѣцкая – Торговская и къ сѣверу — до 30 тысячъ со слабой артиллеріей. Въ составъ ея входили пѣхотная бригада Жлобы и конная Думенко. Общее начальство — подполковникъ Калнинъ.

3. Въ раіонѣ Великокняжеской до 12 тысячъ при 17 орудіяхъ. Начальникъ Васильевъ.

4. Кромѣ того въ крупныхъ центрахъ сильные гарнизоны изъ трехъ родовъ оружія.

Общее руководство всѣми силами, до взятія нами Великокняжеской, было въ рукахъ ген. штаба ген. маіора Снѣсарева, обвиненнаго впослѣдствіи въ контръ-революціи. Фактическое командованіе всѣми сѣверо-кавказкими войсками перешло къ Калнину, имѣвшему свой штабъ въ Тихорѣцкой.

Къ веснѣ 1918 года большевики убѣдились въ полной несостоятельности красной гвардіи и перешли къ системѣ общей воинской повинности и регулярной арміи, привлекая офицеровъ старой арміи къ организаціи и руководству. Боеспособность и особенно оперативное руководство Красной Арміи начали замѣтно улучшаться.

Добровольческая Армія отдохнула, пополнилась пробившимися черезъ нѣмецкіе и большевитскіе кордоны офицерами и кубанцами изъ ближайшихъ станицъ. Характерная подробность. Командующій разрѣшилъ казакамъ взять отпускъ на три недѣли. Отпускомъ многіе воспользовались и вернулись всѣ за ничтожнымъ исключеніемъ.

Планъ операціи. Силы указаны выше. Мѣстность: исключительное значеніе имѣли двѣ желѣзнодорожныхъ магистрали 1) Ростовъ – Владикавказъ и 2) Новороссійскъ – Царицынъ, связывавшія отдѣльныя политическія центры, арміи и фронты большевиковъ, особенно вторая, связывавшая Кавказъ съ центромъ Россіи, а съ этимъ и узлы: Торговая, Тихорѣцкая, Кущовка, Кавказская, Екатеринодаръ. Если въ первомъ походѣ надо было избѣгать желѣзныхъ дорогъ, то теперь при завоеваніи края приходилось начинать съ овладѣнія ими. Этимъ, а также степенью изжитости большевизма разныхъ раіоновъ и опредѣлялась стратегія. Время: — и Донской атаманъ и Кубанцы — торопили съ началомъ операціи. Большевики черезъ нѣмцевъ предъявили Дону требованіе разоружить Добровольческую Армію.

Планъ операціи заключался въ слѣдующемъ: овладѣть Торговой, прервавъ тѣмъ желѣзнодорожное сообщеніе Сѣвернаго Кавказа съ остальной Россіей; прикрывъ себя затѣмъ со стороны Царицына, повернуть на Тихорѣцкую. По овладѣніи ею, обезпечивъ операцію съ сѣвера захватомъ Кущевки и съ юга Кавказской, продолжать движеніе къ Екатеринодару — важному военному и политическому центру всего сѣвернаго Кавказа. Для прикрытія со стороны Сорокина оставленъ полкъ съ 2 орудіями подъ начальствомъ ген. Покровскаго.

Планъ этотъ былъ выполненъ незауряднымъ талантомъ веденія операцій ген. Деникинымъ, такими блестящими какъ генералы Марковъ, Боровскій, Дроздовскій, Эрдели, Покровскій, полковникъ Кутеповъ и доблестью добровольцевъ, съ первыхъ же боевъ показавшихъ, что ихъ духъ остался такимъ же какъ и въ первомъ походѣ. Да, только благодаря имъ и содѣйствію казаковъ-кубанцевъ, восполнявшихъ колоссальныя потери въ Добровольческой Арміи, была совершена эта изумительная операція. По условіямъ доклада не могу на ней остановиться такъ подробно, какъ она того заслуживаетъ и по своей поучительности и изъ уваженія къ ея подвигамъ. Въ ней все, начиная отъ смѣлости замысла, оправдываемаго обстановкой и вѣрой въ войска, до чрезвычайно интересныхъ боевыхъ эпизодовъ, заслуживаетъ вниманія. Каждый бой велся широкимъ фронтомъ и съ непремѣннымъ обходомъ обоихъ фланговъ, стремленіемъ окружить противника. Всѣ бои, особенно у Торговой, Песчанокопской, Бѣлой-Глины, Тихорѣцкой, Кореновки, Екатериновки, велись съ большимъ напряженіемъ. Много разъ добровольцы были останавливаемы огнемъ противника, доводившаго его до силы, напоминавшей Великую войну. Контръ-атаки большевиковъ, рукопашныя схватки — обычное явленіе. Начальники дивизій ведутъ въ цѣпяхъ атаки, былъ случай, когда ген. Деникинъ, вообще появлявшійся въ трудныхъ мѣстахъ, выѣхалъ со штабомъ впереди залегшихъ цѣпей. Пулеметчики на тачанкахъ впереди цѣпей. Батареи, особенно подполковника Міончинскаго, выскакиваютъ впередъ на картечь.

Первый бой у Торговой 11 и 12 іюня. У Шабліевки смертельно раненъ генералъ Марковъ, послѣ смерти Корнилова самая крупная, еще не зажившая до сихъ поръ, рана на тѣлѣ Арміи. Во временное командованіе дивизіей вступилъ (до прибытія генерала Казановича, уѣхавшаго въ секретную командировку въ Москву) полковникъ Кутеповъ, 2-я дивизія оставлена въ Торговой, остальныя части 15 іюня легко взяли Великокняжескую, занятую отрядомъ въ 12.000, чѣмъ было достигнуто обезпеченіе со стороны Царицына дальнѣйшей операціи на Тихорѣцкую. Далѣе Армія поворачивается кругомъ и черезъ Торговую идетъ вдоль желѣзно-дорожной магистрали, гдѣ ведетъ упорные бои съ 18 по 20 іюня, закончившіеся взятіемъ большого села Песчанокопскаго. 3-хъ дневный отдыхъ, подготовка и взятіе другого сильно обороняемаго большого села Бѣлая Глина, въ ночь на 23 іюня, почти полное окруженіе большевиковъ, 5 тысячъ плѣнныхъ, много оружія, боевыхъ припасовъ и другой военной добычи. Но и Добровольческой Арміи, особенно 3-й дивизіи, оно стоило дорого. Погибли попавшій въ плѣнъ и звѣрски замученный командиръ 2-го Офицерскаго полка полковникъ Жебракъ и болѣе 100 чиновъ его полка. Со взятіемъ первой кубанской станицы Новопокровской поднялось настроеніе кубанскихъ казаковъ. Къ этому времени выяснилось тяжелое положеніе у Покровскаго на сообщеніяхъ Добровольческой Арміи съ Дономъ у Кагальницкой и Егорлыцкой, гдѣ находилось всего 2 съ половиной тысячи добровольцевъ, противъ которыхъ съ 18 іюня вела настойчивыя атаки армія Сорокина. Подкрѣпленный сначала Корниловскимъ, потомъ Марковскимъ полками (послѣдній шелъ изъ Новочеркасска на соединеніе съ Арміей), послѣ, удачнаго боя 25 іюня у Кагальницкой, Покровскій получилъ свободу дѣйствій. Противникъ отказался отъ дальнѣйшаго нажима. Марковцы и Кориловцы вернулись въ свои дивизіи. Въ бою 25-го Марковцы потеряли 31 убитыми и 280 человѣкъ ранеными.

Въ раіонѣ Бѣлой Глины отдыхъ и подготовка къ Тихорѣцкой операціи съ ея знаменитымъ рейдомъ (пѣхотнымъ), Боровскаго, (продѣлавшимъ въ обходной колоннѣ въ три дня 115 верстъ и разбившаго въ трехъ бояхъ 6 тысячъ красноармейцевъ) и кровопролитными боями 1 іюля у Тихорѣцкой. Взятіе Тихорѣцкой дало: 1) ликвидацію 30-тысячной арміи Калнина; 2) возможность переброски войскъ по желѣзной дорогѣ въ трехъ направленіяхъ и прочную связь съ тыломъ; 3) разъединяло отдѣльныя группы красныхъ войскъ и 4) огромное количество трофеевъ: массу подвижного состава, 3 бронепоѣзда, аэропланъ, броневые автомобили, 50 орудій, много ружей, пулеметовъ, боевыхъ припасовъ. Наконецъ, въ моральномъ отношеніи подняло престижъ Добровольческой Арміи и у друзей, и у враговъ, и у самихъ себя. Все это цѣной большихъ усилій и крови. За три недѣли Армія прошла 262 версты и потеряла убитыми и ранеными болѣе 25 процентовъ своего состава, непрерывно пополняемаго новыми укомплектованіями съ Кубани и другихъ раіоновъ.

Далѣе идетъ подготовка къ Екатеринодарской операціи. Сущность этой подготовки расширить фронтъ движенія и обезпечить операцію ликвидаціей арміи Сорокина, очистить Задонье, овладѣвъ желѣзнодорожнымъ узломъ — Кущевка, — это съ сѣвера, и разбить группу большевиковъ съ овладѣніемъ станціи Кавказской, — это съ юго-востока. Наступленіе Деникинъ ведетъ широкимъ фронтомъ, направивъ ген. Эрдели съ 1-й конной дизизіей на Уманскую-Староминскую, полк. Кутепова (главная колонна) съ 1 пѣхотной дивизіей на Сосыка-Кущевка, Покровскаго изъ раіона Егорлыцкой — въ охватъ Кущевки съ востока; Боровскій съ дивизіей направленъ на Кавказскую. Дроздовскій съ 3-ей дивизіей оставленъ въ Тихорѣцкой для обезпеченія со стороны Екатеринодара. 3-го іюля началось наступленіе, 5-го взята съ боя Сосыка, главные же и наиболѣе упорные бои развились въ верстахъ 30-ти къ югу отъ Кущевки, на линіи Екатериновская, станція Крыловская, Уманская, ст. Кисляковская съ 6 по 9 іюля. Когда Кутеповъ и Покровскій подошли къ Кущевкѣ, то въ ней большевиковъ не оказалось. Подъ прикрытіемъ заслоновъ, ведшихъ ожесточенные бои съ Кутеповымъ и Эрдели, Сорокинъ перевелъ свою армію въ Тимашевскую, прикрывшись сильными рубежами съ сѣвера.

Боровскій, пройдя съ боями 60 верстъ, 5-го іюля атаковалъ главныя силы большевиковъ у Великокняжеской, а затѣмъ расширилъ свою операцію взятіемъ Тифлисской въ Екатеринодарскомъ направленіи, Новоалександровской въ Ставропольскомъ и даже Армавиръ 13 іюля. Однако 17-го большевики опять вернули себѣ Армавиръ, получивъ подкрѣпленіе изъ Майкопа. Ст. Тифлисскую стойко удерживалъ полк. Писаревъ съ Партизанскимъ полкомъ отъ насѣдавшихъ въ большихъ силахъ большевиковъ. Совершенной неожиданностью оказалось взятіе ген. Шкуро Ставрополя. Появившись въ Кисловодскѣ, онъ поднялъ возстаніе казаковъ Баталпашинскаго и Лабинскаго отдѣловъ. Захватывая налетами попутные города и станицы, ген. Шкуро, начиная съ Кисловодска, также быстро оставляя взятое, дошелъ до Ставрополя и угрозой бомбардировки «тяжелыми орудіями» заставилъ большевиковъ его очистить 8 іюля. Взятіе Ставрополя шло внѣ армейской операціи, заставляло выдѣлять для его защиты скудныя средства Арміи, и долго еще былъ обузой для Арміи этотъ многострадальный, переходящій изъ рукъ въ руки, городъ.

Въ это время Дроздовскій постепенно продвигался въ направленіи Екатеринодара черезъ выселки, Кореновскую и 13 іюля занялъ Пластуновскую въ 37 верстахъ отъ Екатеринодара и въ 90 верстахъ отъ Тихорѣцкой, куда прибыла и 1-я дивизія, въ командосаніе коей вступилъ ген. Казановичъ.

Развѣдка доносила о непрерывномъ движеніи обозовъ изъ Тимашевской (армія Сорокина) къ Екатеринодару. Это дало основаніе считать, что и самъ Сорокинъ идетъ туда, посему было рѣшено торопиться со взятіемъ Екатеринодара, что и было указано выполнить концентрическимъ движеніемъ: Эрдели съ сѣвера, 1-ой и 3-ей дивизіямъ вдоль Тихорѣцкой желѣзной дороги, Боровскому вдоль Казказской, составляя заслонъ съ юга. Покровскій долженъ былъ отвлечь зниманіе Тимашевской группы.

14-го іюля началось успѣшное движеніе 1-й и 3-й дивизій, а въ тотъ же день 30-ти тысячная армія Сорокина, оставивъ въ Тимашевкѣ одну дивизію, двинулась къ Кореновской, съ цѣлью пробиться черезъ Усть-Лабинскую за Кубань. 15 іюля Сорокинъ взялъ Кореновскую, уничтоживъ слабый гарнизонъ Добровольческой Арміи и этимъ совершенно разъединиль 1 и 3 дизизіи отъ всѣхъ группъ арміи, создавъ поистинѣ грозное положеніе. Связь Деникина, находившагося въ Тихорѣцкой, сь Казановичемъ и Дроздовскимъ была потеряла. Они рѣшили, оставивъ въ Донской, противъ Екатеринодара заслонъ изъ батальона Марковцевъ 1-го коннаго полка и бронепоѣзда, итти на Кореновскую. 17 съ сѣвера прибылъ 1-й Кубанскій полкъ съ батареей, вызванный изъ Ставрополя, это все, что могъ придать Деникинъ. 18-го притянута къ этому же фронту и 1-я конная дивизія Эрдели. И вотъ здѣсь, въ раіонѣ Кореневская-Выселки, въ теченіе съ 16 по 25 іюля, шелъ непрерывный бой съ полнымъ напряженіемъ и перемѣннымъ успѣхомъ. Малочисленныя дивизіи Казановича и Дроздовскаго вели непрерывныя атаки и отбивали атаки отмѣнныхъ войскъ Сорокина, значительно превосходившихъ численностью нашихъ добровольцевъ. Повидимому Сорокинъ, подъ впечатлѣніемъ легкаго занятія Кореновской и исключительно благопріятнаго своего положенія измѣнилъ свой планъ пробиваться, а замѣнилъ попыткой нанести рѣшительное пораженіе Добровольческой Арміи. Однако Сорокинъ самъ потерпѣлъ рѣшительное пораженіе, и 25 іюля Добровольческая Армія получила опять свободу оперативныхъ дѣйствій. Генералъ Деникинъ, не взирая на крайнее утомленіе войскъ, двинулъ армію на Екатеринодаръ вслѣдъ отступающимъ частямъ Сорокина и расчищая себѣ фланги вдоль Кавказской и Тимошевскаго заслона. Эта операція привела къ цѣлому ряду боевъ у Усть-Лабинской, Тимашевской и къ трехдневному бою на непосредственныхъ приступахъ къ Екатеринодару, закончившемуся взятіемъ его 3-го августа. Большевики бѣжали за Кубань. Здѣсь армія получила столь необходимый и заслуженный отдыхъ, пополнилась, развернулась до 35-40 тысячъ штыковъ и сабель при 86 орудіяхъ, 256 пулеметахъ.

Не получили отдыха только вожди Добровольческой Арміи. И не только въ неустанныхъ заботахъ объ устройствѣ арміи, но и въ борьбѣ съ новымъ факторомъ — Кубанскимъ правительствомъ и Радой. Добровольческая Армія, своей кровью, своими тяжелыми трудами освободившая Кубань, оказалась въ глазахъ правящихъ круговъ — чужой. И это въ то время, когда казаки, попавшіе въ Армію, срослись съ ней и безпрекословно подчинялись командованію. Къ счастью атаманъ, полк. Филимоновъ думалъ не такъ, какъ Бычъ и Рябоволъ, и сколько могъ вліялъ въ примиряющемъ духѣ. А на югѣ, въ раіонѣ Сочи, появился новый фронтъ — грузинскій; но вскорѣ исчезъ фронтъ нѣмецкій, замѣненный надеждами, увы, не исполнившимися, на помощь союзниковъ.

Между тѣмъ взятіе Екатеринодара не разрѣшало задачи Добровольческой Арміи на Кубани ни въ стратегическомъ, ни въ политическомъ отношеніи. Большевики къ тому времени (начало августа) занимали: 1) Таманскій полуостровъ силою около 10-15 тысячъ человѣкъ (группа Матвѣева); 2) группа Сорокина — 15 тысячъ у устьевъ Лабы; 3) Армавирская группа въ 6-8 тысячъ; 4) Ставропольскія группы, подступавшія къ Ставрополю съ сѣверо-востока, востока и юга силою въ 8-10 тысячъ; 5) Невинномысская группа, неизвѣстной численности; 6) Майкопская группа около 5 тысячъ; 7) Минераловодская группа около 5 тысячъ. Всего силы большевиковъ на Сѣверномъ Кавказѣ исчислялись въ 70-80 тысячъ при 80-100 орудіяхъ. Численность эта все время увеличивалась, дойдя въ октябрѣ до 93 тысячъ при 124 орудіяхъ.

Общей задачей ген. Деникинъ ставитъ очищеніе всего передняго Кавказа отъ большевиковъ, обезпечивъ себя надежными рубежами — Чернымъ и Каспійскимъ морями, чѣмъ и получить связь съ союзниками и Сибирью. На пути къ выполненію этой задачи стояли указанныя выше силы большевиковъ.

Подъ натискомъ дивизіи Покровскаго съ сѣвера и колонны полк. Колоссовскаго (1-й офицерскій конный полкъ съ батареей, 1-й Кубанскій стрѣлковый полкъ и три бронепоѣзда) двинувшейся по желѣзной дорогѣ отъ Екатеринодара на Новороссійскъ, Таманская группа большевиковъ подъ начальствомъ Матвѣева, съ большимъ упорствомъ, отбиваясь заслонами, совершила кружнымъ путемъ походъ черезъ Новороссійскъ, Туапсе къ Майкопу. Однако Покровскій предупредилъ Матвѣева у Майкопа и здѣсь велъ бои съ большимъ напряженіемъ на два фронта, мѣшая соединенію Матвѣева съ Сорокинымъ, принявшимъ командованіе всей С.-Кавказской арміей красныхъ и сосредоточившимъ свои силы въ раіонѣ Армавира. Майкопъ два раза переходилъ изъ рукъ въ руки. Сильно потрепанная группа Матвѣева пробилась къ востоку, Майкопъ съ 7 сентября остался въ рукахъ Добровольческой Арміи.

Новороссійскъ 13 августа, а затѣмъ и все Черноморское побережье южнѣе Туапсе было очищено отъ большевиковъ.

Теперь всѣ усилія Добровольческой Арміи были направлены къ ликвидаціи Армавирской группы. Въ теченіе августа она не была пассивной, временами пыталась перебраться на сѣверный берегъ Кубани въ раіонъ Усть-Лабинской, Тифлисской. Эти ея усилія ликвидировались сначала Боровскимъ, а потомъ Дроздовскимъ и, наконецъ, послѣ перехода черезъ Екатеринодаръ и 1-й Конной дивизіей Эрдели, котораго въ командованіи дивизіей смѣнилъ прибывшій генералъ Врангель, въ лицѣ котораго Армія пріобрѣла блестящаго начальника. Большевики замкнулись въ раіонѣ р. Кубани и Лаба. Съ 19 августа началось стратегическое окруженіе Армавирской группы большевиковъ. Эта операція началась съ конца августа и тянулась весь сентябрь и до 10-го октября, когда большевики прорвались къ Ставрополю. Шли упорные, жестокіе бои съ дравшимися съ храбростью отчаянья большевиками. Изъ схемы видно расположеніе частей и идея операціи — окруженіе. Наиболѣе яркіе моменты этой операціи — взятіе Армавира Дроздовскимъ 6-го Сентября. Одновременный переходъ въ наступленіе Боровскаго, чтобы взять Невинномысскую, а большевиковъ — отъ Невинномысской, чтобы взять Ставрополь. Бой кончился взятіемъ Невинномысской Боровскимъ. 10-го сентября перешли въ наступленіе, 13-го заняли Армавиръ, 15-го Невинномысскую, открывъ себѣ путь къ Владикавказу. Одновременно съ этимъ оживились большевики у Ставрополя, что потребовало переброски туда дивизіи (2-й) Боровскаго, объединившаго отряды полк. Улагая, до того времени доблестно съ удивительной подвижностью бившаго большевиковъ, и ген. Станкевича, имѣвшаго сборный отрядъ въ раіонѣ верховьевъ р. Егорлыкъ. 6-го октября Боровскій нанесъ рѣшительное пораженіе большевикамъ у Терновки и тѣмъ ликвидировалъ угрозу большевиковъ прервать наши сообщенія съ Дономъ черезъ Торговую.

Тяжкіе сентябрьскіе бои обезкровили и добровольцевъ и большевиковъ. Они же подорвали духъ большевиковъ. Послѣдніе въ поискахъ выхода сначала рѣшили отходить на Владикавказъ (рѣшеніе конца сентября), а затѣмъ остановились на рѣшеніи пробиться къ Ставрополю. Начало выполненія этого плана относится къ 10 октября, что привело къ рѣшительному для Добровольческой Арміи двадцати восьмидневному сраженію подъ Ставрополемъ. Къ этому дню положеніе сторонъ измѣнилось ген. Врангелю удалось ликвидировать Михайловскую группу и вмѣстѣ съ Покровскимъ подойти къ рѣкѣ Урупъ. Атака Казановичемъ Армавира 1-го октября не удалась, несмотря на большую стремительность. Особенно большія потери при этомъ понесъ сформированный Сводно-Гвардейскій полкъ. Въ этомъ оригинальномъ углу было зажато 40-45 тысячъ большевиковъ, имѣвшихъ крупный кулакъ въ 20 тысячъ у Невинномысской. Этимъ кулакомъ большевики и произвели свой прорывъ, взявъ Ставрополь. Обратно Ставрополь былъ взятъ нами 2-го ноября, а 7-го ноября шла ликвидація упорно боровшихся къ сѣверу отъ него частей красныхъ. Я не буду описывать этотъ одинъ изъ самыхъ тяжелыхъ моментовъ Добровольческой Арміи, гдѣ ставилось на карту самое ея существованіе. Основныя ея части: Марковскій Партизанскій (будущій Алексѣевскій), Корниловскій, 2-ой Офицерскій (будущій Дроздовскій) полки, проведшіе черезъ свой строй по многу тысячъ людей, казалось гибли: въ нихъ осталось по 100-150 штыковъ. Тяжело раненъ начальникъ 3-ей дивизіи полк. Дроздовскій, убитъ командиръ Корниловскаго полка полковникъ Индѣйкинъ. Какова же должна быть внутренняя сила и въ чемъ она заключается, если эти части не погибли и вновь до сихъ поръ являются кадромъ для противобольшевитскихъ активныхъ организацій?

Вся Кубань была очищена отъ большевиковъ и избавлена отъ угрозы на долгое время.

Въ этотъ періодъ Добровольческая Армія понесла тяжелую утрату. Ея вдохновитель, ея старое знамя, генералъ отъ инфантеріи М. В. Алексѣевъ послѣ тяжкой болѣзни, вызванной непомѣрными трудами на Армію, 27 сентября скончался въ г. Екатеринодарѣ.

Какъ бы ни были разстроены и утомлены Добровольческія части, обстановка требовала продолженія боевъ. Надо было продолжить освобожденіе восточной части Кавказа до береговъ Каспійскаго моря, для чего необходимо было добить Сѣверо-Кавказскую группу большевиковъ, переформированную въ XI совѣтскую армію, тѣмъ болѣе, что она оказывала упорное сопротивление при преслѣдованіи ея съ сѣверо-востоку, востоку и юго-востоку отъ Ставрополя. Послѣ непрерывныхъ, ожесточенныхъ боевъ къ 21-24 ноября Добровольческая Армія заняла линію р. Канаусъ располагаясь: (схема №2) 1) Между р.р. Манычъ и Канаусъ отрядъ ген. Станкевича 2-3 тысячи, 3 орудія, держа связь съ Донской Арміей; 2) 1-й Конный Корпусъ ген. Врангеля въ составѣ 1-й кав. дивизіи (ген. Шатиловъ), 2-й Кубанской казачьей дивизіи (ген. Улагай), Сводной Конной бригады (ген. Чайковскій), 3-й Пластунской бригады (ген. Ходакевичъ) силою въ 6.200 сабель и штыковъ при 20 орудіяхъ впереди Петровскаго; 2) 1-й Армейскій Корпусъ ген. Казановича изъ 1-й дивизіи и 1-й Кубанской дивизіи силою въ 6.800 штыковъ и сабель. 21 орудіе у Сергіевки къ востоку отъ Ставрополя, 3-й Армейскій корпусъ ген. Ляхова въ 10 тысячъ при 30 орудіяхъ вновь формируемыхъ частей и ополченій — вдоль Владикавказской жел. дороги у ст. Курсавки. Всего около 25 тысячъ противъ 150 тысячъ красныхъ, организація которыхъ была весьма сложной, что приводило къ участію въ бояхъ только половины этого состава, т. е. 75 тыс. Ближайшими задачами было поставлено: ген. Врангелю — разбить Манычскую группу противника движеніемъ отъ Петровска на сѣверо-востокъ. Ген. Казановичу — наступленіемъ на Благодарное обезпечить операцію Врангеля. Генералу Ляхову — взять Минераловодскую группу. Во исполненіе этой директивы съ 25 ноября по 20 декабря шли тяжелые бои съ перемѣннымъ успѣхомъ, изнурительные для обѣихъ сторонъ. Былъ сильный морозъ, временами бушевала страшная вьюга. Плохо одѣтые добровольцы и кони работали изъ послѣднихъ силъ. Ген. Казановичъ, сперва имѣвшій успѣхъ, къ 17 декабря сталъ отходить. Переломъ боя произошелъ 21 декабря, когда ген. Врангель, оставивъ заслонъ на Манычскомъ направленіи, бросился въ тылъ насѣдавшимъ на ген. Казановича Таманцамъ. Успѣхъ былъ полный и съ этого дня началось добиваніе XI арміи большевиковъ. Вскорѣ они были отрѣзаны отъ ихъ базы Святого Креста, гдѣ въ руки добровольцевъ попали большіе запасы, а затѣмъ имъ осталось только торопиться уходить черезъ Моздокъ и Кизляръ въ Астраханскія степи. 24 января былъ занятъ Кизляръ, а 28-го Владикавказъ. На всемъ Сѣверномъ Кавказѣ не осталось болѣе ни одной организованной большевистской части. Стотысячная армія Сѣверо-Кавказскаго большевистскаго фронта, отвлекавшая Добровольческую Армію въ теченіе семи съ половиной мѣсяцевъ, перестала существовать, оставивъ много труповъ, 50.000 плѣнныхъ, 150 орудій, 350 пулеметовъ и огромное количество всякаго военнаго имущества.

Исторія Второго Кубанскаго похода весьма поучительна. Такъ, ничтожная по своей численности кучка людей, но сильная своимъ духомъ, вѣрою въ начальниковъ, своей боевой спайкой и большимъ профессіональнымъ военнымъ знаніемъ, стала ядромъ, вокругъ котораго создалось движеніе, освободившее отъ большевиковъ территорію размѣромъ въ среднее европейское государство и съ населеніемъ въ 9 съ лишнимъ милліоновъ. И это при томъ, что только 50 процентовъ, какъ о томъ гласятъ и совѣтскіе источники, было враждебно большевикамъ. Добровольческая Армія широко использовала новыя кубанскія, терскія и горскихъ племенъ формированія, а черезъ ряды своихъ коренныхъ полковъ пропустила многочисленнсе пополненіе изъ занятыхъ областей путемъ призыва нѣсколькихъ возрастныхъ классовъ. Былъ даже сдѣланъ очень удачный по началу опытъ сформированія цѣлаго полка изъ плѣнныхъ красноармейцевъ, взятыхъ подъ Бѣлой Глиной. Этотъ полкъ получившій наименованіе «1-й Солдатскій», съ ожесточеніемъ дрался съ большевиками и въ дальнѣйшемъ какъ «Самурскій» покрылъ себя неувядаемой славой въ бояхъ въ каменоугольномъ раіонѣ.

IV. Операціи въ началѣ 1919 г.

Побѣда Антанты рѣшительно измѣнила положеніе на противобольшевистскихъ фронтахъ. Уходъ нѣмцевъ повлекъ за собой сильный нажимъ большевиковъ на Донъ, вторичный развалъ его, создалъ новые фронты, вошедшіе въ составъ Арміи генерала Деникина — Крымскій и Одесскій, сюда съ небольшими кадрами были отправлены прославившіе себя въ предыдущихъ операціяхъ генералы: Боровскій — въ Крымъ и Тимановскій — въ Одессу. А на помощь изнемогающимъ донцамъ была послана 1-я дивизія, не получившая никакого отдыха послѣ особенно для нея тяжелыхъ боевъ подъ Ставрополемъ, но попрежнему являвшаяся наиболѣе стойкой.

Къ этому же времени относятся и два важныхъ событія: подчиненіе генералу Деникину всѣхъ вооруженныхъ силъ Дона и появленіе союзниковъ, а съ ними широкія, увы несбывшіяся, надежды на ихъ помощь, до такой степени несбывшіяся, что уже къ январю у ген. Деникина сложилось убѣжденіе, что приходится разсчитывать только на русскія силы.

Въ штабѣ Главнокомандующаго Вооруженными Силами на Югѣ Россіи, какъ теперь начала называться Добровольческая Армія, разрабатывался планъ движенія Арміи на Царицынъ для соединенія съ войсками Восточнаго фронта, шедшаго по линіи Пермь, Уфа, Оренбургъ, Уральскъ, когда выяснилось катастрофическое положеніе на Дону.

Въ то время, когда Добровольчессая Армія билась на Кавказѣ, генералъ Красновъ, имѣя обезпеченными свои западныя границы нѣмцами, а южныя — активными дѣйствіями Добровольческой Арміи, произвелъ колоссальную работу по сформированію донскихъ вооруженныхъ силъ и очищенію Донской области отъ большевиковъ. Силы Дона были доведены до 76 тысячъ штыковъ и сабель при 79 орудіяхъ (по совѣтскому опредѣленію 85 тысячъ бойцовъ), приступлено было къ расширенію области по стратегическимъ соображеніямъ, для чего начаты операціи по овладѣнію Царицыномъ и Камышиномъ, противъ стойко оборонявшейся X совѣтской арміи, и линіей Камышинъ – Поворино – Лиски (схема №3). Наибольшій успѣхъ въ этихъ направленіяхъ былъ достигнутъ въ началѣ ноября 1918 года занятіемъ Новохоперска – Лиски. Съ этого времени начался переломъ. Большевики начали переброску своихъ силъ съ восточнаго фронта на южный, собравъ тамъ 117 тысячъ бойцовъ, а уходъ нѣмцевъ далъ имъ возможность нанести сильный ударъ группой Кожевникова до 50 тысячъ бойцовъ, которая была направлена въ тылъ Донской Арміи со стороны Валуйки – Купянска на Миллерово. Фронтъ Донцовъ рухнулъ. Группа Кожевникова двигалась, встрѣчая лишь незначительное сопротивленіе. Донская Армія въ силу внутреннихъ причинъ начала въ нѣкоторыхъ своихъ частяхъ терять боеспособность и несмотря на сопротивленіе, оказываемое большевикамъ сохранившимися частями въ томъ числѣ постоянной арміей генерала Коновалова, отрядомъ ген. Гусельщикова и активной группой донцовъ въ Царицынскомъ направленіи, начала въ концѣ января катиться къ Новочеркасску.

При такомъ положеніи генералу Деникину стала ясной необходимость спасти Донской фронтъ, отложивъ операціи на Царицынъ. Вотъ какъ описываетъ совѣтскій писатель появленіе 1-й добровольческой дивизіи на Дону въ январѣ 1919 года. «Высадившись въ Маріуполѣ эта дивизія уже 27-28 повела, правда отбитое, наступленіе на Луганскъ, но зато задержала продвиженіе частей Кожевникова на участкѣ Никитовка – Дебальцево. 5 февраля она прервала связь между Луганскомъ и Бахмутомъ, захвативъ ст. Лопасную, а на слѣдующій день ударомъ вдоль линіи желѣзной дороги въ направленіи на Миллерово принудила осадить назадъ лѣвый флангъ группы Кожевникова, которая, такимъ образомъ, лишилась возможности выполнить основную свою задачу. Такъ завязались бои за Донецкій бассейнъ, борьба за который является основнымъ содержаніемъ слѣдующаго періода кампаніи на Южномъ фронтѣ».

Итакъ появленіе одной, правда, съ наилучшимъ боевымъ прошлымъ, дивизіи, введенной по частямъ изъ-за плохой провозоспособности желѣзныхъ дорогъ, рѣзко измѣняетъ положеніе на донскомъ фронтѣ. А съ начала февраля туда же потекли Кавказская дивизія генерала Шкуро, за ней 1-я Кубанская дивизія корпуса Покровскаго, 1-я Терская дивизія и другія части.

Появленіе помощи оказало рѣшительно вліяніе на духъ Войска Донского. Растаявшая до 15 тысячъ армія прочно закрѣпляется за разлившимся Донцомъ, прогнавъ переправившіяся было большевитскія колонны. Вполнѣ сохранившаяся часть Донской арміи, постоянная армія, примыкаетъ у Луганска къ 1-й дивизіи, переформированной въ Добровольческій корпусъ подъ командованіемъ ген. Май-Маевскаго. О его дѣйствіяхъ повѣствуатъ такъ ген. Деникинъ: «На западномъ фронтѣ въ совершенно исключительной обстановкѣ корпусъ ген. Май-Маевскаго велъ «желѣзнодорожную войну», примѣняя особые методы тактики, въ виду подавляющаго превосходства силъ противника. Пользуясь густою сѣтью желѣзныхъ дорогъ Донецкаго бассейна, онъ занималъ небольшими отрядами важнѣйшіе пункты по линіи фронта и держалъ въ тылу на узловыхъ станціяхъ бронепоѣзда и въ вагонахъ небольшіе резервы, которые бросались въ угрожаемомъ направленіи, съ тѣмъ, чтобы на другой день, иногда въ тотъ же, переброситься въ противоположный конецъ фронта. У противника создавалось впечатлѣніе нашей силы на всѣхъ направленіяхъ, но это были одни и тѣ же люди, безсмѣнно, изо дня въ день дерущіеся то тамъ, то здѣсь, отдыхающіе въ пути, въ вагонѣ, потерявшіе представленіе о времени сутокъ, истомленные физически, но полные мужества. Недѣли, мѣсяцы — по всему фронту гремѣли выстрѣлы, станціи переходили изъ рукъ въ руки, лилась кровь. Добровольческія части таяли, но продолжали бороться».

Расположеніе сторонъ къ началу марта видно изъ схемы №3. Соотношеніе силъ 42-45 тысячъ В.С.Ю.Р. противъ 130-150 тысячъ красныхъ.

Изъ всѣхъ многочисленныхъ фронтовъ Бронштейнъ признаетъ Южный наиболѣе важнымъ и ставитъ задачу: «уничтожить группу, прикрывеющую Донецкій бассейнъ, для чего: удерживая въ центрѣ линію Донца и Дона, нанести главный ударъ съ сѣверо-запада 3-мя арміями, направляя ихъ на Ростовъ-Новочеркасскъ, одновременно угрожая тылу ударомъ на Великокняжескую».

Въ серединѣ марта красные оттѣснили Добровольческій Корпусъ въ каменоугольномъ раіонѣ. Блестящій рейдъ Шкуро, вышедшаго изъ Дебальцева въ тылъ краснымъ и прошедшаго по тыламъ до Азовскаго моря, возстановилъ положеніе. Въ концѣ апрѣля положеніе тамъ опять оказалось весьма тяжелымъ. Войска выдыхались, и даже такіе начальники, какъ ген. Кутеповъ и Врангель теряли вѣру въ возможность удержаться. 4-го мая противникъ повелъ рѣшительное наступленіе и опять былъ отбитъ контръ-наступленіемъ. Въ теченіе этихъ мѣсяцевъ и на другихъ участкахъ противникъ переходилъ въ наступленіе по линіи рѣки Донца, но доблестными атаками частей донцовъ подъ начальствомъ ген. Калинина и ген. Секретева и другихъ начальниковъ былъ отраженъ. Менѣе благополучно складывалось положеніе на Манычскомъ фронтѣ, X-я совѣтская армія, тѣсня наши слабыя части, къ серединѣ апрѣля уже овладѣла Великокняжеской, перешла Манычъ и Донъ у Богаевской и очутилась въ одномъ переходѣ къ юго-востоку отъ Новочеркасска, угрожая перерѣзать сообщеніе съ Кавказомъ. Пришлось ген. Деникину отвлечь часть силъ съ сѣвернаго фронта, составить большую группу преимущественно конную, состоящую изъ донцовъ, кубанцевъ, терцевъ съ генералами Шатиловымъ, Шкуро и Улагаемъ и перейти въ наступленіе для ликвидаціи наступленія большевиковъ. Общее начальствованіе этой группой принялъ на себя сначала самъ ген. Деникинъ, а затѣмъ ген. Врангель, выздоровѣвшій къ тому времени отъ сыпного тифа. 21-го апрѣля началось наступленіе, а съ 8 мая съ X арміей было покончено. Особенно важную роль сыгралъ ген. Улагай, вышедшій въ тылъ большевикамъ и послѣдовательно наносившій имъ рядъ пораженій. X совѣтская армія за время Манычской операціи потеряла плѣнными 15 тысячъ и 55 орудій. Остатки ея, совершенно разстроенныя, поспѣшно отступали на Царицынъ. Дѣйствующія здѣсь бѣлыя войска получили названіе «Кавказской Арміи», командующимъ коей назначенъ ген. Врангель. Войска бывшей Кавказской Добровольческой Арміи составили Добровольческую Армію, въ командованіе коей вступилъ ген. Май-Маевскій.

Въ началѣ мая на всемъ фронтѣ отъ Донца (лѣвый флангъ Донской Арміи) до Азовскаго моря въ станѣ большевиковъ наступилъ моральный переломъ. Огромныя потери, понесенныя въ бояхъ и въ большей степени отъ дезертирства, ослабили большевитскія арміи. Онѣ разбились о сопротивленіе Добровольцевъ и казаковъ, и въ рядахъ ихъ все болѣе, все глубже наростало паническое настроеніе. Появленіе впервые на этомъ фронтѣ англійскихъ танковъ произвело на большевиковъ большое впечатлѣніе и еще болѣе увеличило ихъ нервность. Въ тылу у большевиковъ было не лучше. 24 апрѣля поднялъ возстаніе противъ совѣтовъ атаманъ Григорьевъ и, находя живой откликъ въ населеніи, вскорѣ занялъ Елисаветградъ, Знаменку, Александрію, подходилъ къ Екатеринославу. Для борьбы съ нимъ направлены были резервы совѣтскаго Южнаго фронта... Наростало столкновеніе между совѣтской властью и Махно, отражавшееся на положеніи Пріазовскаго фронта... Украина кишѣла повстанческими отрядами, во главѣ которыхъ стояли многочисленные атаманы, не признававшіе никакой власти, гулявшіе по тыламъ, разстраивавшіе сообщенія, осаждавшіе не разъ и самый Кіевъ. Московскія «Извѣстія» констатировали вообще во всей прифронтовой полосѣ цѣлый рядъ «контръ-революціонныхъ вспышекъ», въ которыхъ принимали вооруженное участіе «не только кулаки и черносотенцы, но и нѣкоторыя группы обманутыхъ середняковъ и бѣдняковъ». Причины этого явленія оффиціозъ видѣлъ въ безчинствахъ совѣтскихъ войскъ, въ тяжести поборовъ и разверстокъ и въ «самодурствѣ опьяненныхъ властью помпадуровъ...».

Большевитскія арміи явно и быстро разлагались. Начало мая было рѣзкимъ поворотнымъ моментомъ въ судьбахъ Вооруженныхъ силъ Юга. Фронтъ большевитскій дрогнулъ, и всѣ наши арміи — отъ Каспійскаго моря до Донца и отъ Донца до Чернаго моря — были двинуты въ рѣшительное наступленіе.

Обращаютъ на себя вниманіе тѣ факторы, которые разложили сначала тылъ, а потомъ и фронтъ совѣтской Арміи. Они остались на мѣстѣ; при движеніи Бѣлой Арміи на сѣверъ они очутились въ тылу уже у нея и сыграли ту же роковую роль, но въ станѣ бѣлыхъ. Впослѣдствіи въ 1920-1921 годахъ большевики ликвидируютъ ихъ жестокими мѣрами террора, на что не поднялась рука бѣлыхъ. Быть можетъ, въ этомъ и заключалась драма Деникина въ концѣ 1919 года.

V.

Съ мая 1919 года развилось широко наступленіе Армій Юга вслѣдъ отступающихъ армій большевиковъ. Это наступленіе велось слишкомъ широко, имѣя цѣлью прикончить отступавшія эксцентрически арміи красныхъ и очищеніе захваченныхъ иногда и не въ связи съ общимъ планомъ раіоновъ, какъ напр., Екатеринослава, взятаго ген. Шкуро безъ приказа; и чтобы связаться съ наступавшей польской арміей, чтó втянуло Деникина во взятіе Кіева, послѣ чего поляки заключили тайное перемиріе съ большевиками, а фронтъ остался растянутымъ; и обезпеченіе тыла въ сторону Астрахани и Одессы. 10 іюня Добровольческая Армія взяла Бѣлгородъ, 11-го — Харьковъ. Правѣе ея съ большимъ порывомъ двигалась Донская Армія, направляясь на Воронежъ, гдѣ была занята ст. Лиски, а правымъ флангомъ содѣйствуя ген. Врангелю, который 16 іюня, послѣ двукратной атаки, взялъ Царицынъ, а послѣ и Камышинъ. Силы бѣлыхъ все увеличивались, дойдя съ 64 до 130 тысячъ. Въ концѣ іюня былъ отданъ знаменитый приказъ генерала Деникина: «На Москву!» Побѣдоносное шествіе бѣлыхъ, однако, было временно пріостановлено въ центрѣ переходомъ въ наступленіе, въ началѣ августа, красныхъ подъ начальствомъ ген. Селивачева для взятія Харькова. Генералъ Селивачевъ, будучи идейно преданъ бѣлымъ, все сдѣлалъ, чтобы подвести свою армію подъ пораженіе, чтó и совершилось. Но на правомъ флангѣ другая группа красныхъ сильно потѣснила ген. Врангеля, которому пришлось отдать Камышинъ и съ трудомъ удержать Царицынъ. Въ это время лѣвый флангъ Арміи продолжалъ наступленіе. 17-го августа войска ген. Бредова заняли Кіевъ. Въ ночь на 10-е дессантъ въ 340 человѣкъ, при помощи возставшихъ офицерскихъ организацій, занялъ Одессу.

7 сентября ген. Кутеповымъ былъ взятъ Курскъ, 30-го Орелъ. 17 сентября ген. Шкуро взялъ Воронежъ. Къ началу октября, времени наибольшаго успѣха арміи Юга, фронтъ его проходилъ (схема № 3) отъ Астрахани, не захватывая ея, Царицынъ и часть лѣваго берега Волги у Царицына, далѣе по р. Хоперъ, затѣмъ на Лиски, Воронежъ, Елецъ, сѣвернѣе Орла, Черниговъ, Кіевъ и у Житомира соединялся съ фронтомъ поляковъ. Все огромное пространство къ югу отъ этой линіи было очищено отъ совѣтскихъ войскъ, но представляло собою далеко не мирную страну, гдѣ не только Петлюра, Махно и всякаго рода атаманы и батьки, зеленые въ Черноморьѣ, горцы на Сѣверномъ Кавказѣ отвлекали вниманіе и силы командованія...

Октябрь мѣсяцъ переломъ. Собравъ всѣ силы, красные наносятъ ударъ силами въ 50-60 тысячъ въ охватъ Добровольческой Арміи Май-Маевскаго, двумя группами въ направленіяхъ: 1) Бахмачъ-Харьковъ и 2) Купянскъ-Харьковъ, послѣдній въ стыкѣ съ Донской арміей. Здѣсь ген. Май-Маевскій имѣлъ всего 20 тысячъ бойцовъ, растянутыхъ по фронту въ 500 верстъ. Ударъ въ первомъ направленіи былъ отбитъ Добровольческой Арміей, а второй удался большевикамъ. Большой конный отрядъ ген. Врангеля, собранный изъ Донцовъ и Кубанцевъ для ликвидаціи прорыва Буденнаго, оказался небоеспособнымъ. Вся армія начала отходъ сначала медленно, а потомъ все ускоряющійся по тремъ направленіямъ: на Донъ (Добровольческая Армія, Донская и Кавказская), въ Таврію (Корпусъ Слащева) и Новороссію (Корпусъ Бредова). Еще много и много подвиговъ въ тягчайшей обстановкѣ отхода при непрерывномъ преслѣдованіи конницей красныхъ, было совершено Арміей. Еще разъ блеснула надежда на полный переломъ въ пользу бѣлыхъ при закрѣпленіи фронта на линіи нижняго Дона. А затѣмъ опять отходъ, Новороссійская трагедія и переходъ арміи почти безъ матеріальной части и лошадей въ Крымъ, а ген. Бредова въ Польшу изъ Одессы.

Каковы причины рѣзкаго перелома? Ихъ много и вмѣстѣ съ тѣмъ одна. Каждый по своему взгляду можетъ найти таковую. И стратегическая разброска войскъ и возстанія въ тылу, и неустройство тыла, и грабежи, и насилія, и отсутствіе нужныхъ для народа лозунговъ борьбы, и тренія въ правыхъ и лѣвыхъ кругахъ въ Особомъ Совѣщаніи, что приводило къ замедленію выхода законовъ, въ томъ числѣ такихъ важныхъ, какъ земельный и административный и дѣлало ихъ неудовлетворяющими никого; и отсутствіе твердой, сильной власти, достойныхъ агентовъ власти большихъ и малыхъ; и неналаженность аппарата по производстзу набора мобилизованныхъ, и отказъ Кубани отъ борьбы въ критическій моментъ, тренія съ казачьими правительствами и даже командованіемъ и еще, и еще...

Позволю и я высказать свой взглядъ. Въ 1919 году и еще нѣсколько лѣтъ позже, еще не была изжита революція въ толщѣ русскаго народа. Ее можно было осѣдлать въ это время, только идя съ нею по пути, отказавшись отъ идеи Русской государственности и элементарныхъ человѣческихъ правъ. Это сдѣлали большевики, но не могли, да и не должны были дѣлать бѣлые. Наполеонъ въ 1794 году уже генералъ, овѣянный славой перваго итальянскаго похода, на пятый годъ французской резолюціи ходилъ по Парижу, ища себѣ какой-нибудь работы. И только въ 1801 году сталъ консуломъ, а въ 1804 году, на пятнадцатомъ году революціи, императоромъ.

Неизжитость революціи народными массами опредѣлила неуспѣхъ Деникина въ 1919 году.

VI. Крымскій періодъ.
(Схема № 4).

Крымскій періодъ начался съ ухода ген. Деникина и назначенія имъ своимъ замѣстителемъ ген. Врангеля. Уходъ ген. Деникина произошелъ въ силу ощущенія имъ потери довѣрія и духовной связи со своими соратниками. Въ этомъ была и доля правды, но еще больше преувеличенія, потому что и до сихъ поръ имя Деникина связывается съ чувствомъ глубокаго уваженія къ нему, какъ къ прямому, честному и чистому патріоту, безкорыстно, съ полнымъ самоотверженіемъ и огромнымъ гражданскимъ и военнымъ мужествомъ ведшимъ свое дѣло спасенія Родины такъ, какъ это онъ понималъ. А его блестящія военныя операціи, тамъ, гдѣ онъ лично руководилъ ими, особенно въ тактическомъ отношеніи, всегда останутся въ памяти участниковъ ихъ. Короткій приказъ отъ 22 марта 1920 года: §1) Генералъ-Лейтенантъ Баронъ Врангель назначается Главнокомандующимъ вооруженными силами на Югѣ Россіи. §2) Всѣмъ честно шедшимъ за мною въ тяжелой борьбѣ низкій поклонъ. Господи, дай побѣду Арміи, спаси Россію. Ген. Лейт. Деникинъ.», — составилъ новую эпоху.

Ген. Врангель получилъ тяжелое наслѣдство. На маленькомъ клочкѣ земли, бѣдномъ мѣстными средствами, сосредоточилось и гражданское населеніе, значительно увеличившее число постоянныхъ жителей Крыма и остатки Арміи безъ обозовъ, матеріальной части, лошадей, съ настроеніями, на которыя, естественно, положило тяжелый отпечатокъ только что пережитое пораженіе и безпорядочная эвакуація черезъ Новороссійскъ. При этомъ на Армію обрушился ультиматумъ англичанъ, которые потребовали прекращенія борьбы съ большевиками подъ угрозой прекращенія оказанія помощи Арміи Юга.

Ген. Врангель съ первыхъ же дней и въ очень короткое время повелъ кипучую дѣятельность по всѣмъ отраслямъ гражданскаго, военнаго управленія и въ сношеніяхъ съ союзниками. Трудно въ короткихъ словахъ перечислить всѣ эти мѣры. Прежде всего ген. Врангель въ своемъ лицѣ дѣйствительно осуществилъ диктатуру и для этого онъ имѣлъ всѣ личныя свойства, со своей большой волей, талантомъ, широкими взглядими и знаніями и умѣніемъ подбирать себѣ помощниковъ, а всѣхъ подчиненныхъ заставлять себѣ повиноваться.

Общая идея выражалась просто: «Съ кѣмъ хочешь, но за Россію — вотъ мой лозунгъ», этимъ же опредѣлялся вопросъ и объ оріентаціи.

Наиболѣе трудные вопросы земельный и гражданскаго управленія были твердо и быстро разрѣшены. Участники крымской эпопеи помнятъ расклеенный уже въ концѣ мая, а въ дальнѣйшемъ по мѣрѣ продвиженія арміи на сѣверъ приказъ «О Землѣ» отъ 25 мая, сущность котораго сводидилась къ тому, что вся земля, годная къ обработкѣ, передавалась въ вѣчную и нераздѣльную собственность хозяина. Крупное землевладѣніе уничтожалось, прежніе владѣльцы получали отъ новыхъ плату при посредничествѣ власти. Предѣльную норму землевладѣнія устанавливала волость, привлеченная къ активной дѣятельности въ этой реформѣ. Приказъ этотъ былъ встрѣченъ съ большимъ удовлетвореніемъ крестьянскими массами и сталъ приводиться въ исполненіе. 15 іюля было проведено «Временное положеніе о волостныхъ земскихъ учрежденіяхъ» на началахъ широкаго самоуправленія. Въ такомъ же духѣ были удовлетворены и рабочіе. Высшее управленіе при Главнокомандующемъ было радикально упрощено, въ работѣ приняли участіе такія лица какъ Кривошеинъ, Глинка, Нератовъ, Струве. Выполненіе этихъ законовъ не отставало отъ развивающихся событій и не вносило противорѣчій съ военнымъ управленіемъ придачей командирамъ корпусовъ органовъ гражданскаго управленія по всѣмъ отраслямъ. Въ военномъ отношеніи проведены такія же рѣшительныя мѣры по организаціи и оздоровленію Арміи. Помимо общаго переименованія въ «Русскую Армію, сведеніемъ въ корпуса: 1-й генерала Кутепова изъ частей Корниловцевъ, Марковцевъ, Дроздовцевъ и Алексѣевцевъ, 2-й ген. Слащева изъ 13 и 34 дивизій и Донской — ген. Абрамова, уничтожены были многочисленныя мелкія части. Учрежденіе военнно-судныхъ комиссій и вліянія прокурорскаго надзора на военно-полевые суды, вмѣстѣ съ твердымъ проведеніемъ въ жизнь началъ дисциплины командирами корпусовъ, положили предѣлъ разнузданности, своеволію и обидамъ мѣстныхъ жителей. Будирующіе генералы уѣхали. Командующимъ флотомъ назначенъ энергичный адмиралъ Саблинъ. Работа закипѣла, наступило успокоеніе, влилась бодрость.

Въ дипломатическомъ отношеніи ген. Врангель также проявилъ незаурядный талантъ. Вредную для Россіи политику лорда Керзона онъ нейтрализовалъ, использовавъ французскую, приведшую не только къ признанію правительства ген. Врангеля «де факто», но и къ оказанію ими матеріальной помощи. Печальный опытъ своего предшественника ген. Врангель использовалъ.

Военныя операціи. Первая операція была произведена для овладѣнія и обезпеченія выходовъ изъ Крымскаго полуострова. 31 марта для демонстраціи Алексѣевцы высадились и послѣ нѣкоторой неудачи остановились у Ефремовки. 8 апрѣля занятъ Геническъ. 2 апрѣля высадились Дроздовцы въ Хорлахъ и произвели свой удивительный походъ изъ Хорловъ къ Перекопу, окруженные со всѣхъ сторонъ противникомъ, а правофланговая колонна Крымскаго корпуса подъ начальствомъ храбраго Ангуладзе двинулась вдоль желѣзной дороги, перейдя Чонгарскій перешеекъ заняла Сальково. Въ это время большевики вели усиленныя атаки на Перекопъ, отбитыя ген. Слащевымъ при поддержкѣ Марковцевъ.

Операція была выполнена и генералъ Врангель убѣдился, что духъ войскъ остался столь же высокимъ. Кадры сохранились.

Въ это время было получено извѣстіе, что поляки перешли въ наступленіе противъ большевиковъ. Это значительно облегчило положеніе Крыма и сулило удачу для выполненія слѣдующей операціи — выхода изъ голоднаго полуострова и овладѣнія хлѣбнымъ раіономъ Сѣверной Тавріи. Противникъ въ видѣ VIII Арміи насчитывалъ всего 18-30 тысячъ противъ 25 тысячъ Русской Арміи. У противника было преимущество въ конницѣ и возможность подвоза большихъ подкрѣпленій, у Русской Арміи конныя по названію части за отсутствіемъ лошадей въ большинствѣ были пѣшими. Операція началась 24-25 мая четырьмя корпусами съ задачами:

1) 2-му Корпусу ген. Слащева — 13 и 34 дивизіи и Терско-Астраханская бригада, высадившись дессантомъ въ раіонѣ Кирилловка-Горѣлое, прервать линію желѣзной дороги Сальково-Мелитополь.

2) Сводному Корпусу ген. Писарева — Кубанская дивизія и 3-я Конная дивизія наступать отъ Сальково на сѣверъ.

3) 1-му Корпусу ген. Кутепова — Корниловская, Марковская и Дроздовская дивизіи. 1-я Кавалерійская и 2-я Конная атаковать противника на Перекопѣ, разбить и совмѣстно съ ген. Писаревымъ отбросить его за Днѣпръ.

4) Донскому Корпусу ген. Абрамова — 2-я, 3-я донскія дивизіи и Гвардейская бригада составить резервъ Главнокомандующаго у Джанкоя.

Эта операція, постепенно разростаясь, захватывая обширные раіоны при непрерывномъ маневрированіи дивизій Русской Арміи и постоянными контръ-наступленіями прибывающихъ значительныхъ силъ большевиковъ, не на шутку испугавшихся вылазки воскресшей бѣлой Арміи, завершилась удивительно красивымъ эпизодомъ окруженія пѣхотой съ небольшими частями конницы, коннаго корпуса Жлобы, насчитывавшаго до 7.000 сабель съ небольшими пѣхотными частями. Бой этотъ поражаетъ какъ подготовкой, такъ и выполненіемъ. 19 іюня войска Врангеля заняли исходное положеніе. На разсвѣтѣ 20-го въ точно указанное генераломъ Врангелемъ время началось окруженіе и къ полудню все было кончено. За одинъ этотъ бой была взята вся артиллерія Жлобы свыше 40 орудій, до 200 пулеметовъ, до 2000 плѣнныхъ и 3000 коней. А всего за весь періодъ взято свыше 19 тысячъ плѣнныхъ, 90 орудій, много пулеметовъ и, что особенно было важно, много лошадей. Конныя части стали дѣйствительно конными.

Фронтъ Русской Арміи вышелъ на линію Бердянска, Б. Токмака и по Днѣпру отъ Михайловки и до устья. Богатый хлѣбными запасами еще прошлогодняго урожая и созрѣваемаго новаго раіонъ давалъ возможность не только прокормить Крымъ, но и вывозить за границу.

Я перестаю описывать дальнѣйшія дѣйствія въ Крыму Русской Арміи. Для этого надо передать цѣлый второй томъ записокъ генерала Врангеля. Еще много боевъ жестокихъ, въ громадномъ большинствѣ наносившихъ сильныя пораженія краснымъ, вела Армія подъ руководствомъ цѣлой плеяды блестящихъ начальниковъ. Армія доходила до Синельникова на сѣверѣ, каменоугольнаго раіона на сѣверо-востокѣ. Поиски новой базы, живой силы привели къ дессанту на Кубань, который подходилъ на 40 верстъ къ Екатеринодару. Каховка стоила неисчислимыхъ жертвъ. Союзники то помогали, то отворачивались отъ Русской Арміи. Но дѣло не въ этомъ. Участь Арміи была рѣшена, когда поляки, разбивъ большевиковъ въ августѣ 1920 года перестали съ ними драться и Красный Кремль объявилъ лозунгъ «Всѣ на Врангеля». Это хорошо понималъ Врангель, ибо онъ видѣлъ какихъ усилій стоило ему бороться съ одной сначала, а потомъ съ тремя совѣтскими арміями. Противостоять же всей Красной Арміи онъ, конечно, не могъ.

Еще при обсужденіи кандидатуры ген. Врангеля для назначенія его замѣстителемъ ген. Деникина на историческомъ совѣщаніи старшихъ начальниковъ 22 марта, ген. Врангель заставилъ участниковъ совѣщанія подписаться вмѣстѣ съ нимъ подъ актомъ, въ которомъ говорилось о необходимости подготовить у союзниковъ почву для возможной эвакуаціи. Послѣ же отхода поляковъ отъ борьбы съ большевиками Врангель сталъ подъ всякими предлогами задерживать въ портахъ Крыма суда, даже иностранные. Такова способность талантливыхъ людей — предвидѣть будущее, дающаяся немногимъ. Сама эвакуація какъ по размѣрамъ, такъ и по блестящей техникѣ выполненія является безпримѣрной въ исторіи. 130 тысячъ человѣкъ на утлыхъ судахъ неожиданно появились въ водахъ Босфора. А затѣмъ — Галлиполи, Лемносъ, Константинополь, разсѣяніе сначала по славянскимъ странамъ, а потомъ и по всему земному шару.

VII. Галлиполи.

Я хочу остановиться нѣсколько на Галлиполи, десятилѣтняя годовщина котораго исполняется 22-го сего ноября. Говорить о Галлиполи и не говорить о творцѣ его ген. Кутеповѣ нельзя, и я приведу выдержки изъ его приказовъ, обозначаюшихъ задачи Галлиполи. «Всѣмъ надлежитъ помнить, что мы являемся единственнымъ кадромъ будущей Русской Арміи»... «Вновь напоминаю, что мы являемся послѣднимъ и единственнымъ кадромъ Русской Арміи, и мы должны напряженно и неустанно готовиться съ честью выполнить свое назначеніе»... «Каждая войсковая часть будетъ крѣпка лишь тогда, когда она дисциплинирована, воински воспитана и обучена. Только такая часть можетъ противостоять всякимъ испытаніямъ и, явившись въ Россію, дѣйствительно послужить надежнымъ и примѣрнымъ кадромъ при будущемъ развертываніи Русской Арміи»... «Нашъ долгъ передъ Родиной обязываетъ насъ быть сплоченными, дисциплинированными и обученными».

Уже послѣ Галлиполи въ частной бесѣдѣ ген. Кутеповъ говорилъ: «Когда корпусъ прибылъ въ Галлиполи и я увидѣлъ людей, доведенныхъ до отчаянія, угнетенныхъ потерей Родины, съ неизвѣстностью впереди, вотъ-вотъ готовыхъ на все въ припадкѣ отчаянія, массу въ 30 тысячъ человѣкъ, среди которыхъ были и люди незнакомые, случайно попавшіе въ корпусъ, были и развращенные темными сторонами Гражданской войны, я не зналъ какой режимъ примѣнить. Я ожидалъ всего самаго худшаго, до бунта включительно. И я рѣшилъ примѣнить военный режимъ въ строгомъ его видѣ, каковой я примѣнялъ, будучи начальникомъ учебной команды Л.-Гв. Преображенскаго полка. И вы видите, какъ все вышло хорошо». Да, хорошо вышло. Галлиполійцы знаютъ, какъ въ короткое время вновь возродилась Армія, воскресъ духъ, а спайка Галлиполи пережила его и жива до сихъ поръ. Въ этомъ значеніе Галлиполи, какъ сохраненія и укрѣпленія кадровъ и какъ метода возстановленія ихъ въ обстановкѣ внѣ боя. Бывшій начальникъ учебной команды, а въ Галлиполи уже вождь крупнаго масштаба, понялъ магическое дѣйствіе прекрасныхъ нашихъ Уставовъ Внутренней службы Гарнизоннаго и Дисциплинарнаго, прекрасныхъ уже хотя бы потому, что они почти цѣликомъ дѣйствуютъ въ Красной Арміи съ замѣной лишь ненавистныхъ понятій о Вѣрѣ, Престолѣ и Отечествѣ, нелѣпыми и чуждыми русскому духу словами.

VIII. Заключеніе.

Все о чемъ изложено выше, будя Ваши личныя воспоминанія, не есть пока достояніе исторіи, ибо Бѣлое Дѣло продолжается. Бѣлое движеніе закончится лишь тогда, когда не будетъ въ Россіи власти большевиковъ. И каждый кто несетъ въ себѣ вѣру въ воскресеніе Россіи, ненависть къ большевикамъ, какъ поработителямъ Родины, осквернителямъ всѣхъ ея святынь, расхитителямъ ея духовныхъ и матеріальныхъ сокровищъ, — есть воинъ Бѣлаго движенія, будь то эмигрантъ или житель подъяремной Совдепіи. Что же измѣнилось за послѣднія десять лѣтъ? И опять-таки — и ничего и многое. Ничего, потому что большевики еще правятъ Россіей. Много, ибо подходитъ то время, если уже не наступило, когда Русскій народъ готовъ будетъ возстать противъ ненавистной ему власти. И насколько рѣзко будетъ отличаться обстановка, въ которую попадетъ горсть рыцарей Бѣлаго дѣла, численности хотя бы такой, какъ въ памятный день перваго Кубанскаго похода, — отъ таковой же обстановки въ 1918 году. Не ненависть или равнодушіе народныхъ массъ, погубившее дѣло Деникина и Врангеля въ Россіи, встрѣтитъ она, а содѣйствіе своей живой силой. И не партійныхъ лозунговъ потребуеть возставшій народъ, а дѣла, дѣйствія. И если тамъ, среди возставшихъ, будетъ изобиліе бойцовъ, то мы по примѣру многихъ уже бывшихъ возстаній, хотя бы и по происходящему сейчасъ на Дальнемъ востокѣ, знаемъ, что имъ не будетъ доставать организованности. Организацію дѣлаютъ кадры. Кадрами все время съ 1918 года была Добровольческая Армія. Кадры есть сейчасъ въ эмиграціи. Что такое кадры? Кадры есть извѣстное для выполненія данной задачи число людей, хорошо знающихъ свою спеціальность, могущихъ научить и заставить продуктивно работать поступающихъ къ нимъ, не знающихъ и не организованныхъ работниковъ. Въ военномъ дѣлѣ эти кадры должны быть крѣпко спаяны не только высокими знаніями своей профессіи и довѣріемъ другъ къ другу, но и общей идеей; должны быть готовыми служить и рядовымъ и выше до предѣла своихъ знаній и, наконецъ, обладать въ высшей степени духомъ дисциплины, т. е. способностью, доведенной до степени инстинкта, повелѣвать и подчиняться, поборовъ въ своей душѣ, губящее дисциплину, критиканство. Гдѣ же искать эти кадры? Конечно, прежде всего среди тѣхъ, у кого живы воспоминанія славныхъ дѣлъ, описанныхъ мною, а изъ нихъ, — кто въ эмиграціи сохранилъ и развилъ качества, требуемыя отъ кадровъ.

Сохранились строки, написанные къ близкимъ рукою генерала Алексѣева передъ выходомъ въ 1-й Кубанскій походъ: «...Мы уходимъ въ степи. Можемъ вернуться только, если будетъ милость Божія. Но нужно зажечь свѣточь, чтобы была хотя одна свѣтлая точка среди охватившей Россію тьмы».

Впослѣдствіи, въ теченіе 1918, 1919 и 1920 г.г. пламя отъ этого свѣточа, разгораясь, озаряло то большее пространство Россіи, своими зарницами достигая Москвы и Петербурга, то меньшее и меньшее, и затѣмъ бережной рукой вождей перенесено въ изгнаніе и хранится въ сердцѣ каждаго стараго добровольца. Искры его остались на Родной Землѣ и имъ суждено быть тѣмъ источникомъ пламени, который рано или поздно ровнымъ, спокойнымъ свѣтомъ зальетъ всю Россію...

Источникъ: «Основаніе и путь Добровольческой Арміи (1917-1930)». Докладъ ген.-маіора Зинкевича по случаю годовщины Основанія Добровольческой Арміи и 10-й годовщины Галлиполи. — Софія: Печатница «Древна България» [Типографія газеты «Голосъ»], 1930. — 37 с.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.